Бакунин Михаил Александрович

1814 год
-
1876 год

Россия (СССР)

«Дайте же нам довериться вечному духу, который
только  потому разрушает и уничтожает, что он есть неисчерпаемый 
и вечно созидательный источник всякой жизни.
Страсть к  разрушению есть вместе с тем и творческая страсть!».

М.И. Бакунин: концовка статьи, содержащей призыв к
революции в России и опубликованной в Германии в 1842 году

 


Русский офицер-артиллерист (по образованию); революционер, идеолог анархизма и основатель российского движения народничества.

Михаил Бакунин был арестован, как один из руководителей вооружённого восстания в Дрездене и выдан царскому правительству.

Находясь в заключении в Петропавловской крепости Михаил Бакунин написал покаянное письмо Николаю I, просил о помиловании и предлагал императору возглавить движение за освобождение славян…

В 1861 году Михаил Бакунин бежал из сибирской ссылки и - через Японию и США - уехал в Лондон.

За границей он поссорился с А.И. Герценом, реформаторские взгляды которого показались ему умеренными, и сблизился с ультра-революционером С.Г. Нечаевым.

 

Первый Интернационал («Международное товарищество рабочих»), раскололся из-за разногласий между Карлом Марксом и М.А. Бакуниным. За пропаганду анархизма в 1872 году, последний был исключён из I-го Интернационала, однако влияние его идей на революционные движения было велико…

«Критикуя Бакунина, Маркс не стеснялся в выражениях и в карман за словом не лез. Его письма к единомышленникам пестрят оскорбительными эпитетами в адрес недавнего «старого друга», в одночасье превратившегося в лютого врага - «шарлатан», «невежда», «фигляр», «интриган», «подонок», «наглец», «осёл» и т.д. Заодно досталось и его национальности: «Ни одному русскому я не верю...» Не отставал от Маркса и Энгельс: «...жирный, проклятый русский», «баран», «сволочь» или же вот ещё: «Сибирь, брюхо и молодая полька превратили Бакунина в форменного быка», а его окружение - «панславистский сброд», «подлая банда негодяев и мошенников». Конечно, не гоже вождям мирового пролетариата и основоположникам великого учения опускаться до таких вещей, но что поделать - из песни слова не выкинешь».

Демин В. Н., Бакунин, М., «Молодая гвардия», 2006 г., с. 240.

 

Цель и критерий прогресса, по М.А. Бакунину:  возрастание свободы личности, поэтому прогрессивны любые действия, расчищающие путь этой свободе. Соответственно, главной проблемой является уничтожение государства как силы, подавляющей свободу личности.

«По Бакунину, высшим законом для человека является закон эволюции человечества в смысле перехода от менее совершенного к возможно более совершенному состоянию.
«Сущность науки есть отвлечённое, продуманное и возможно более систематичное изложение естественных законов материальной, духовной и нравственной жизни как мира физического, так и мира общественного, которые в сущности составляют один только мир природы». (Бакунин. «Бог и государство»).
«Истинная и беспристрастная наука» учит нас, что «всякое развитие заключает в себе отрицание исходной точки (начала). Так как основание, или начало, согласно материалистической школе, материально, то отрицание неизбежно должно быть идеально», т. е. «всё, что живёт, стремится проявить себя возможно полнее и совершеннее». (Бакунин. «Бог и государство»).
«Историческое развитие человека есть естественное движение от простого к сложному, снизу вверх, от низшего к высшему». (Dieu et l'Etat)
«История состоит в постепенном отрицании первоначального животного состояния человека путём развития его человечности». (Dieu et l'Etat)».

Поль Эльцбахер, Сущность анархизма, Минск «Харвест»; М., «Аст», 2001 г., с. 103 и 104.

 

«Думать - это значит говорить, так как даже про себя мы думаем с помощью слов и фраз. Но говорить вы можете только с кем-то другим, а этот другой [...] есть общество в целом, весь мир, и [...] чем этот другой разностороннее, умнее, образованнее, чем богаче язык, которым вы пользуетесь, когда думаете, тем больше совершенствуется ваша мысль. [...]
Самый великий гений нуждается в разуме всего мира, чтобы реализовать грандиозные возможности ума, которые в нем есть. [...]
Разум каждого растёт по мере того, как возрастает разум всех других, и глупость одного в какой-то мере есть глупость всех».

