Каченовский Михаил Трофимович

1775 год
-
1842 год

Россия (СССР)

Русский историк, глава скептической школы в русской историографии; ректор Московского университета (хотя он не имел высшего образования…). Знал 9 языков: английский, испанский, итальянский,  немецкий, новогреческий, польский, сербский, французский, а в старости М.Т. Каченовский изучил и шведский язык.

 

В 1801 году Михаил Каченовский стал библиотекарем графа А.К. Разумовского, а позже - начальником его личной канцелярии.

В 1805 году Михаил Трофимович Каченовский получил без экзамена степень доктора философии и свободных наук и был назначен преподавателем риторики и российского языка в университетской гимназии в г. Москве.

Тогда доктора наук приравнивались к VIII чину Табели о рангах: таким образом, М.Т. Каченовский стал коллежским асессором и получил право на потомственное дворянство.

 

С 1818-1819 годов Михаил Трофимович Каченовский стал систематически критиковать «Историю государства Российского» Н.М. Карамзина за его методику: избирательный подход к источникам; за форму изложения истории, при которой автор, используя талант литератора, рисует характеры, свободно придумывает речи исторических лиц, занимается нравоучениями и т.п.

 

М.Т. Каченовский, вдохновлённый немецкими философами и историками писал,  что «… для науки нет ничего приличнее, как скептицизм, - не поверхностный и легкомысленный, но основанный на сравнении текстов, на критике свидетельства. Исследуйте, сомневайтесь, изъясняйтесь сами, если имеете довольно мужества; ибо нет необходимой надобности верить всему, даже в истории Ромула. […] Народы любят освящать свое младенчество сверхъестественными происшествиями, божественными посредничествами, или даже одними лишь воспоминаниями о доблести и славе предков, которыми как бы возвеличивается судьба отечества».

 

«Личный состав наших профессоров был очень удачный, с малыми, едва заметными исключениями. Первым считали мы - и по старшинству лет и по достоинствам - помянутого декана, М.Т. Каченовского. Это был тонкий, аналитический ум, скептик в вопросах науки и отчасти, кажется, во всём. При этом - строго справедливый и честный человек. Он читал русскую историю и статистику; но у него была масса познаний по всем частям. Он знал древние и новые языки, иностранные литературы, но особенно обширны были его познания в истории и во всём, что входит в её сферу - археология и проч. […] Он мысленно видел перед собою своих учёных противников и поражал их стрелами своего неумолимого анализа. Он терпеть не мог никаких мифов в истории и начинал лекции русской истории с Владимира, предупредив нас, что он не станет повторять басен, которые мы слышали в школе, например, об оригинальном мщении Ольги за смерть Игоря, о змее, ужалившей Олега, о кожаных деньгах, - особенно о кожаных деньгах. Как теперь помню его подлинные слова: «Как мог Карамзин, человек с необыкновенным умом, допустить, чтобы могли быть в обращении кожаные клочки, не обеспеченные никакой гарантией!» О шкурках кожаных, представлявших будто бы свою собственную ценность, он и слышать не хотел.  Он отвергал также подлинность «Слова о полку Игоревом», считая его позднейшей подделкой, кажется XIV века, о чём однажды вошёл в горячий спор с Пушкиным, которого привёз на лекцию министр Уваров».

Гончаров И.А., В университете, в Сб: Московский университет в воспоминаниях современников, М., Изд-во МГУ, 1956 г., с. 80.

 

М.Т. Каченовский и его последователи по скептической школе сомневались в достоверности древнейших письменных источников русской истории…

 

«Появление этой школы не было случайностью, - она, с одной стороны, явилась развитием того критического отношения к историческим источникам, которое было решительно заявлено ещё в работах Августа Шлёцера, а с другой - имела прочные корни в появившемся незадолго до того скептицизме западной исторической науки. Скептическая школа довела до крайности метод Шлёцера, провозгласив сомнение главной основой исторического исследования».

Лихачёв Д.С., Изучение «Слова о полку Игореве» и вопрос о его подлинности, в Сб.: «Слово о полку Игореве» - памятник XII века, М.-Л., Изд-во Академия наук СССР, 1962 г., с. 17.

 

С 1837 года и до конца жизни, Михаил Трофимович Каченовский - ректор Московского университета.

 

Ученики М.Т. Каченовского: К.С. Аксаков, М.П. Погодин, П.М. Строев и другие.

 

 

Категория VIKENT.RU «Художественная критика».

 

Новости
Случайная цитата
  • Причины и проблема хамства по оценке Л.Е. Пинского
    Это произведение -  в ряду аналогичных - первоначально было опубликовано Л.Е. Пинским в парижском журнале «Синтаксис» под псевдонимом Н. Лепин:«Памяти Хама, сына Ноева, или парафраз на тему Ветхого Завета. Библейский рассказ о Хаме, втором сыне патриарха Ноя, - это подлинная парадигма всякого хамства как явления антикультуры. Своего рода «пролегомены к возможной в будущем науке хамоведения».Основные моменты:1. Эпизод с Хамом завершает рассказ о всемирном Потопе. Хамство выступает на арену истори...