Мейерхольд Всеволод Эмильевич

1874 год
-
1940 год

Россия (СССР)

Российский актёр, театральный режиссёр и педагог, разработавший свою систему подготовки актёров-виртуозов - «биомеханику».

«Мейерхольда звали Карл Казимир Теодор. Он был родом из обрусевшей семьи онемеченных евреев-лютеран. В сознательном возрасте Мейерхольд принял православие и имя Всеволод, в честь обожаемого писателя Всеволода Гаршина. Мейерхольд был в числе основателей Московского Художественного театра и в спектакле «Чайка» 1898 года играл главную роль, Константина Треплёва. За актёрское мастерство, учась у Немировича-Данченко, он получил пять с плюсом. Далее Мейерхольд начал самостоятельную режиссёрскую жизнь, общаясь с лучшими людьми своего времени – с Чеховым, Блоком, Комиссаржевской.
Наконец, дирекция Императорских театров, заинтересованная громкой славой искателя, пригласила его на работу. Для режиссёра это был предел возможного. Мейерхольд ставил роскошные спектакли в Мариинском и Александрийском театрах, тратя невозбранно колоссальные суммы.
Я уж о художественной стороне не говорю – десятки томов про это написано ещё при жизни режиссёра. Мне совершенно безразлично, кем был Мейерхольд по крови – хоть еврей, хоть эфиоп, – он был гений театра.
Но позвольте заметить, что ни прямого, ни даже косвенного отношения к  еврейской культуре он не имел.
И что такого Мейерхольду дала Советская власть – ему, режиссёру заката империи! – ободранный театрик, пытки в подвале НКВД и пулю в конце поруганной жизни? В любой вменяемой стране он получил бы долю послаще».

Москвина Т.В., Питание по крови / Люблю и ненавижу, СПб, «Амфора», 2005 г., с. 294-295.

 

«В прессе, как очевидно, с высочайшего позволения, стали писать о народности искусства МХАТа и его корифеев. Появилась поразительная статья с вчера ещё неслыханным заголовком «МХАТ - национальный русский театр», которую опубликовал Вс. В. Иванов. Этот известный писатель полемизировал с теми, кто «до последнего времени... «стыдился» говорить о национальном характере спектакля, как и вообще о национальной форме в русском искусстве». Разные оценки, да и сами судьбы МХАТа и ТИМа, в известной мере плод исторической случайности, следствие личных пристрастий стоящего во главе государства диктатора. Приди тогда к власти
Л.Д. Троцкий, а его фаворитом был Мейерхольд («неистовый Всеволод», как поощрительно нарёк его Лев Давидович), и скорее всего ТИМ оказался бы провозглашённым вершиной театрального искусства, а Художественный театр подвергся разгрому, и Станиславскому вряд ли бы дали помереть в своей постели. Сталин же покровительствовал МХАТу...»

Любомудров М.Н., Противостояние. Театр, век XX: традиции – авангард, М., «Молодая гвардия», 1991 г., с. 145.

 

В середине 30-х годов XX века в советской прессе его начали обвинять за формализм. В 1939 году был арестован органами НКВД, в 1940 году - расстрелян. Вскоре, при загадочных обстоятельствах, была убита и его жена – Зинаида Райх.

 

К.С. Станиславский всю жизнь упорно строил свою «… систему на запоминании внутренних движений души и эмоций образа и создании под их влиянием внешних характерных черт. Мейерхольд, как мы знаем, шёл противоположным путём.

Станиславский, тщетно просидевший на своих идеях почти до самой смерти, в конце-концов, пришёл, под влиянием идей биомеханики, к своему «методу физических действий». Он понял, что область человеческой психики, души, чувств весьма трудно поддаётся контролю и запоминанию: «В области физических действий мы более «у себя дома», чем в области неуловимых чувств. Мы там лучше ориентируемся, мы там находчивее, уверенней, чем в области трудно уловимых и фиксируемых внутренних элементов».

С другой стороны, и Мейерхольд вынужден был отказаться от идеи возбуждения тончайших эмоций при помощи физических упражнений. И тот, и другой шли от неверных предпосылок: Станиславский, имея в труппе несколько гениальных актеров, захотел при помощи своей системы превратить середняков, по крайней мере, в выдающихся; Мейерхольд же, имея в театре середняков и просто мало одарённых, думал при помощи биомеханики быстро и эффективно подтянуть их до уровня высокочувствительных и натренированных «механических кукол», которыми он бы управлял в своих опусах. Ни тот, ни другой не создали своими системами великих актеров. И тот, и другой добились, в лучшем случае, воспитания крепких середняков. Великие не нуждались вообще ни в какой системе. У каждого из них существовала своя система, не пригодная к «общеупотреблению», как все гениальное. Истину выразил Л. Свердлин, преподававший биомеханику в театре имени Вахтангова:

«Многое зависит от индивидуальности актера. Одному помогают физические моменты, другому - психологические. Нашу систему часто противопоставляют мхатовской. Это неверно. В психологии Джеймса говорится, что, хорошо улыбнувшись, человек может и внутренне развеселиться... Можно начинать работу над ролью с психологических моментов, которые подскажут нужное физическое положение. Можно с физических... которые помогут найти верную внутреннюю жизнь».

Прав был Мейерхольд, сказав однажды, что они строят один и тот же туннель только с разных сторон. Перед самой смертью Станиславский записал: «Я ему систему, а он мне биомеханику».

Арье Элкана, Карл-Казимир-Теодор-Всеволод Мейерхольд: исследование жизни и творчества, М., 2006 г., с. 459-460.

 

На дверях служебного кабинета В.Э. Мейерхольда была табличка: «Мастер». «Это звание он считал наиболее почётным. Короткое слово «мастер» звучало у него весомо, вместительно. Тут и насмешливый вызов сторонникам стихийной интуиции, упователям на вдохновение, якобы снисходящее на художника свыше (сиди и жди, когда снизойдет...). Тут и пафос, отточенного профессионального умения, гордость рабочего человека, которого слушаются инструменты и материал».

Товстоногов Г.А., Зеркало сцены, Книга 2, Л., «Искусство», 1980 г., с. 33-34.

 

Учитель: К.С. Станиславский

Новости
Случайная цитата
  • Гипотеза Макса Нордау: гений – как возможный новый вид…
    «Гений способен развиваться. Он есть первое появление в индивиде новых функций и, без сомнения, также новых или измененных тканей мозга, предназначенных может быть для того, чтобы сделаться потом типичными для целого вида». Гений отличается от обычного человека так же, как музыкальное произведение в исполнении профессионального пианиста отличается от сыгранного механическим инструментом. «У массового человека мозговые центры похожи на механическую музыкальную шкатулку, они играют только те пье...