Нечаев Сергей Геннадиевич

1847 год
-
1882 год

Россия (СССР)

«Революционер [...] отказывается от мирной науки, 
предоставляя её будущим поколениям. Он знает  только
одну науку - науку разрушения. Для этого и  только для
этого он изучает механику,  физику, химию, пожалуй, медицину...»

Нечаев C.Г.

 


Русский учитель (по образованию), революционер, известный неразборчивостью средств  в достижении политических целей; автор «Катехизиса революционера».

Его знакомый вспоминал: «Как товарищ он был, с одной стороны, хороший товарищ: честный, правдивый, охотно делящийся всем материальным с другими, но с другой стороны, был несносный, много спрашивающий и ничего о себе не говорящий, всё толкующий в дурную сторону, чересчур жестокий в обращении с другими, пренебрегающий приличиями, способный иногда на цинические выходки. Но что всего более было в нём отталкивающего, это его крайний деспотизм относительно образа мыслей. Он не мог мириться с тем, что его знакомые имеют понятия, убеждения не такие, как он смотрит на вещи, и действуют не так, как он смотрит и действует. Но он не пренебрегал этими людьми, нет, он, напротив, с непонятною настойчивостью преследовал их, навязывая им своё. Нередко при этом приходилось страдать его личности, но он, кажется, обращал мало на это внимания. И вообще личностью своею он, по-видимому, нисколько не дорожил, с нуждою очень легко мирился, никогда не заявлял неудовольствия на своё положение и часто даже говорил: «Мы и так заедаем чужой хлеб». Скрытность эта его простиралась до того, что едва ли кто из самых близких его знакомых может сказать, откуда он родом, где учился, где был прежде и как попал на то место, которое занимал».

Лурье Ф.М., Созидатель разрушения: документальное повествование о С.Г. Нечаеве, СПб, «Петро-РИФ», 1994 г., с. 49.

 

В 1869 году С.Г. Нечаев в Москве убил по подозрению в предательстве революционной организации студента И. И. Иванова и скрылся за границу, но был выдан России швейцарскими властями как уголовный преступник.  Дело С.Г. Нечаева, освещаемое в газетах,  послужило толчком к написанию Ф.М. Достоевским романа «Бесы».

 

«Нечаев же решил, что колеблющихся можно шантажировать и терроризировать, а доверчивых - обманывать. Даже те, кто лишь воображает себя революционерами, могут пригодиться, если их систематически подталкивать к совершению особо опасных акций. Что же касается угнетённых, то раз уж им предстоит полная и окончательная свобода, их можно угнетать ещё больше. Их потери обернутся благом для грядущих поколений. Нечаев возводит в принцип положение, согласно которому следует всячески подталкивать правительство к репрессивным мерам. Ни в коем случае не трогать тех его официальных представителей, которые особенно ненавистны населению. Наконец, всемерно способствовать усилению страданий и нищеты народных масс. […] Выданный швейцарскими властями царскому правительству, он мужественно держался на суде. А приговорённый к двадцати пяти годам тюрьмы, не прекратил своей деятельности и в крепости, сумел распропагандировать команду Алексеевского равелина, строил планы убийства царя, но потерпел неудачу и был снова судим. Смерть в глубине каземата, на исходе двадцатого года заключения, увенчала биографию этого мятежника, ставшего родоначальником высокомерных вельмож революции».

Бим-Бад Б.М., Педагогическая антропология, М., Изд-во «УРАО», 1998 г., с. 316-317.

 

«Вспомним «Катехизис революционера» Нечаева. В нём есть такие строки: «Нравственно для него (для революционера – Прим. И.Л. Викентьева) всё, что способствует делу революции. Безнравственно и преступно всё, что мешает ему». Почти буквально повторяется у Ленина в речи на III съезде РКСМ эта идея: нравственно всё то, что способствует победе коммунизма. Впрочем, аморализм Ленина, его этический релятивизм был известен давно. В своей беседе с М. Спиридоновой в 1918 году Ленин цинично поведал: в политике нет места нравственности, там властвует лишь целесообразность».

Волкогонов Д.А., Ленин. Политический портрет, в 2-х книгах. Книга 1., М., «Новости», 1994 г., с. 72.

 

Современный биограф С.Г. Нечаева так оценивает его деятельность: «Целям должны соответствовать средства для их достижения, иначе они приведут к другим, не  поставленным целям. Средство может обезобразить цель до неузнаваемости. Величайшее искусство политика - правильно выбрать цель и найти соответствующее ей средство. Наши политические вожди ставили утопические цели и лихорадочно метались в поисках средств для их реализации. Они бились над неразрешимой задачей, им требовалось под утопическую идею «перековать» реальных людей. Поскольку утопия построена быть не может, на то она и утопия, попытки её реального воплощения приводят к насилию над народом. Чем нереальнее цель, к тем большему насилию приводит попытка её реализации. В этом главнейшая трагедия российского освободительного движения. Наибольшую лепту в арсенал преступных средств насилия внёс С.Г. Нечаев».

Лурье Ф.М., Созидатель разрушения: документальное повествование о С.Г. Нечаеве, СПб, «Петро-РИФ», 1994 г., с. 18.

Новости
Случайная цитата
  • Возникновение речи / языка по С.А. Бурлак
    «… исследователи обнаружили у шимпанзе в природе 39 различных моделей поведения, которые являются обычными в одних группах, но отсутствуют в других, - в это число входит и использование орудий, и груминг, и ухаживание. И это всё, чего смогли достичь шимпанзе за 6-7 миллионов лет своего существования как отдельного вида. У самых «примитивных» людей (что бы ни вкладывать в понятие «примитивности») культурно-специфичных практик (даже без учёта языка) насчитывается гораздо больше. Видимо, у шимпан...