Михалков Никита Сергеевич

1945 год
-
наше время

Россия (СССР)

Российский актёр, кинорежиссёр, сценарист, продюсер и общественный деятель.

Начал сниматься в кино с 14 лет. Отец – С.В. Михалков, мать – Н.П. Кончаловская; старший брат – режиссёр А.С. Михалков-Кончаловский.

 

«... некоторые критики упрекали Никиту Михалкова в «снобизме» и «барстве». О причинах этих упрёков, наверное, лучше всего сказал сам Никита Сергеевич в интервью «Общей газете»: «Я не мог понять, за что меня не любят в классе, когда я честно признавался учительнице, что опоздал потому, что Рихтер играл до трёх часов ночи и не давал спать. Я не понимал, что в этом особенного. А у нас за столом такие имена витали, что мало не покажется: «Серёжа Рахманинов»,   «Паша Васильев», Велемир Хлебников,   по рассказам мамы, спал у нас на рояле, а Маяковского  бабушка спустила с лестницы, сказав, что отказывает ему в доме. Всё это казалось естественным».

Кучерена А.Г., 22 дела, изменившие Россию. Новейшая история глазами адвоката, М., «Эксмо», 2016 г., с. 56.

 

Вспоминает первая жена: «Когда мы поженились, он дрался со всеми. Если кто на меня посмотрит не так, он его сразу бил в рожу. Мы с ним всё время сидели в ментовке, а Сергей Владимирович, его папа, нас оттуда вызволял. Никита был такой драчун. Но вместе нам жить было тяжело, я маниакально хотела стать актрисой - это была моя суперцель. И он стремился к самореализации. Все были озабочены своей карьерой. Есть мало браков, которые сохраняются между крупными личностями, - один, два, не больше». 

Мельман А., Багира Вертинская (интервью с актрисой Анастасией Вертинской), еженедельник «Московский комсомолец в Питере» 2009 г., N 52, c. 26.

 

Н.С. Михалков: «Я считаю, что любое достойное произведение, будь то книга, кино или живопись, - зритель или читатель за них расплачивается своим вниманием. То есть самым дорогим, что есть. Чехов - он требует погружения, времени. Американское кино, которое тащит зрителя за уши и показывает ему это, это, это, на мой взгляд, такое кино химическое. Почему я не люблю длинные планы - потому что я люблю организовывать кадр изнутри, а не организовывать его в монтаже. Эйзенштейн убил кино! То есть не убил, а сделал его коммерческим. Эйзенштейн, придумав монтаж, совершил одно из самых невероятных открытий и в то же самое время злодеяний. Можно снять полное дерьмо, а великий монтажёр может из этого сделать всё что угодно! Сними это одним куском - и видно, что ты умеешь, что не умеешь, и зритель имеет возможность разглядеть, понять, достоверно это или нет, - тогда совсем другой класс. Это другого уровня доверие зрителю и ответственность перед ним».

Александр Минчин,  Никита Михалков / Двадцать интервью, М., «Изографус»; Эксмо-пресс», 2001 г., с. 152.

 

В 1987 году Н.С. Михалков организовал творческо-производственное объединение «ТриТэ», название которого является аббревиатурой  трёх слов: Творчество, Товарищество, Труд.

В фантастической повести, написанной в 1960 году, герои, обсуждая работу скульптора над памятником астронавтом, говорят: «Чёрт возьми, вы просчитались. Надо «три тэ». Труд, творчество, талант».

Альтов Г., Журавлёва В., Баллада о звёздах, в Сб.: Альтов Г., Журавлёва В., Летящие по Вселенной, М., «Аст», 2002 г., с. 107.

 

 

 

«… сыграть Чехова так, как он сам написал. И увидеть новаторство не в том, что три сестры « лесбиянки, а Тузенбах  гомосексуалист, а на спинах у них написаны номера: № 1, № 2, № 3. А сыграть так, чтобы внутренняя энергия Чехова, вложенная в ка­ждое слово, коснулась зрительного зала. Мне скажут: какое тогда время было, о чём разговор...

