Гевара Эрнесто (Че)

1928 год
-
1967 год

Австралия

Аргентинский врач (по образованию), революционер, один из соратников Фиделя Кастро, теоретик и практик «экспорта революции».  Его прозвище «Че» - междометие в Аргентине.


Революционная ситуация на Кубе характеризовалась тем, что «… у диктатора Батисты, несомненно, перевес в силе. Но его солдаты уже не те, что были два года тому назад. Они проявляют всё меньше желания сражаться и умирать. В офицерских кругах тоже нарастает недовольство диктатором. Ответственность за свои неудачи в борьбе с повстанцами офицеры пытаются свалить на Батисту, обвиняя его в трусости (ведь он ни разу не побывал во фронтовой зоне даже не решился посетить Сантьяго). Кубинское общество устало от террора и беззакония, от казнокрадства и произвола властей. Уже никто не верит в способность тирана удержать власть.
Против него ополчились даже церковники, плантаторы и сахарозаводчики, которые платят налоги Фиделю Кастро.
Бывшие союзники диктатора не испытывают желания идти вместе с ним на дно. Даже в правящих кругах Соединенных Штатов раздаётся всё больше голосов, требующих отказаться от услуг «нашего человека в
Гаване».
И действительно, кому нужен этот бывший сержант, если он не в состоянии обеспечить «мир и спокойствие» на Острове сокровищ, каким была Куба в те времена для американских монополистов.
Силы же повстанцев растут. Теперь крестьяне повсеместно оказывают им поддержку и составляют большинство бойцов в их рядах. Крестьяне убеждены, что в лице повстанцев они впервые в истории Кубы обрели своих
подлинных защитников. Оказывают поддержку борцам и рабочие, студенчество, интеллигенция, буржуазные круги. Правда, последние делают это не без задней мысли. На поклон к Фиделю Кастро в его неприступную ставку в
горах Сьерра-Маэстры устремляются церковники. Его осаждают журналисты, местные и зарубежные».

Григулевич И.Р., Эрнесто Че Гевара и революционный процесс в Латинской Америке, М., «Наука», 1984 г., с. 90.


«Че - характерное для аргентинцев междометие, выражавшее и удивление, и восторг, и печаль, и нежность, и одобрение, и протест, стало сначала прозвищем Эрнесто Гевары, а потом боевым псевдонимом, сросшимся с его именем и фамилией. После победы Кубинской революции, будучи президентом Национального банка, Гевара подписался на новых банкнотах Кубы «Че», вызвав возмущение контрреволюционеров. В ответ Эрнесто сказал: «Для меня Че означает самое важное, самое дорогое в моей жизни. Иначе и быть но могло. Ведь мои имя и фамилия - нечто маленькое, частное, незначительное».

Григулевич И.Р., Эрнесто Че Гевара и революционный процесс в Латинской Америке, М., «Наука», 1984 г., с. 3.


«Че не брал гонораров за свои работы, опубликованные на Кубе; гонорары же, причитающиеся ему за границей, он передавал общественным кубинским или зарубежным прогрессивным организациям (так, например, гонорар за книгу «Партизанская война», изданную в Италии, он передал итальянскому Движению сторонников мира)».

Григулевич И.Р., Эрнесто Че Гевара и революционный процесс в Латинской Америке, М., «Наука», 1984 г., с. 116.


Будучи в служебной командировке в Москве, Че Гевара настаивал на неограниченной и бесплатной помощи Кубе. Его не поняли…

«Че Гевара выдвинул новую теорию революции (по сравнению с классиками марксизма – Прим. И.Л. Викентьева): она придавала особое значение небольшим группам революционеров, способным на радикальный политический поворот. Не нужно ждать, пока общество созреет для революции, - достаточно готовности самих революционеров».

Гандапас Р.И., Харизма лидера, М., «Манн, Иванов и Фербер», 2013 г., с. 78.


