Михалков Сергей Владимирович

1913 год
-
2009 год

Россия (СССР)

Советский поэт, баснописец.  Известность приобрёл произведениями для детей.

«Писать стихи я начал рано. Мне было немногим больше десяти лет, когда беспризорники, проникшие в нашу квартиру, похитили шкатулку с моими «сокровищами», среди которых вместе с перочинным ножом и рогаткой хранилась общая тетрадь с начисто переписанными моими первыми стихотворениями. В 1945 году в Горьком, после моего выступления в зале Горьковской филармонии, знавшая когда-то нашу семью гражданка Румянцева А. Н. передала мне бог весть как сохранившиеся у неё восемь моих стихотворений, датированных 1924-1925 годами. Была среди них и моя первая басня. Называлась она «Культура» и кончалась словами:

Мораль сей басни такова,
Что много тех людей на свете белом,
Которым надо подсказать,
Что людям лучше помогать
Не только словом, но и делом!..

Жили мы круглый год на даче, принадлежавшей неким Яковлевым, занимая первый этаж дома, одиноко стоявшего в запущенном парке. Ходить в школу было далеко, и потому первоначальное образование я получил в семье».

Михалков С.В., Сам о себе, в Сб.: Лауреаты России. Сборник, М., «Современник», 1976 г., с. 178-179.

 

«За «Дядю Степу» он (С.Я. Маршак - Прим. И.Л. Викентьева) похвалил меня, но одновременно и пожурил, объяснив, что мой добрый великан должен ещё подрасти духовно. «Юмор детских стихов, - говорил он, - заблистает ещё ярче, если вы не побоитесь дать простор лирическому чувству. Лирика, как и юмор, одинаково необходимы в детских стихах». В тот же день Маршак пригласил меня в детский клуб, душой которого был он сам. Несколько одарённых ленинградских школьников, любящих литературу и пробующих свои силы в стихах и прозе, были завсегдатаями этого клуба. Маршак представил меня как молодого московского поэта и предложил прочитать «Дядю Степу». Маршак был строгим и требовательным наставником. Он был нетерпим к дурным стихам, но он был убеждён, что поэтам, в особенности молодым, сперва нужно указывать на сильные стороны их творчества, а затем уже на слабые, отмечать то, что безусловно получилось, и обычно начинал беседу с оценки лучших строк, советуя подтягивать до их уровня все остальные. Так он говорил о моём «Дяде Степе», в первую очередь сосредоточившись на том, что, с его точки зрения, заслуживало одобрения. И впоследствии, когда я приходил к нему, уже на московскую квартиру, в его прокуренный кабинет, где он безотрывно трудился за своим заваленным книгами и бумагами письменным столом, поистине с фантастическим упорством отдаваясь творчеству и нисколько не заботясь о своём здоровье, - он с прежним вниманием и доброжелательством слушал и читал мои новые стихи. Помню, он не раз повторял дорогую ему мысль и однажды написал в статье к моему пятидесятилетию, что любимыми становятся только такие детские писатели, которые по-настоящему одарены живым воображением, непосредственностью чувств, способностью играть всерьёз - оставаясь детьми и в зрелые годы».

Михалков С.В., Сам о себе, в Сб.: Лауреаты России. Сборник, М., «Современник», 1976 г., с.192-193.

 

В 1935 году Сергей Михалков поступил в Литературный институт, но в 1937 году, став членом Союза писателей, оставил студенческую скамью…

«Мои творческие начинания в области литературы для детей были замечены и получили признание. В 1937 году я был принят в члены Союза советских писателей. На примере собственной литературной судьбы у меня сложилось представление о том, что большинство людей родится с задатками каких-либо способностей. Важно только, чтобы среда, в которую попадает человек, способствовала их выявлению. Любая способность может превратиться в дарование, а дарование - в талант, если их вовремя доброжелательно заметить, точно направить и разумно поддержать. Но направлять и поддерживать - это тоже талант, доступный не всем. Мы знаем, как иные доброжелательные литераторы, стремясь выпестовать молодого автора, начинают дописывать, «дотягивать» его слабые произведения, вместо того чтобы помочь «начинающему» понять, в чём слабость его творений. Если автор не даёт себе труда исправить недостатки самостоятельно, а с удовольствием принимает в подарок чужие строчки, мысли и образы, то он ничему не научится и повторит свои ошибки. Если же начинающий литератор вам заявляет, что ему вообще легче написать новое произведение, чем исправлять уже написанное, то знайте, что он безнадёжен: писателя-профессионала из него не выйдет. Сколько мы знаем одарённых художников, которые пишут посредственные пейзажи или натюрморты, в то время как пафос их дарования - в сатирическом жанре! Как часто артист, обладая острокомедийным талантом, мнит себя на сцене героем-любовником».

Михалков С.В., Сам о себе, в Сб.: Лауреаты России. Сборник, М., «Современник», 1976 г., с.187-188.

 

В 1936 году Сергей Михалков женился на Н.П. Кончаловской, внучке художника В.И. Сурикова. От этого брака родились два сына: А.С. Михалков-Кончаловский и Н.С. Михалков.

В 1962 году С.В. Михалков выступил организатором сатирического киножурнала «Фитиль» и стал его главным редактором.

 

С.В. Михалков – один из создателей текста Государственных гимнов СССР (1943 год) и России (2001 год).

Сергей Михалков, утверждал, что никакого подъёма вдохновения, когда писал стихи для гимна, не чувствовал: «Ничего я не чувствовал. Я понимал, что государству нужен текст, нужен этот документ. Вообще, когда говорят «знаете, я чувствовал то-то», это всё врут люди. Все писатели, которые писали Гимн Советского Союза, что они чувствовали? Они пытались стать авторами. Желание прославиться. Что ты чувствовал? Ты чувствовал, что надо идти обедать».

Российская газета, 2009 г.,  N 165.

 

Ф.Г. Раневская: «Про Михалкова и говорить не хочу. Тут случай особый. Язвительный Катаев как изобразил его в «Святом колодце»! Придумал ему псевдоним - Осетрина, - он действительно похож на длинного осетра. И живописал его способность, нет, особый нюх, позволяющий всегда оказаться среди видных людей или правительственных чиновников в момент, когда те фотографируются...»

Скороходов Г.А., Разговоры с Раневской, М., «Астрель»; «Аст»; «Полиграфиздат», 2010 г., с. 163-164.

Новости
Случайная цитата
  • Творчество и постмодернизм по И.П. Смирнову
    «Постмодернизм предал забвению категорию гениальности, бывшую для истории сильнодействующим средством персонифицировать свою всеобщность в особом и особенном. Более того, начиная с 1960-х гг. сомнению и компрометации подвергается всякая претензия на творческую оригинальность: новое затуманивается постмодернизмом не только как долженствующее прийти, но и в своём происхождении. Творений с чистого листа, действительно, не бывает. Но в диахронических системах культуры открыто место для индивидуальны...