Батищев Генрих Степанович

1932 год
-
1990 год

Россия (СССР)

Русский философ.

«С начала 70-х годов Г. С. Батищев знакомится с учением Агни-Йоги (Живой Этики), а в 1977 г. принимает христианство в его православном варианте (при крещении принимает имя Иоанн). До начала 80-х г. всё это ещё почти никак не сказывается в публикуемых им работах. Но долго это продолжаться не могло: Г.С. Батищев был не такой человек. Однако в условиях атеистического климата об этом невозможно было говорить в полный голос или писать «прямым текстом». И Г.С. Батищев прибегал к разного рода намёкам, аллюзиям, иносказаниям и т. п., изобретал новую, подчас неуклюжую терминологию».

Хамидов А.А., Путь открытий как открытие пути: философские искания Г.С. Батищева, в Сб.: Генрих Степанович Батищев / Под ред. А.А. Лекторского, М., «Росспэн», 2009 г., с.18.

Генрих Батищев «… был, пожалуй, самым глубоким советским философом - из официальных философов профессиональной тусовки. Ученик Ильенкова - он даже его быстро перерос. Маркса он знал по первоисточникам и блестяще. Одним из первых заговорил о деятельности. Но перерос и деятельностный подход. Пришёл к Богу. И оставаясь в русле традиционной советской терминологии разрабатывал, в общем-то, нетривиальную и глубокую философию бытия как сотворчества. Фактически, он через Маркса пришёл к Буберу и Бахтину, но в совдеповской терминологии и системно».

Тульчинский Г.Л., Истории по жизни: опыт персонологической систематизации, СПб, «Алетейя», 2007 г., с. 129.

 

«... у каждого из нас есть свой срок пробуждения и перехода к устремлённому способу быть. Иногда он наступает очень и очень рано, иногда - до горечи поздно. Но если только час пробил, тогда в нас берёт верх сильнейшее чувство неудовлетворённости любой косностью и омертвением: душа исполнена решимости отринуть от себя объятия и скрепы рутинно-повторительного [...] существования. С этого момента человек уже не приемлет неподвижного тождества и самодавления непробуждённой псевдо-жизни - он задыхается и рвётся из неё прочь - чтобы родиться для собственной жизни как непрестанно устремлённого потока, пролагающего для себя новые и обновляемые берега».

Батищев Г.С., Диалектика общения. Гносеологические и мировоззренческие проблемы, М., ИФ АН СССР, 1987 г., с. 103.

 

Генрих Батищев «… считал основополагающей в творчестве общение личности и мира. «Акцент на создание нового не является целью творчества, это некий побочный эффект. Творчество - это межсубъектное отношение (диалог - Библер). Результат творчества всегда личностью направлен, открыт диалогу, поэтому не может быть антигуманным. Не любое создание нового есть творчество, а то, что возникло из общения личности и мира («глубинного общения» и направлено, адресовано другим). […] Сущность человека Батищев рассматривает не только как выбор одной из возможностей, но и как способность создавать принципиально новые возможности для собственного развития: предметный мир человека содержит в себе «ограниченную «сумму» возможностей, между тем. в качестве субъекта человек может существовать, лишь создавая принципиально новые возможности» (Это старая мысль Л. С. Выготского – Прим. И.Л. Викентьева).

Батищев выделяет 3 уровня развития личности: орудийно-полезностный, уровень ценностей и уровень развития. Именно последний связывается с творчеством: «… здесь человек не просто присваивает или осваивает мир, но приемлет его в свою сущность, обретает себя вновь и вновь как творца-субъекта. Человек вбирает в себя смыслообразующие содержания духовной культуры сo всей их живой диалектике и строит себя из них... человек здесь по-настоящему открыт другому человеку... как ставящий себя на место другого во всем, включая - это суть дела! - его авторствование в своей жизни... Каждый есть автор своих поступков, своих мыслей и идеалов, а это и открывает его каждому другому как субъекта, причем вся унаследованная каждым прежняя культура здесь возрождается к новому участию в живой творческой жизни в ансамбле с новыми решениями».

