Винер Норберт

1894 год
-
1964 год

США

Американский математик, один из основоположников кибернетики (первое издание одноимённой книги произошло в 1948 году, хотя сам термин «кибернетика» до него использовали ещё Платон и Ампер).

 

Домашним образованием Норберта занимался отец Лео Винер – последователь идей и переводчик Л.Н. Толстого, а также методики воспитания гения пастора Карла Витте-старшего.  

В возрасте трёх лет Норберт умел читать и писать, а в семь лет читал Дарвина и Данте. В одиннадцать лет он окончил среднюю школу, в 17 лет стал магистром искусств, в 18 – доктором философии по специальности «математическая логика».

Норберт Винер, работая «…с инженерами, врачами, биологами, он осознал глубокое внутреннее единство многих задач, возникающих в разных областях. Оказалось, что многие изучаемые процессы или проектируемые системы описываются одними и теми же математическими моделями и предполагают сходные пути решения поставленных задач. Более того, во множестве случаев управляемую или изучаемую систему можно рассматривать как «чёрный ящик», который в ответ на данные воздействия дает вполне определённые реакции, независимо от того, что находится внутри этого «ящика». Двигаясь по пути, намеченному Н. Винером, удалось ввести очень важное и для теории управления, и для других областей знания понятие обратной связи, построить концептуальные и математические модели».

Малинецкий Г.Г., Чтобы сказку сделать былью… Высокие технологии – путь России, М., «Либроком», 2012 г., с. 13.

 

«Информация есть информация, а не материя и не энергия».

Норберт Винер,  Кибернетика, М., 1968 г.,  «Наука», с. 201.

 

А. Розенблют и Н. Винер – авторы известной научной метафоры: «Лучшая материальная модель кошки будет иная кошка, однако предпочтительнее, чтобы это была именно эта же самая кошка…»

Rosenblueth A., Wiener N. The Role of Models in Science. Philosophy of science, 1945, volume 12, N 4.

 

«Обычно профессор Винер приходил в аудиторию без каких-либо записей и конспектов лекций. Сначала он шумно и энергично сморкался, потом поворачивался к доске, даже не собираясь объявлять тему, и начинал что-то писать мелом. «Хотя я обычно сидел в первом ряду, мне было трудно разобрать, что он пишет, - рассказывал много лет спустя китайский физик К. Джен, обучавшийся у Винера в Массачусетсском технологическом институте. - Большинство других студентов не видели вообще ничего». Упорно исписывая мелом доску, лектор бормотал себе под нос какие-то слова, содержащие оценку написанного, например: «Ну, это определение совершенно не верно». А затем быстро-быстро стирал всё, что успел написать, и начинал заново. Наконец студенты могли расслышать, как он говорит: «Пока это, похоже, правильно». Только все брались за ручки, чтобы что-нибудь записать, как вдруг профессор снова всё стирал и начинал писать сначала. Так продолжалось всю лекцию, а когда звенел звонок, он, не прощаясь и даже не взглянув на своих слушателей, удалялся из аудитории. При такой склонности к чудачествам Винер был достаточно тщеславен и высокомерен. Единственное, что спасало его от насмешек, - потрясающая ироничность.

Легенда гласит, будто именно ему принадлежат такие фразы: «Профессор- это человек, который может говорить на любую тему примерно минут пятьдесят». Или: «Лучшей материальной моделью кошки является другая, а желательно та же самая кошка»; «Информация - это информация, а не материя и не энергия».

Учёный был человеком принципиальным и даже упрямым. Однажды утром один из его студентов ехал по дороге в Нью-Гемпшир и увидел старенький автомобиль с проколотой шиной, стоявший на обочине. Рядом сидел какой-то человек и беспомощно глядел на всё это хозяйство. В незадачливом водителе студент узнал самого Винера. Когда молодой человек остановился и попытался помочь, профессор первым делом проверил у него зачётку и согласился принять помощь, так как зачёт по математике уже был получен».

Скляренко В. М., Евминова С. П., Иовлева Т. В., Мирошникова В. В., 50 знаменитых чудаков, Харьков, «Фолио», 2007 г., с. 87 и 93.

 

«Мы плывём вверх по течению, борясь с огромным потоком дезорганизованности, который в соответствии со вторым законом термодинамики стремится всё свести к тепловой смерти – всеобщему равновесию и одинаковости. То, что Максвелл, Больцман и Гиббс в своих физических работах называли тепловой смертью, нашло своего двойника в этике Кьеркегора, утверждавшего, что мы живём в мире хаотической морали.
В этом мире наша первая обязанность состоит в том, чтобы устраивать произвольные островки порядка и системы».

Норберт Винер, Я – математик, М., «Наука», 1964 г.,  с. 311.
 

 

Норберт Винер получил искусствоведческое, математическое, логическое и философское образование. В разных странах и в разное время он прослушал университетские курсы у Давида Гильберта, Эдмунда ГуссерляБертрана Рассела и Джорджа Сантаяны.

Новости
Случайная цитата
  • Бог нас дурачит?
    «Идея, что лукавый Бог намеренно дурачит человечество, странным образом возродилась век спустя. Отец Жорж Леметр (1894-1966) был не только католическим священником, но ещё и весьма уважаемым физиком-теоретиком. Главной сферой его интересов была космология, и именно он первым явно оформил мысль о расширяющейся Вселенной, что впоследствии привело к возникновению теории Большого взрыва. Бельгиец Леметр начал преподавать в Университете Геттингена, где тогда учился Виктор Вайскопф, впоследствии – зна...