Кабаков Илья Иосифович

1933 год
-
наше время

Россия (СССР)

Отечественный живописец, график, в эпоху СССР - один из лидеров московского «неофициального искусства».  

Активный участник диссидентских художественных выставок в СССР.

С 1989 года живёт и работает за рубежом – в Германии, Франции и США.

«Живя на Западе, Илья Кабаков расстраивался, когда музейные уборщицы принимали специально созданный им мусор за обычный и выметали его из инсталляций; он делал всё, чтобы люди с бокалами на вернисажах не разгуливали по его «тотально переработанным, музейным пространствам» (так он определял свою «тотальную инсталляцию»). И, уж конечно, выставляться его инсталляции должны были в общепризнанно-знаковых, квазисакральных пространствах, прежде всего в музеях».

Рыклин М., «Проект длинной в жизнь»: Пригов в контексте московского концептуализма,  в Сб.: Неканонический классик: Дмитрий Александрович Пригов (1940-2007) / Под ред. Е. Добренко и др., М., «Новое литературное обозрение», с. 2010 г., с. 86.

 

«… художник Илья Кабаков в своих тотальных инсталляциях «Сумасшедший дом, или «Институт креативных исследований» (1991) и «Дворец проектов» (1998) демонстрирует множество мыслительных систем, исторически подлинных и воображаемых, каждая из которых заключает в себе «последовательность безумия», широкий взмах его орлиных крыльев, затмевающих солнце. В одном ряду он рассматривает проект философа Н. Фёдорова о воскрешении всех мёртвых и расселении их по звёздным мирам - и, скажем, проект домохозяйки Б. Лисовской из Чкаловска о создании рая под потолком.
«Сумасшедший дом, или Институт креативных исследований» - это совокупность проектов, авторами которых являются пациенты. Метод лечения состоит в том, что пациенты свободно воплощают свои творческие идеи, неприятие которых окружающим обществом и привело их к душевному расстройству.
«В институте нет деления на «врача» и «пациента», на «больных» и «здоровых» - есть «авторы» и «сотрудники», «креаторы» и их «помощники». И те и другие усердно и настойчиво трудятся над реализацией «проекта», доводя его до успешного результата - Инсталляция представляет собою сложный лабиринт, состоящий из больших и маленьких комнат... Первая комната... называется «комната врача» и увешана по стенам многочисленными инструкциями и правилами. Остальные 12 комнат, куда заглядывает зритель, также, кроме объектов, имеют объяснения по стенам, из которых ясно, когда пациент поступил в институт, характер его «проекта» и главная идея, а также мнения о нем лечащих врачей. Вся инсталляция залита ярким электрическим светом». Слово «проект» Кабаков неизменно заключает в кавычки. Это и творческий проект, воплощением  которого занят автор Института креативных исследований, и тот «пунктик», на котором помешан пациент сумасшедшего дома. Особенность этих «креативных помешательств» - их систематический характер, то, что они выступают именно в форме проекта, некоей доктрины, призванной спасти мир, организовать жизнь людей на началах гармонии и справедливости. Например, в комнате № 11 выставлен проект под названием «Энергия должна распределяться равномерно». Больной озабочен тем, что энергия в мире распределена неравномерно - в одних местах её больше, в других меньше. Он создаёт проект «всемирной равномерной Системы» - «сеть из спутников, неподвижно висящих над всей поверхностью Земли и улавливающих избыток энергии в одних её частях, чтобы немедленно передать её в те районы, где её не хватает». 

Эпштейн М.Н.,  Методы безумия и безумие метода / Знак пробела: о будущем гуманитарных наук, М., «Новое литературное обозрение, 2004 г., с. 532-533.

 

«Илья Кабаков всегда восхищал меня. Всё, к чему прикасался Мидас, превращалось в чистое золото, а всё, к чему бы ни прикасался Кабаков, превращалось в безупречное искусство: мусор коммунальной квартиры и списки её жильцов, побитая эмалированная кастрюля и помятая алюминиевая кружка, расписание загородных электричек обретали жизнь благодаря его уникальному видению окружающего мира. Любой его небольшой набросок, любой законченный рисунок был безупречен так же, как цвет в его акварелях и картинах; а в его инсталляциях, зародившихся на чердаке одного московского дома, восхищала своей безупречностью логистика.  […] Восприятие и видение окружающего мира Кабаковым являло собой удивительное сочетание глубочайшего мыслителя и неискушённого дитяти. Видимо, поэтому одновременно творились им и философские полотна и объекты, призывающие не к любованию, а к размышлению, и искрящиеся весельем детские книжки, достойные стоять в одном ряду с работами лучших в России иллюстраторов «Детгиза» - Лебедева и Конашевича. Илья обладал очаровательной физиономией добродушнейшего плута, и, возможно, поэтому, когда охотно объяснял свою теорию искусства, казалось, что он иронизирует над тобою».

Шемякин М.М., Моя жизнь: до изгнания, М., «Аст», 2024 г., с. 646-647.

Новости
Случайная цитата
  • Поверхностная критика идей Н.И. Лобачевского
    «В 1834-м в известном журнале Фаддея Булгарина «Сын Отечества» появилась статья, где полностью уничтожались и работа Лобачевского и сам он как учёный. […] Но статья эта, мне кажется, имеет самостоятельное и весьма поучительное значение. Она заслуживает пристального и особого внимания.Весь ужас в том, что для непрофессионала и даже для профессионала она звучит весьма убедительно. Трудно выбрать лучший пример дьявольской мощи демагогии, силы убеждений не логикой, не доводами, но интонацией, софист...