Максимова С.В., Творчество: созидание или деструкция?, М., «Академический Проект», 2006 г., с. 19.

 

«Мне редко приходилось встречать столь глубоко и страстно верующего человека. Он был не просто верующим, он был в полной мере воцерковлённым человеком. Регулярно посещал церковь, еженедельно исповедовался и причащался, строго соблюдал посты. Во время отпуска совершал паломничества в Псково-Печерский монастырь, неукоснительно выполнял наставления своего духовного отца - старца этого монастыря. В последнее посещение монастыря старец напутствовал его готовиться к «третьему рождению», каковым для христианина является смерть. Как мне кажется, Генрих Степанович (при крещении принявший имя Иоанн) не верил в близость смерти. Но за время болезни он исповедовался и причащался дважды в неделю; когда уже не мог вставать, у его постели отслужили молебен, трижды соборовали. Умер он 31 октября 1990 г. Его отпели в церкви, прихожанином которой он был, и похоронили со священником...».

Шердаков В.Н., Г.С. Батищев: в поиске истины пути и жизни, в Сб.: Философия не кончается… Из истории отечественной философии: ХХ век 1960-1980-е годы, в 2-х книгах, Книга 2 / Под ред. В.А. Лекторского,  М., «Росспэн», 1999 г., с. 531.

 

«... Батищев всегда носил с собой фляжку с настоями трав и время от времени прихлёбывал из неё. Провёл с нами основательную беседу о необходимости и пользе лечебного голодания, сам он практиковал голодания не по одной неделе. Пытался я слабенько усомниться в безобидности голодания, ссылаясь на современную загрязнённость фруктов, на соке которых приходится выходить из процесса голодания, восстанавливаться, - ведь изголодавшиеся клетки организма жадно поглощают все химические примеси, которые попали в яблочный сок. Батищев иронично улыбался и выстраивал свою аргументацию. Как-то Рябчиков появился на пороге с батоном, завернутым в газету. Глаза Генриха Степановича выразили ужас от такого невежества: «Газета - это же сплошной свинец! Вы знаете, как её печатают?» Тут же последовал совет, что хлеб вообще следует после магазина помещать в горячую духовку или гриль, чтобы убить всё вредоносное, что попало на него по пути от пекарни к магазину». […]

В отличие от Э.В. Ильенкова, Г.С. Батищев искал отзывчивого читателя. Он рассылал напечатанные на пишущей машинке рукописи в разные города своим знакомым, в том числе и мне. По этим материалам видно, насколько дорожил он точностью каждого предложения, каждого слова. В машинописных текстах множество добавлений в виде вклеек с отгибом, рукописных вставок, исправлений. Таким материалам он придавал форму книжечек, переплетал в твёрдую обложку. Мы невольно входили в лабораторию творчества философа, который, как и Ильенков, много думал о природе творчества.

Посмертно изданная книга Батищева названа «Введение в диалектику творчества» (СПб, 1997)».

Корольков А.А., Забываемые учителя, в Сб.: Вспоминая философский факультет / Сост. Б.В. Марков. А.В. Малинов, СПб, Санкт-Петербургское философское общество, 2015 г., с. 81-82.

 

 

Г.С. Батищев - автор терминов: «другодоминантность» (вероятно, по аналогии с работами А.А. Ухтомского) и «своецентричность».

Новости
Случайная цитата
  • Негативное отношение общества к открытиям / изобретениям по Шарлю Фурье
    Шарль Фурье считал, что «… чтобы дух человеческий ушёл вперёд», нужно захватить на «…месте преступления научное мракобесие»:«Недавно один французский физик, г. Араго, доказывал (Annuaire du Bureau des longitudes, 1829), что открытие парового механизма принадлежит Папену, французу, родом из Блуа:  подвергавшийся первоначально неприятностям со стороны Парижской Академии наук, Папен был принят в 1681 году Лондонским королевским обществом, а 80 лет спустя, в 1764  году, Уатт выдал себя за изобретате...