Спиноза Барух (Бенедикт)

1632 год
-
1677 год

Нидерланды

«Не плакать и не смеяться, а понимать…»

Барух Спиноза

 

 

Голландский философ еврейского происхождения.

«Если Декарт был дуалистом, полагающим, что материя и дух - это две различные субстанции, над которыми царит Бог, то в философии Спинозы утверждается существование единой и единственной мировой субстанции (природы). Бог пантеистически отождествляется с нею, как существующее в ней разумное начало. В силу этого мышление есть такой же атрибут единой мировой субстанции (природы), как пространственная протяжённость. Отсюда делается вывод, что между вещами, существующими в пространстве, и идеями, существующими в мышлении (как Божественном, так и человеческом, ибо «человеческая душа есть часть бесконечного разума Бога»), должно быть соответствие: ведь и то и другое - это атрибуты, которые представляют собою как бы два аспекта, две стороны одного и того же. «Порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей». Это совпадение означает, что мышление адекватно отражает законы природы и является по своему содержанию объективным, или, что тоже самое, устройство мира подчиняется законам разума и является разумным. «То, что заключается в уме объективно, необходимо должно существовать в природе». Здесь можно видеть переосмысление представлений Аристотеля о совпадении нуса с его предметом, благодаря чему нус обеспечивает постижение истины. Согласно теории познания Спинозы, в беспорядочном (поскольку не определяется разумом) опыте человек получает случайные впечатления о единичных вещах. Эти впечатления могут быть смутными и недостоверными. Но когда мы находим общее и необходимое в вещах, - что можно сделать только в мышлении, а не в чувственном восприятии отдельных вещей, - то в нашей душе образуются адекватные идеи, отражающие их сущность. Чем более общим и необходимым будет то, что отражает идея, тем более мы можем быть уверены в её адекватности».

Кармин А.С., Интуиция: философские концепции и научное исследование, СПб, «Наука», 2011 г., с. 71-72.

 

Спиноза заложил основы научной критики Библии.

 

«Но ни тем, ни другим Спиноза уже не испытывал большого желания стать на всю жизнь. Не прельщала уже его и перспектива быть в будни - «евреем будней», а в субботу - «евреем субботы»: делить себя между биржей и синагогой он уже не мог. Слишком близко он успел познакомиться как со схоластикой синагоги, так и с капризами биржи, чтобы бездумно молиться в одном из этих храмов, либо поочередно в обоих...

И Спиноза выбрал.

Он перестал быть «евреем» вообще, не стал ни раввином-начётчиком, ни торгашом, порвал сразу как с «теоретическим», так и с «практическим» иудейством.

Но это делали и многие до него. Рвали с верой отцов и уходили в другую веру. В Европе - крестились, переходили в христианство. На востоке - принимали мусульманскую обрядность. Это было для евреев той поры не только обычным, но часто даже единственно-возможным выходом. И если бы Спиноза покинул иудейство ради другой веры - о нём, наверное, нам так и не пришлось бы вспоминать. Он был бы просто одним из многих - мало ли людей за тысячи лет меняли одну слепую веру на другую?

Но Спиноза поступил по-иному - так, как не рисковал поступать открыто в его век никто.

Порвав с иудейской верой и перестав посещать синагогу, он не стал принимать христианства, не пошёл ни в католический костел, ни в протестантскую кирху. Он вышел из церкви вообще.

Это уже было неслыханной дерзостью, было вызовом, было оскорблением всякой возможной традиционной морали - и иудейской, и христианской, и мусульманской.

А иной в его век просто не было. Поэтому его поступок был воспринят в Амстердаме как открытый бунт против нравственности вообще, против всякой морали. Это казалось диким, невероятным, немыслимым, неслыханным, чудовищным! И поползли по Амстердаму, по Нидерландам, по Европе испуганные слухи о дерзком безумце, который добровольно, сам себя, да еще по зрелом размышлении, вычеркнул из рядов рода человеческого! Противопоставил себя всему человечеству и даже самому Богу!

Так, не написав ещё ни одной книги, не сказав буквально ни одного слова против «бога», более того, продолжая говорить о своей искренней и бескорыстной любви к «богу», - этот скромный, честный и трудолюбивый человек превратился в глазах всей Европы в кошмарного преступника, в антихриста, хуже того - в «атеиста».

Ведь «атеист» в те времена считался преступником куда более опасным, нежели убийца, грабитель или насильник, ибо если последние нарушают какие-то частные законы права и нравственности, то «атеист» совершает преступление всех преступлений, опрокидывает нравственность и право вообще, и его злодеяние состоит в принципиальном оправдании всех возможных злодеяний!

Самое трагикомическое заключалось в том, что сам-то Спиноза вовсе не заявлял себя «атеистом», то есть «безбожником». Совсем наоборот, он совершенно искренне полагал, что предлагает людям правильное понимание «бога». Отвергая подозрения в «атеизме», он не лгал, не лицемерил и не маскировался, - он говорил, что отвергает лишь те неверные представления о «боге», которые внушаются людям попами, теологами и философами всех существующих религий.