«Министр промышленности, банкир и дипломат Че Гевара, мягко говоря, недолюбливал свои кабинетные должности, он всегда был и оставался революционером-романтиком. Он свято верил, что победу кубинской революции можно перенести в другие страны Латинской Америки, а также во все страны «третьего мира», достаточно лишь «партизанского очага», как на Кубе.
В 1964 году Че вместе с отрядом чернокожих кубинцев отправляется в Бельгийское Конго и восемь месяцев там воюет, спасая режим преемника Патриса Лумумбы. Но на африканском континенте Че постигла неудача. Он не нашёл взаимопонимания с конголезцами и очень разочаровался в «революционном потенциале Африки».
Возможно, в Конго впервые у Че появилась мысль создать новый «партизанский очаг» в Боливии и тем самым отвлечь внимание США от Кубы. В марте 1965 года он вернулся на Кубу и вскоре исчез.
Че решил расстаться с государственной деятельностью, чтобы поселиться где-нибудь в глуши.
Фидель Кастро в узком кругу прочитал письмо Че: «Я официально отказываюсь от своего поста в руководстве партии, от своего поста министра, от звания команданте, от моего кубинского гражданства. Официально меня ничто больше не связывает с Кубой, кроме лишь связей другого рода, от которых нельзя отказаться так, как я отказываюсь от своих постов...».

Истина Н.А., Сто великих мятежников и бунтарей, М., «Вече», 2006 г., с. 432.

 

«После того как Че Гевара выступил третьим лицом в Кубинской революции, ему стало скучно быть чиновником в новом государстве и в начале 1965 года он отправился в Конго. Здесь Че Гевара предполагал продолжить революционную деятельность, поддержав товарищей-лумумбистов.
В своём дневнике Че описывает общий бардак среди вверенной ему армии аборигенов, с которыми революционной каши сварить не получилось. В том числе рассказывается о даве.
Дава - это такая жидкость, приготавливаемая мугангой (участковым колдуном племени) из особых трав. Давой поливается воин перед битвой. Чтобы дава сработала, нужно воздержаться от половых контактов, во время боя не есть и не испытывать страха. Если воин получает ранение или умирает, значит, он нарушил одно из вышеперечисленных правил.
Воины Че Гевары были совершенно уверены, что дава полностью защищает от стрел, пуль и уж тем более авиации противника.
Если в бою погибало много солдат, выжившие шли и убивали мугангу за то, что он приготовил некачественную даву».

Лебедев А.Д., Ководство, М., «Издательство Студии Артемия Лебедева», 2007 г., с.246.

 

 

В 1967 году Че Гевара, руководя отрядом примерно в 50 человек, пытается партизанить в Боливии.


«Че Гевару подвела компартия Боливии. Руководство компартии отказалось поддержать партизан. По совету Москвы. Не прибыли обещанные рекруты и от леворадикальных боливийских шахтёров. Их лидер не смог собрать шахтёров, так как дело происходило в карнавал и 2/3 населения шахтёрских поселков лежали пьяными.
В этом всепьяном царстве трудно было отыскать своих шахтёров, в перспективе партизан. В довершение всех бед, партизанский авангард, презрев строгий приказ Че, ввязался в стычку с правительственными солдатами, и партизаны обнаружили себя слишком рано. Когда у них не были стянуты воедино силы.
Ещё одна случайность: как раз к лету 1967 года состоялся первый выпуск боливийских рейнджеров-воспитанников американских офицеров «зелёных беретов», прошедших школу контрпартизанских действий во Вьетнаме. Около 800 рейнджеров прибыли в район боливийского местечка Фигуэра, близ которого были обнаружены герильерос».

Лимонов Э.В., Священные монстры, М., «Ад Маргинем», 2004 г., с. 122-123.


Местное население в Боливии его не поддерживает, да и как военный командир Че Гевара был слаб...
Он был окружён правительственными войсками, ранен, захвачен в плен и расстрелян.

 

 

Новости
Случайная цитата
  • Вечные вопросы философии по А.А. Богданову
    «… «последние», «высшие» или «вечные» вопросы не во все времена обнаружили те свойства, за которые получили характеристику «проклятых».Так называемые «органические» эпохи, когда общественный мир стоит твёрдо на своих китах, и эти серьёзные, флегматичные животные, не тревожимые острыми гарпунами практических противоречий и идейной критики, не проявляют опасной склонности ворочаться с боку на бок и нырять, - органические эпохи, в сущности, не знают проклятых вопросов. Если бы наш симпатичный молод...