Ерофеев Виктор Владимирович

1947 год
-
наше время

Русский писатель, литературовед, телеведущий.

Родился в семье дипломата и часть детства провёл с родителями в Париже.

 

«Талант - это тот божественный ветер, что через тебя проходит. Ты становишься объектом некой тайны, когда этот ветер дует, рождая у одних музыку, у других - стихи, у третьих, как у меня, тексты. Если дует. Но, во-первых, дует он редко, а во-вторых, ещё хрен разберёшь, что там шумит в этом ветре. Поэтому одно из условий таланта - невероятная вдумчивость. Ты должен вдумываться в то, что собираешься сделать, иначе это будет всего лишь отсебятиной. И ещё надо уметь ждать. Ожидание того, когда же наконец задует тот самый ветер, случится ли это завтра или уже никогда, бесконечно и мучительно. И никто не знает, что может вдруг помешать. Вон Бродский - получил Нобелевскую премию и перестал писать стихи, у него в этом смысле как будто эрекция кончилась. Раньше он писал по полсотни стихов в год, а потом только два-три. Будто премию получил, а какой-то «мандат» у него отобрали. И такое может случиться с каждым, кому что-то дано. От осознания этого тебя гложет постоянное чувство внутренней растерянности: а может, я делаю что-то не то, что для творческого подъёма надо, может, я излишне увлечён процессом жизни, а стоит быть более аскетичным или, наоборот, пуститься во все тяжкие? Может, не мотаться по миру, как я, например, мотаюсь, а сидеть на даче и смотреть на звёзды?.. Вот как понять, где твоя органика? Вопрос этот сродни гамлетовскому - быть или не быть...».

Сперанская М., Толковый словарь Виктора Ерофеева, журнал «Story», 2012 г., N 5,  с. 25.

 

Виктор Ерофеев: «Запад нас обычно жалеет, словно мы какие-то несчастные, оккупированные кем-то. И будто мы ждем, чтобы освобождение пришло с Запада. Они совершенно не понимают: мы не Европа - мы просто другие. Мы сидим как бы сразу на двух стульях - Запада и Востока. […] Маркиз де Кюстин, французский путешественник XIX века, написал в своей книге «Россия в 1839 году»: «Беда России не в том, что она подражает Западу, а в том, что она подражает плохо». А ведь в энергии следования лучшему можно прийти к своему собственному. Я вспоминаю, как мы ставили со Шнитке нашу оперу «Жизнь с идиотом» в Амстердаме. Голландцы во главе с королевой пришли, чтобы вежливо поаплодировать русским, отдать должное знаменитым Шнитке, Ростроповичу, Кабакову. Команда была сильная. И когда они вдруг поняли, что русские могут сказать такое, о чём они не знают, это вызвало переполох. Они от нас ждут только жалоб - как нам плохо».

Дардыкина Н., Великие и ужасные, М., «Аст», 2004 г., с. 28.

 

Виктора Владимировича Ерофеева периодически путают с другим автором: Венедиктом Васильевичем Ерофеевым, автором культовой поэмы «Москва-Петушки»…

Новости
Случайная цитата
  • Становление ученого Готфрида Лейбница
    «… одной привилегией, обеспеченной принадлежностью к академическим кругам зажиточного бюргерства, Лейбниц воспользовался (может быть, того сам не зная) очень рано: в 1653 г., когда ему ещё не было семи лет, его записали студентом Лейпцигского университета («без принесения присяги»). Возможно, это было сделано потому, что мальчик незадолго перед этим, в 1652 г., потерял отца - зачисление в студенты закрепляло за ним принадлежность к университету, где отец работал с 1628 г. Фактически же в 1653 г....