Аксаков Константин Сергеевич

1817 год
-
1860 год

Россия (СССР)

Русский публицист, идеолог славянофильства: он сформулировал идею уникальности русского национального духа и богоизбранность русского народа… Сын писателя Сергея Тимофеевича Аксакова.

 

«Помилуйте, говорят многие, неужели вы думаете, что Россия идёт каким-то своим путём? На это ответ простой: нельзя не думать того, что знаешь...».
Аксаков озабочен бытием России. Дело не в том, что существуют какие-то пути-дороги в объектной структуре мира и ты выбираешь, по какой из них пойти. Вот, мол, Запад пошёл по одному пути, а мы, из вредности, решили пойти по другому. По третьему. Аксакова не интересуют внеположные пути. Его занимает вопрос о самоопределении России. А изнутри самоопределения мир видится не таким, каким его изображают в трансцендентной перспективе.
Вот, например, Запад. Для Аксакова он ложен. Почему? Потому что он неверен, то есть не ведёт к вере.
Вернее, ведет к неверию. Он породил знание и убил веру. А мы, говорит Аксаков, не хотим жить без веры. И это есть наш особый путь. Ведь для того, чтобы сблизиться с Западом, нам нужно разрушить православие. Белинский с Герценом согласны это сделать.
Аксаков возражает. Или вот Запад уповает на материальные интересы, на одни человеческие силы в предположении, что человеческие учреждения заменяют Бога.
Западный человек онтологически независим от Бога. А Россия уповает на Бога. Не верит она в себя, в свои человеческие силы. В этом её особенность.
«Россия - земля совершенно самобытная, вовсе не похожая на европейские государства и страны... Очень ошибутся те, которые вздумают прилагать к ней европейские воззрения и на основании их судить о ней».
Во-первых, власть везде завоёвывают.
К ней стремятся. Русские от неё бегут. У нас её дарят. Она у нас призвана. «Придите и владейте». Пришли и владеют, а мы не бунтуем. Потому что бунтуют рабы, а мы - не рабы. Мы власть над собой добровольно призвали, то есть мы в самом своем истоке обессмыслили протест против власти. «Человек свободный не бунтует против власти, им понятой и добровольно призванной».
Во-вторых, нас отличает вера, православие.
Наша вера детерминирует прохождение пути внутренней правды, а не внешней. И в этом смысле мы ближе к Востоку, чем к Западу. Внутренняя правда требует совести. Внешняя правда - права.
В-третьих, у нас между народом и властью доверие, а не договор. И поэтому нам не нужны гарантии соблюдения договора. «Гарантия есть зло. Где нужна она, там нет добра».
В-четвёртых, у нас не было аристократии и демократии. У нас были люди земские и служилые, объединяемые бытом и верой.
В-пятых, у нас не было рыцарства и доблести. «Русский народ не любит становиться в красивые позы». У нас преобладает молитвенная тишина и смирение, но не от слабости, а от веры.
В-шестых, «история русского народа есть единственная во всем мире история народа христианского не только по исповеданию, но и по жизни своей. По крайней мере, по стремлению своей жизни». И Господь возвеличил смиренную Русь, дал ей одну шестую часть суши, дал ей простор на земле. Отчего Европа пришла в тайный ужас. […]
Европа «даёт возможность человеку, поступив по закону... поступить безнравственно». Вот эта-то возможность и заставляет русских философов говорить о неприемлемости европейских путей развития. 
Аксаков впервые в русской философии заговорил о конфликте между правом и нравственностью.
Аксаков принимает сторону не правового общества, а нравственного понятия в нём.
Правовому обществу мораль не нужна. Моральному - не нужно право.
Община понимается Аксаковым как моральная категория, противостоящая правовому государству.
Конфликт между правом и моралью, общиной и государством коренится в изначальном конфликте между истиной как алетейей и истиной как мистерией, между отвлечённым разумом и традицией.
Запад разрешил этот конфликт в пользу разума и права. Россия отдала предпочтение мистериальному разуму, Софии.
Для того чтобы принять европейский стиль жизни, нам нужно отказаться от православия, от общины, от философии поступка и поклониться правовому государству. «Везде видим, что идеал его, идеал порядка, внешней строгости, ловко приглаженного, так сказать, механического устройства, пленил ум человеческий и один думает достичь своего идеала путём монархии, другой - конституции, третий - республики, четвёртый - путем коммунистических учреждений». […]
Что же должен знать правитель России и что он обязан сделать?
1. Понять Россию и вернуться к русским основам жизни.
2. Знать, что у русских нет воли к власти. И что на этом поприще их опередит любой инородец.
3. Русский желает бытовой свободы, в которую включена свобода жизни, духа и слова.
4. Не должно быть цензуры мысли. Должна быть цензура личности.
5. Правительство - правит. Народ – живёт. Русский быт сохранили крестьяне, а не дворяне. На них нужно и ориентироваться.  […]
Легенда о богоизбранности русского народа основана на словах Аксакова о том, что «русская история имеет значение всемирной исповеди. Она может читаться как житие святых».

Гиренок Ф.И., Пато-логия русского ума (Картография дословности), М., «Аграф», 1998 г., с. 139-141, 143, 148 и 153.

 

Интересно, К. С. Аксаков отвергая идею «искусство для искусства» и «натурализм», признавал «народность» основным критерием оценки художественного творчества.

 

Студентом К.С. Аксаков участвовал в кружке Н.В. Станкевича, где познакомился с идеями Гегеля. В 1837 году, в связи с отъездом Н.В. Станкевича за границу, К.С. Аксаков примкнул к кружку славянофилов (А.С. Хомяков и др.).

Новости
Случайная цитата
  • НЕпонимание и НЕуважение научного труда даже образованными людьми
    «Однажды к нам зашёл один немец, коллекционер предметов по естественной истории, по фамилии Реноус, а вслед за ним старый испанский адвокат. Переданный мне разговор между ними очень позабавил меня. Реноус говорил по-испански так хорошо, что старый адвокат принял его за чилийца. Намекая на меня, Реноус спросил его, что он думает об английском короле, посылающем в их страну человека, чтобы собирать ящериц и жуков и откалывать камни. Старый джентльмен некоторое время серьёзно поразмыслил и затем ск...