Неправ­да! Неправда, потому что классика всегда зиждется на простых и вечных истинах. Любовь, родители, дети, болезнь, смерть, голод... Другого нет. Всё вертится вокруг этого. Великая драматургия это неосущест­влённая любовь (Шекспир, Чехов, Ибсен ). Любовь - вот основа любого, а тем более русского творчества. И задача, самая интересная и важная, состоит в том, чтобы ты, через себя сегодняшнего, прочитывающего русскую классику, ставящего спектакль или снимаю­щего по ней картину, услышал того, кто это написал, и дал возможность услышать это другим людям. Я не призываю отменить эксперименты в искус­стве или запретить новаторские прочтения классики. Нет! Я не об этом говорю. Я говорю о том, что любое новое прочтение может иметь место, но при одном усло­вии когда ты рискуешь собой. Как говорил Че Гевара: «Я авантюрист. Но я из тех авантюристов, которые рискуют своей шкурой, а не чужой». А когда режиссёр рискует шкурой автора, а не своей, и чувствует себя без­наказанным (дескать, я так вижу!) это, на мой взгляд, это порождает творческое иждивенчество и художе­ственную спекуляцию. Саморазоблачающую спекуляцию...»

Михалков Н.С., Бесогон, Россия между прошлым и будущим, М., «Эксмо», 2016 г., с. 173.

 

Н.С. Михалков: «Самая большая ошибка, на мой взгляд, когда дело касается внутренней политики такой страны, как Россия, - это желание увидеть результаты своих трудов при своей жизни. И никто при этом не учитывает, что Россия - огромная страна. Это в Монако можно утром проснуться, издать указ, а вечером его уже все выполняют. Здесь же правит теория больших чисел. В России проходят только те реформы, которые понятны населению. Если они успешно прошли где-нибудь в Голландии, нет никакой гарантии, что они так же успешно пройдут у нас. Такую ошибку в своё время совершил Пётр I. Он отправил боярских детей учиться в Европу, а их родителям не объяснил, что по утрам надо пить не водку, а «кохфей» и брить бороды. И когда их дети, одетые в шёлковые чулки и говорящие на европейских языках, вернулись домой, там их встретили родители - в онучах, кафтанах и с кислой капустой в бороде. С этого момента общество разделилось на интеллигенцию и народ. Ни в одном государстве, ни в одной нации нет такой гигантской разницы между интеллигенцией и народом. Потому что везде интеллигенция - это выходцы из народа. А наша интеллигенция, условно говоря, приехала из Голландии. И Табель о рангах возникла именно тогда, уважение к месту, а не к тому, кто это место занимает, возникло тогда. И постовой у нас с незапамятных времен отдаёт честь «членовозу» с мигалкой, хотя не уверен, кто там едет - большой начальник или домработница на рынок отправилась... Процесс формирования нового сознания - процесс постепенный. Детишки, которые сегодня ходят с бабушками в храм, ещё не понимают, что там говорят, но в них втекает некий вечный для многих поколений русских людей смысл. Сперва их водят туда, и они рассматривают иконы, заглядывают в лица молящимся, нюхают запах ладана в кадиле, а через 20 лет это станет естественной частью их жизни - по воскресеньям ходить в церковь. И когда большинство, приходящее во власть, будет возвращено к культуре, естественной для их прадедов, тогда возникнет иная генерация, иной внутренний ритм понимания страны».

Раззаков Ф. И., Никита Михалков: чужой среди своих, М.,»Эксмо», 2005 г., с. 528.

 

Руководитель мастерской во ВГИКе: М.И. Ромм.

Н.С. Михалков: «…Ромм появлялся всё реже и реже. Мой курс последний, который он довёл до конца. Ромм тогда уже бывал у нас нечасто, но лекции его мне очень много дали, в основном с точки зрения кинематографического ощущения. Кинематографическое мышление он вынимал из жизни и нам сразу показывал. Он был классиком для всех, и на его лекции собиралось громадное количество людей».

Александр Минчин,  Никита Михалков / Двадцать интервью, М., «Изографус»; Эксмо-пресс», 2001 г., с. 144-145.

Новости
Случайная цитата
  • Настоящий догматизм побеждает любые доводы…
    «Догматизм очень близок и к предубеждению и к суеверию. Он возникает тогда, когда предвидение опровергается реальностью, при этом ошибка не только не признается, но, напротив, изобретаются соответствующие объяснения, для того чтобы поддержать изначальную убежденность. Догматическое отношение, таким образом, неуязвимо для критики. Под неуязвимостью я имею в виду внедрение механизмов защиты от очевидности или любых аргументов против. Один пример: американские адвентистские церкви предсказали, что...