И тут, он, казалось бы, не говорит людям ровно ничего неслыханного, ибо христианские попы тысячи лет твердили о неправильности иудейского представления о боге, иудейские - говорили совершенно то же самое про христианское понимание того же «бога», а для мусульман было одинаково ложным и то, и другое. Больше того - и внутри каждой из этих церквей шла непрестанная грызня по вопросу о том, как «правильно понимать» одного и того же «бога», - в каждой церкви были свои догматики и свои, так сказать, «ревизионисты», «еретики».

Иными словами, сама церковь, расколовшаяся на многочисленные партии и фракции, старательно доказывала своими междоусобицами, что «подлинным», «единственно-правильным» представлением о «боге» не обладает ни одна из фракций или партий.

Ильенков Э.В., От Бога к природе, от религии – к философии, в Сб.: Э.В. Ильенков: личность и творчество / Сост. И.П. Фарман, М., «Языки русской культуры», 1999 г., с. 214-215.

 

Барух Спиноза написал в Богословско-политическом трактате: «... Высшая тайна монархического правления и величайший его интерес заключаются в том, чтобы держать людей в обмане, в страхе, которым они должны быть сдерживаемы, прикрывать громким именем религии, дабы люди сражались за своё порабощение, как за своё благополучие, и считали не постыдным, но в высшей степени почётным не щадить живота и крови ради тщеславия одного какого-нибудь человека...».

 

«Многие годы Спиноза вёл размеренную и крайне непритязательную жизнь, предавался философским размышлениям, зарабатывая на жизнь шлифованием стёкол и отказываясь от лестных предложений (в том числе и от кафедры философии в Гейдельбергом университете). Умер (как полагают, от чахотки) на 45-м году жизни в 1677 г. При жизни Спинозой были опубликованы только два труда: «Основы философии Декарта» (1663) и «Богословско-политический трактат» (анонимно, в 1673 г.). Авторство, однако, не было секретом, и трактат вызвал осуждение, проклятия и оскорбления со стороны представителей разных религиозных конфессий, философских школ и политических сил. «Этика», главный философский труд Спинозы, систематическое изложение его философии, над которым он работал около 15 лет, был издан вместе с другими трактатами в «Посмертных сочинениях» (1677). Вскоре после публикации книга была запрещена властями и не переиздавалась до XIX века».

Перов Ю.В., Метафизика и этика Спинозы / Бенедикт Спиноза, Этика, СПб, «Азбука», 2001 г., с. 5-6.

 

 

В библиотеке Спинозы насчитывалось около 60 книг, и этого ему было вполне достаточно, чтобы плодотворно работать.

«… Бенедикт Спиноза представлял себе Бога как некий динамический принцип стремления к порядку, присущий природе в целом, в отличие от традиционного понимания Бога как непосредственного творца порядка».

Косарев В.В., Эволюция  человеческого сознания, в Сб.: Интеллект, воображение, интуиция: размышление о горизонтах сознания (метафизический и психологический опыт), Выпуск 10, СПб, «Эйдос», 2001 г., с.145 .

 

«Спиноза отказался посвятить своё сочинение французскому королю под предлогом, что он их уже посвятил истине».

Шрейдер Ю.А., Ценности, которые мы выбираем: смысл и предпосылки ценностного выбора, М., «Едиториал УРСС», 2010 г., с. 194.

«В своём духовном развитии Спиноза был удивительно прям и последователен. Но для современников, так же как для обывателей последующих веков он представлялся из ряда вон выходящим оригиналом. Подумать только: считая свободу осознанной необходимостью, он не смог приспособиться ни к иудеям, ни к христианам! В Амстердаме мог бы стать почтенным раввином, процветающим торговцем, но не пожелал. Бедствовал, но отверг предложение стать профессором на философской кафедре Гейдельбергского университета, ради свободных исканий истины. И уже вовсе сумасбродный поступок мыслителя. Король Франции Людовик XIV пожелал дать ему пожизненную пенсию при условии, что философ напишет ему посвящение на титуле одной из своих книг. И этой малой уступки «королю-солнцу», покровителю искусств и наук, Спиноза не сделал! А ведь работа, при которой стекольная пыль попадала в лёгкие, подорвала его здоровье, он умер в 45 лет. Пример Спинозы и многих других мыслителей показывает, что твёрдые убеждения и сильная воля позволяют достичь выдающихся достижений, прославить имя в веках, но весьма затрудняют личную жизнь».

Баландин Р.К., 100 великих оригиналов и чудаков, М., «Вече», 2009 г., с. 347-348.

 

Спиноза зарабатывал шлифованием линз, стеклянная пыль которых могла вызвать туберкулёз, который унёс философа в 45 лет.

 

В своих трудах Спиноза полемизировал с Рене Декартом по мировоззренческим вопросам.

 

 Наши правила, включая обсуждение видео на YouTube

Новости
Случайная цитата
  • Комбинаторика в поэзии по Раймону Кено
    Раймон Кено издал сборник стихов: Сто тысяч миллиардов стихотворений / Cent Mille Milliards de Poèmes. В сборнике напечатано 10 сонетов. Каждый сонет напечатан на отдельном листе, разрезанном на 14 полос так, что на отдельную полосу попадает только одна строка стихотворения. Комбинируя строки, читатель может получить заявленное на обложке число сонетов, написанных по правилам стихосложения…