Медичи Козимо-Старший

1389 год
-
1464 год

Италия

Флорентийский банкир и политический деятель, один из членов олигархической династии Медичи, представители которого с XIII по XVIII век неоднократно становились правителями Флоренции (в то время это был город-государство).


«Козимо родился в 1389 году, получил образование в монастырской школе Санта Мария дель Анджели во Флоренции, где, кроме прочего, обучался иностранным языкам: немецкому, французскому, греческому и арабскому. Он увлекался философией и искусством. В 1414 году Козимо начал работать в семейном бизнесе в качестве ученика и за первые два года освоил азы ведения бизнеса. Уже в 1416 году он был назначен генеральным директором самого важного филиала банка - в Риме. Именно в римский филиал впоследствии часто назначали талантливых менеджеров, которые двигались вверх по карьерной лестнице, что давало им шанс доказать, что они имеют профессиональные способности. В 1419 году Козимо был отозван во Флоренцию и стал членом маджории - коллегии старших партнёров, контролировавших работу банка Медичи.  В начале 20-х годов XV века его отец отошёл от дел и Козимо встал во главе бизнеса.

Под управлением Козимо банк Медичи начал расширяться.

Сначала были открыты филиалы в Северной Европе, затем - на Ближнем Востоке и в Северной Африке, позднее - четыре филиала в Италии (в Риме, Милане, Пизе и Венеции) и филиалы в Женеве (впоследствии он будет переведен в Лион), Авиньоне, Брюгге и Лондоне. В Испании и нескольких портах восточного Средиземноморья были налажены агентские связи; особо следует отметить огромный рынок перца в Александрии. Агенты Медичи работали в Скандинавии и Исландии, закупая там меха, рыбу и сало. Их клиентская сеть простиралась от Ближнего Востока через Путь пряностей на Дальний Восток».

Морган Витцель, Как банк Медичи стал самым могущественным в мире, журнал «Экономические стратегии», 2004 г., N 7, с. 93.

 

Ни его отец, ни сам Козимо де Медичи не придумывали «… новых методов или способов занятий банковским делом, предпочитая основываться на том, что было испытано другими и доказало свою эффективность. Это непременно следует иметь в виду, ибо только подобный консерватизм, ну и ещё политическая структура, созданная Медичи, позволяли Козимо заниматься всем остальным. И чем бы это «остальное» ни было, он прежде всего оставался осмотрительным и в высшей степени проницательным банкиром. Единственный творческий элемент, который с завидным постоянством обнаруживает себя в его деятельности финансиста, это налоговые декларации; впрочем, это давняя традиция в итальянском банковском деле. Пусть Козимо был консервативен в своих финансовых операциях, пусть он сознательно вёл вполне скромный образ жизни и вообще предпочитал оставаться в тени, но при этом он удивительным образом мирился с самыми экстравагантными выходками своих протеже. Наиболее выразительно, быть может, об этом свидетельствует один случай из биографии его фаворита Донателло, человека весьма чувствительного. Как-то один купец из Генуи заказал ему, по рекомендации Козимо, свой бюст в натуральную величину, но, когда работа была закончена, платить отказался, утверждая, что художник запросил слишком много. Призванный в качестве арбитра Козимо велел отнести бюст к себе во дворец, где его поставили на крышу, у перил, так чтобы его можно было разглядеть наилучшим образом. Заказчик, однако, продолжал стоять на своём: с него берут слишком дорого, тем более что работа заняла у автора всего месяц и не может стоить более 15 флоринов.

Услышав это, Донателло пришёл в ярость и заявил, что он художник, а не ремесленник, которому платят почасно. И не успел никто встать на его пути, как он кинулся вперед и перебросил бюст через перила. Ударившись о булыжную мостовую, тот разлетелся на куски. Потрясённый случившимся, негоциант забормотал слова раскаяния и пообещал заплатить двойную цену, если Донателло сделает другой бюст, но тот и слышать ничего не хотел, несмотря на то что просьбу генуэзца Козимо - его друг поддержал от себя лично.

Как ни странно, Козимо мирился с такого рода поведением. Судя по всему, он стал одним из первых меценатов, кто признал неизбежность появления художника нового, ренессансного, типа. «Этих гениев, - говорил он, - нужно воспринимать так, словно они не из плоти сделаны, а сотканы из звёздной пыли».

Пол Стратен, Медичи. Крёстные отцы Ренессанса, М., «Аст», 2010 г., с. 135-136.

 

Как на Козимо Медичи, так и на других членов этой династии, работали многие деятели Возрождения: Бенвенуто Челлини, Сандро Боттичелли, Филиппо Брунеллески, Микеланджело, Рафаэль, Тициан и др.

Более того, во многом благодаря семейству Медичи, Флоренция стала одним из культурных центров Ренессанса.  Галерея Уффици, находилась в личном владении семейства, пока в XVIII веке  Анна Мария Луиза Медичи не подарила её городу...

Благодаря помощи семейства, мог работать Галилео Галилей.

 

Козимо Медичи «… знал, что скоро умрёт, и, листая философские книги, искал ответа на вопрос о смысле жизни. Цицерон со своим гражданским долгом остался позади; теперь Козимо стремился постичь Платона и summum bonum (высшее добро). В последние дни он просил Пьеро и Контессину посидеть с ним у кровати и, если верить Пьеро, просил не устраивать ему пышных похорон. В 1464 году, в возрасте семидесяти четыре лет Козимо де Медичи скончался под звуки голоса Фичино, читавшего ему Платона. Похороны прошли просто, хотя семейную церковь Медичи, где упокоился Козимо, окружила в молчании чуть ли не вся Флоренция. По решению синьории на его гробнице были высечены слова: «Pater Patrie» («Отец Отечества»)».

Пол Стратен, Медичи. Крёстные отцы Ренессанса, М., «Аст», 2010 г., с. 159-160.

Новости
Случайная цитата
  • Мышление руками, открытое Фрэнком Кашингом
    Фрэнк Кашинг опубликовал статью:  Manual Concepts: A Study of the Influence of Hand-Usage on Culture Growth, American Anthropologist, 1892, volume 5.  «Многие племена, называемые первобытными, до прошлого и нынешнего века, когда их стала изучать современная наука, сохраняли следы гораздо более значительной роли языка жестов-иероглифов. О высокой развитости такого языка у этих племен свидетельствует то, что у аранта (и других туземцев Австралии) в некоторые периоды жизни отдельного человека или в...