Розенблют Артуро

1900 год
-
1970 год

Мексиканский врач и физиолог, один из первых разработчиков кибернетики.

С 1930 года Артуро Розенблют начинает работать на основе гранта в Гарвардском университете (США), а позже продолжает работает в лаборатории американского физиолога Уолтера Кэннона.

«Кеннон считал его самым талантливым из своих сотрудников».

Ярошевский М.Г., Чеснокова С.А., Уолтер Кеннон, М., «Наука», 1976 г., с. 229.

 

«Результат сотрудничества Кеннона и Розенблюта - 12 статей и 2 книги по разным вопросам физиологии. Одна из них - «Автономные нейроэффекторные системы» - явилась итогом многолетнего изучения в Гарвардской лаборатории влияний вегетативных нервов на иннервируемые ими ткани, а также действия медиаторов симпатической и парасимпатической систем. Вторая книга «Повышение чувствительности денервированных структур» была издана уже после смерти Кеннона.
После смерти Кеннона Розенблют продолжал исследования механизмов проведения нервного импульса. Он исследовал соотношения химических и электрических процессов в нервах, гладких и скелетных мышцах. Широкое применение фармакологических препаратов позволило ему выявить интимные отношения между химическими медиаторами и рецептивными субстанциями, с которыми они соединяются.
Не прерывая экспериментов по упомянутым выше проблемам, а также по физиологии сердца, Розенблют в последующие годы стал уделять большое внимание изучению мозга. Он занимался исследованием деятельности различных мозговых структур, используя электроэнцефалографию, изучая поведенческие реакции, одновременно занимался невропатологией, психологией, вопросами философии. Перу Розенблюта принадлежит 150 статей. В год смерти Розенблюта (1970) вышла последняя монография учёного «Психика и мозг». Эта книга является оригинальным сочинением, в котором представлены физиологические основы некоторых психических процессов, а также даётся философская оценка новым данным о деятельности мозга. Однако все перечисленные физиологические работы Розенблюта не исчерпывают его научной деятельности. Еще в 30-40-х годах, будучи преподавателем физиологии в Гарвардской медицинской школе, Розенблют пришёл к убеждению, что в результате дифференциации и специализации отдельных наук наблюдается их разобщение и научные открытия будущего должны лежать на грани смежных дисциплин.
Розенблют организовал семинары, на которые наряду с физиологами привлекал физиков, инженеров, математиков. Семинары эти вскоре приобрели большую популярность.
В их проведении принимал также активное участие известный математик Норберт Винер.
Обычно темой для проведения семинара служила какая-либо экспериментальная работа или опубликованная статья. Развёртывалась горячая дискуссия, в ходе которой описываемый феномен получал теоретическое объяснение одновременно представителей физики, математики и философии.
Дискуссии проходили остро, живо и необычайно плодотворно. В недрах таких дискуссии и зародилась оценка функций организма и автоматических механизмов - машин с общих позиций с точки зрения теории управления. Так возникла кибернетика. Позже, продолжая разработку различных кибернетических схем, Винер подолгу работал в Мексике у Розенблюта. Они ставили совместные физиологические эксперименты, обсуждали результаты, и кибернетика крепчала и развивалась в статьях и книгах Винера при постоянной связи его с Розенблютом. Это сотрудничество, столь эффективное для физиологии и техники, были беспрецедентным в истории науки.
Чёткие связи прослеживаются между учением Кеннона о гомеостазисе с его обязательными представлениями о саморегуляции разных систем организма и научными идеями Розенблюта, приведшими его к кибернетике, нашедшей своё окончательное оформление в работах Н. Винера.
Рождённая на грани соприкосновения различных наук, кибернетика составила качественно новый базис для эффективного развития породивших ее дисциплин».

Ярошевский М.Г., Чеснокова С.А., Уолтер Кеннон, М., «Наука», 1976 г., с. 232-234. 

 

В конце 40-х- начале 50-х годов XX века мексиканский исследователь плодотворно сотрудничал с Норбертом Винером. В 1945 году этими учёными была опубликована работа, позже ставшая классической:  Роль моделей в науке / The Role of Models in Science.

 

«Некоторые свои взгляды на науку Артуро излагал во время необязательного научно-методического семинара, который он вёл в Гарвардской медицинской школе. Этот семинар посещали не только те, кто занимался медициной. На нем регулярно присутствовал Мануэль Байарта и ещё несколько преподавателей МТИ, включая меня; часто приходили и некоторые преподаватели Гарварда с кембриджской стороны). Естественно, что главным руководителем занятий был их организатор Артуро. Но если случалось так, что его место приходилось занять кому-нибудь другому, эта честь обычно выпадала мне.
Так в течение нескольких лет благодаря семинару складывалось наше сотрудничество, которое потом превратилось в тесное творческое содружество, длящееся уже двадцать лет.
Хотя семинар никогда не входил в официальную программу Гарвардской медицинской школы или какого-нибудь другого учебного заведения, многие его бывшие участники именно этому начинанию обязаны широким интересом к проблемам философии пауки и своеобразием подхода к научным исследованиям.
После того как Артуро оставил Гарвардскую медицинскую школу и переехал в Мексику, мы продолжали наш семинар, проводя его иногда вместе, а иногда отдельно, то в Мексике, то и МТИ.
В какой-то степени нам удалось сохранить атмосферу наших первых собраний, хотя мы и не могли долго поддерживать тот деятельный энтузиазм, который пылал в нас во времена, когда у каждого главные достижения были ещё впереди.
В последние годы семинар завоевал настолько прочную репутацию, что некоторые честолюбивые кропатели от науки начали делать попытки использовать в своих личных целях успехи, достигнутые усилиями всех.
В конечном итоге тема многочисленных бесед, которые мы вели с Розенблютом дома и на семинаре, сводилась к обсуждению возможностей применения в физиологии математики вообще и математической теории связи в частности. В результате этих разговоров возникли вполне реальные предпосылки для более тесной совместной работы, для которой, как мы надеялись, могли представиться какие-либо благоприятные возможности в будущем».

Норберт Винер, Я – математик, М., «Наука», 1964 г., с. 167.

Новости
Случайная цитата
  • Есть два главных взгляда на творческую эволюцию в какой-либо профессии
      А. Эволюция осуществляется за счёт усилий небольшого числа выдающихся, гениальных творцов искусства (художников, композиторов, поэтов, etc.). И даже если на эту эволюцию влияют какие-то факторы, «внешние» по отношению к деятельности выдающихся творцов, то по крайней мере выражается эволюция прежде всего в продуктах их деятельности. […] Б. Эволюцию искусства творят вовсе не отдельные гении или выдающиеся личности, - но огромное число создателей массовой художествен...