Бакунин М.А., Избранные философские сочинения и письма,  «Мысль», М., 1987 г.,  с. 271.

 

М.А. Бакунин напечатал в Берлине статью «Реакция в Германии», основанную на постулатах диалектики Гегеля. Он утверждал, что история - свободное, но вместе с тем необходимое развитие свободного духа, в котором само торжество консерватизма готовит противоположную крайность - разрушение всего старого. «Дайте же нам довериться вечному духу, который только потому разрушает и уничтожает, что он есть неисчерпаемый и вечно создающий источник всякой жизни. Страсть к разрушению есть вместе с тем и творческая страсть!».

Бакунин М.А., Реакция в Германии / Избранные философские сочинения и письма, М., «Мысль», 1987 г., 226.

 

В последние годы М.А. Бакунин занимался разработкой анархизма как доктрины абсолютной свободы личности и связывал надежды на революцию с русским крестьянством (как известно, в теории революции Карл Маркс делал ставку на рабочих…).

 

«Более сорока лет назад я был близок с Бакуниным, жил с ним и был свидетелем его начинаний в деле анархизма. При огромной энергии и очень недюжинном уме учение его сводилось главным образом на расчистку поля для будущей деятельности, т. е. на полное разрушение существующего общественного строя. Несмотря на мою тогдашнюю молодость и на то, что один из моих старших братьев очень увлекался Бакуниным, мне было совершенно ясно, что теории этой титанической личности не содержат в себе ни единого зерна, способного действительно улучшить человеческое общежитие...»

Мечников И.И., Этюды оптимизма, М., «Наука», 1988 г., с. 200.

 

«Бакунин - одно из замечательнейших распутий русской ЖИЗНИ. Кажется, только она одна способна огорашивать мир такими произведениями. Целая туча острейших противоречий громоздится в одной душе: «волна и камень, стихи и проза, лёд и пламень»  - из всего этого Бакунину не хватало разве стихов - в смысле гармонии; он и не пел никогда, а, если можно так выразиться, вопил на всю Европу, или «ревел, как белуга», грандиозно и безобразно, чисто  по-русски. Сидела в нем какая-то пьяная бесшабашность русских кабаков: способный к деятельности самой кипучей, к предприятиям, которые могут привидеться разве во сне или за чтением Купера, - Бакунин был вместе с тем ленивый и сырой человек - вечно в поту, с огромным телом, с львиной гривой, с припухшими веками, похожими на собачьи, как часто бывает у русских дворян. В нём уживалась доброта и крайне неудобная в общежитии широта отношений к денежной собственности друзей - с глубоким и холодным эгоизмом. Как будто струсив перед пустой дуэлью (с им же оскорблённым Катковым), Бакунин немедленно поставил на карту всё: жизнь свою и жизнь сотен людей, Дрезденскую Мадонну и случайную жену, дружбу и доверие доброго губернатора и матушку Россию, прикидывая к ней все окраины и все славянские земли. Только гениальный забулдыга мог так шутить и играть с огнём. Подняв своими руками восстания в Праге и Дрездене, Бакунин просидел девять лет в тюрьмах - немецких, австрийских и русских, месяцами был прикован цепью к стене, бежал из сибирской ссылки и, объехав  весь земной шар в качестве - сначала узника, потом - ссыльного и, наконец - торжествующего беглеца...».

Блок А.А., Михаил Александрович Бакунин / Собрание сочинений в 8-ми томах, Том 5, М.-Л., «Государственное издательство художественной литературы», 1962 г., с. 32-33.

 

В юности на становление М.А. Бакунина оказала влияние немецкая классическая философия, а именно: произведения Гегеля, Фихте и Шеллинга.

Новости
Случайная цитата
  • О роли личности в истории по Г.В. Плеханову
    Г.В. Плеханов опубликовал статью «К вопросу о роли личности в истории» в журнале «Научное обозрение» 1898 N 3 и 4.Ниже приведены фрагменты из этой работы.«… слова Моно, одного из самых видных представителей современной исторической науки во Франции: «Историки слишком привыкли обращать исключительное внимание на блестящие, громкие и эфемерные проявления человеческой деятельности, на великие события и на великих людей, вместо того, чтобы изображать великие и медленные движения экономических услови...