Герцен Александр Иванович

1812 год
-
1870 год

Россия (СССР)

«Людям свободным остаётся одно сознание
своей правоты  и надежда на будущие поколения…»

«Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше,
чем они  освобождены внутри…»

А.И. Герцен

 

 

Публицист, основатель русского бесцензурного книгопечатания и родоначальник русской политической эмиграции...

В детстве он научился немецкому языку у матери, а в разговорах с отцом и гувернёрами освоил французский. Кроме этого, с детства он много читал в библиотеке отца сочинения французских авторов.

В 1828 году, после казни декабристов, А.И. Герцен вместе со своим другом Н.П. Огарёвым во время прогулки на Воробьёвых горах в Москве, поклялись в вечной дружбе и решении посвятить свои жизни на служение свободе…

В 1847 году  А.И. Герцен с семьей покинул Россию и начал многолетнее странствие  по Европе.

Вот его впечатления от поведения соотечественников: «Русские пользуются в Европе репутацией самых развратных людей. Это происходит от бесцеремонности нашего поведения и от помещичьих ухваток. Мы уверили весь свет в нашей порочности, так, как англичане его уверили в своих семейных добродетелях. На самом деле ни то ни другое - не очень глубоко. Русские за границей не только беспорядочно живут, но хвастаются своими дикими и распущенными привычками. По несчастью, встречаясь, при самом переезде границы, с неловкой и подобострастной родиной кельнеров и гофратов, русские, как вообще недовоспитанные люди, перестают стесняться, распускаются ещё больше и в этом задорном состоянии приезжают в Париж и Лондон. Мне случалось много раз замечать, как русские бросаются в глаза совершенными мелочами, а потом поддерживают первое впечатление какой-то вызывающей развязностью, с которой они (великие мастера покорности и вытяжки дома!) не хотят покориться принятым обычаям. Русского узнают в больших отелях, потому что он кричит в общей зале, хохочет во всё горло и непременно протестует, что нельзя курить в столовой. Вся эта заносчивость официанта, вышедшего за ворота господского дома, показывает гораздо больше недозрелости, непривычки к воле, чем глубокой испорченности; с этой чувственной «сыростью» неразрывно хвастовство. Нам хочется, как четырнадцатилетним мальчикам, не только напиться, но и показать всему свету: «Вот, мол, как я нализался». А весь свет рассуждает иначе: он, глядя на то, что русские обнажают, думает, качая головой, - что же после этого скрыто-то у них? А там - ничего, как в ранце солдатском на параде, только вид, что туго набито. Долгая цивилизация, перешедшая поколения и поколения, получает особый букет, который разом не возьмёшь, в этом судьба людей сходна с судьбой рейнвейна. Выработанной пристойностью особенно увлекаться нечего, хотя ходить по ней, как по выметенной дорожке, гораздо приятнее. Мы, нельзя не  признаться, дурно выметены, - и грязи много, и жестких камней довольно.

Герцен А.И., Концы и начала / Собрание сочинений в 30-ти томах,Том 16, М., Академия наук СССР, 1959 г., с. 169-170.

 

С 1852 года А.И Герцен живёт в Лондоне, где совместно с Н.П. Огарёвым основывает Вольную русскую типографию и издаёт альманах: «Полярная звезда» и газету «Колокол», содержащих революционные идеи. Девиз «Колокола» - латинское выражение: «Vivos voco!» (Зову живых). В 1863 году А.И. Герцен через издание поддержал польское восстание и число подписчиков «Колокола» упало с 3000 до 500

 

«Термин «мещанство» идёт от Герцена, который разумел под ним коллективную посредственность, умеренность и аккуратность, ненависть к яркой индивидуальности. Подобного понятия нет в других языках. Уж очень ненавистно было всегда мещанство в России. Поэтому и утвердилось это понятие».

Лихачёв Д.С., Заметки и наблюдения: из записных книжек разных лет, Л., «Советский писатель», 1989 г., с. 512.

 

«… письма Герцена последних лет, брюзгливые, с длинными денежными расчётами, с вечным ужасом перед тем, что все вокруг бестолковы, и никого нельзя научить вести хозяйство, и покупать мебель, и жениться. Всё это у него началось после падения «Колокола».

Гинзбург Л.Я.,  Человек за письменным столом: эссе. Из воспоминания. Четыре повествования, Л., «Советский писатель», 1989 г., с. 193.

 

 

О судьбе талантов в России: «Ужасный, скорбный удел уготован у нас всякому, кто осмелится  поднять свою голову выше уровня, начертанного императорским скипетром; будь то поэт, гражданин, мыслитель - всех их толкает в могилу неумолимый рок. История нашей литературы - это или мартиролог, или реестр каторги. Погибают даже те, которых пощадило правительство, - едва успев расцвести, они спешат расстаться с жизнью. Рылеев повешен Николаем. Пушкин убит на дуэли, тридцати восьми лет. Грибоедов предательски убит в Тегеране. Лермонтов убит на дуэли, тридцати лет, на Кавказе. Веневитинов убит обществом, двадцати двух лет. Кольцов убит своей семьей, тридцати трёх лет. Белинский убит, тридцати пяти лет, голодом и нищетой. Полежаев умер в военном госпитале, после восьми лет принудительной солдатской службы на Кавказе. Баратынский умер после двенадцатилетней ссылки. Бестужев погиб на Кавказе, совсем ещё молодым, после сибирской каторги... «Горе народам, которые побивают камнями своих пророков!» - говорит Писание. Но русскому народу нечего бояться, ибо ничем уже не ухудшить несчастной его судьбы».

Герцен А.И., О развитии революционных идей в России / Собрание сочинений в 30-ти томах,Том 7, М.,  Академия наук СССР, 1956 г., с. 208.

Новости
Случайная цитата
  • Программа исследований для молодёжи по В.А. Обручеву – Г.И. Гуревичу
    «Появившееся в марте 1954 года (журнал «Знание - сила») знаменитое обращение академика Обручева: «Счастливого пути Вам, путешественники в третье тысячелетие», написано было с помощью молодого тогда фантаста Георгия Гуревича.«В октябре 1953 года, - вспоминал Гуревич, - академику Обручеву исполнилось 90 лет. Юбилей был торжественно отмечен в Геологическом институте и на даче патриарха, до неё даже довели асфальтовую дорогу по этому поводу. И некий художник-график, не помню его фамилии, к сожалению...