Высоцкий Владимир Семёнович

1938 год
-
1980 год

Россия (СССР)

Русский поэт, актёр.

«Перед спектаклем Володя рассказывал про своё детство, про дом, про Германию, где он с отцом прожил три года, и немцы-дети его за своего считали, так он балакал по-немецки... Приехал - и стал не свой, звали - «американец»»...

Золотухин В.С., Секрет Высоцкого (Дневниковая повесть), М., «Алгоритм», 2000 г., с. 133.

 

«Он ворвался в нашу жизнь в начале шестидесятых. Время расцвета новой поэзии, новой литературы. Время Ренессанса искусств. Не так давно отшумел фестиваль молодёжи и студентов. Будто распахнули окно в большой мир - и оттуда ворвался свежий воздух... И вот на смену задумчивой доброте песен Булата Окуджавы - охрипший голос солдата. Даже не голос - крик. Несмолкаемый крик, как предвестник беды. Сначала я услышал запись. Кто он? Откуда? Судя по песням, воевал, много видел, прожил трудную жизнь. Могучий голос, могучий темперамент... И вот - первое знакомство. Стройный, спортивный, улыбчивый московский мальчик... Живой Высоцкий оказался много интереснее воображаемого идола. Запись сохраняет голос, интонацию, смысл песни. Но как много добавляют к этому живая мимика талантливого актера, его выразительные глаза, вздувшиеся от напряжения жилы на шее. Высоцкий никогда не исполнял свои песни вполсилы».

Нараленкова О., Байки от Говорухина, еженедельник «Российская газета», 2011 г., N 22, с. 27.

 

В 1975 году вышла первая и единственная прижизненная публикация как поэта - стихотворение «Из дорожного дневника» было опубликовано в сборнике «День поэзии 1975».

«Поэт Высоцкий говорил, что первым, кто назвал его поэтом, был  врач-гинеколог в лекции о вреде алкоголя: «Поэт Высоцкий недаром сказал: Нальем стаканы, зальём желанья...»

Гаспаров М.Л., Записи и выписки, М.,  «Новое литературное обозрение», 2001 г., с. 160.

 

Вспоминает актриса театра на Таганке: «... Упрекают нас, работавших с ним вместе, что не уберегли, что заставляли играть спектакли в тяжёлом предынфарктном состоянии. Оправдываться трудно, но я иногда думаю: способен ли кто-нибудь руками удержать взлетающий самолёт, даже если знаешь, что после взлёта он может погибнуть. Высоцкий жил, самосжигаясь. Его несло. Я не знаю, какая это сила, как она называется: судьба, предопределение, миссия? И он - убеждена! - знал о своём конце, знал, что сердце когда-нибудь не выдержит этой нечеловеческой нагрузки и бешеного ритма. Но остановиться не мог...».

Демидова А.С., Бегущая строка памяти: автобиографическая проза, М., «Эксмо», 2003 г., с. 20.

«Пастернак говорил про Есенина: «Он в жизни был улыбчивый, королевич-кудрявич, но когда начинал читать, становилось понятно - этот зарезать может». Когда пел Высоцкий, было ясно, что он может не зарезать, а зарезаться».

Вознесенский А.А., На виртуальном ветру, М., «Вагриус», 1998 г., с. 144.

 

Марина Влади вспоминает: «А потом ты сидишь неподвижно за столом, будто зачарованный белым сиянием лампы. Вдруг взрыв страшнейших проклятий. Есть! Ты нашёл! Иногда это просто строфа. Но после того, как она пошла, всё выстраивается и связывается. И под утро... ты, торжествуя, читаешь мне труд твоей ночи».

Марина Влади, Владимир, или Прерванный полёт, «Прогресс», М., 1989 г., с. 58.

 

 

«Станислав Говорухин: «Однажды мы жили с Володей в Доме творчества кинематографистов. Пытались сочинить детектив. Сюжет шел плохо и вскоре застрял окончательно. Запутались мы на «кранцах» - сюжет был морским. Я, считавший себя знатоком морского дела, уверял насчет «кранцев» одно, Володя - другое.
Мы поссорились. Примерно год спустя в случайном разговоре с моряками я с удивлением обнаружил, что Высоцкий прав.

Потом мне не раз приходилось изумляться его удивительной осведомлённости о предмете или области, весьма отдаленной от рода его занятий. В 68-м году физики Сибирского филиала Академии наук показывали нам настоящий ускоритель. Объяснял что к чему молодой бородатый учёный. Вскоре я отвлёкся от объяснений, так как перестал что-либо понимать. Смотрю, Володя кивает, поддакивает. Ну, думаю, играет. А на самом деле ничего не понимает, как и я. Вдруг он стал задавать вопросы бородатому физику. Вопрос - ответ, вопрос - ответ. Словно мячики кидают друг другу. Вскоре я понял, что мой друг свободно разбирается в предмете разговора. А ведь он был чистым гуманитарием!»

Разгадка «секрета» Высоцкого таилась в его стиле общения. Встретив нового человека - как правило, аса своего дела, - Высоцкий буквально «прилипал» к нему, выспрашивал о его профессии, интересуясь мельчайшими подробностями - до винтика или пылинок, прилипающих к стеклу.

Подобно Брехту, он стремительно превращал собеседников в своих соавторов. Вот почему так часто ошибались люди, слушая его песни: одни считали его шофёром, другие признавали в нём солдата, третьи - моряка, четвёртые - альпиниста...

Он не был ни первым, ни вторым, ни третьим. Он был творческой личностью, синтезирующей знание о мире из магмы людского общения. Его человеческое и профессиональное искусство состояло в том, чтобы ухватить знание на лету, мгновенно перевоплотиться, пережить и впитать его. Это была одушевлённая эрудиция».

Князева М.Л., Ключ к самосозиданию, М., «Молодая гвардия», 1990 г., с. 182-183.

 

После смерти поэта, в 1981 году был выпущен первый стихотворный сборник стихов В.С. Высоцкого – «Нерв».

 

Личность В.С. Высоцкого и его окружение: друзья и знакомые…

 

Новости
Случайная цитата
  • Глупые изобретения по В.М. Шефнеру
    Вероятно для того, чтобы лучше оттенить изобретательские достижения главного героя Сергея Кладезева, а также непонимание его женщинами, В.С. Шефнер в рассказе «Скромный гений», приводит примеры глупых изобретений другого изобретателя: «- А я вышла замуж за необыкновенного человека, - первым делом сообщила ему Светлана. - Мой Петя - настоящий изобретатель. Он пока работает на должности младшего изобретателя научно-исследовательского комбината «Всё для быта», но скоро его переведут на должность ср...