Батищев Генрих Степанович

1932 год
-
1990 год

Россия (СССР)

Русский философ.

«С начала 70-х годов Г. С. Батищев знакомится с учением Агни-Йоги (Живой Этики), а в 1977 г. принимает христианство в его православном варианте (при крещении принимает имя Иоанн). До начала 80-х г. всё это ещё почти никак не сказывается в публикуемых им работах. Но долго это продолжаться не могло: Г.С. Батищев был не такой человек. Однако в условиях атеистического климата об этом невозможно было говорить в полный голос или писать «прямым текстом». И Г.С. Батищев прибегал к разного рода намёкам, аллюзиям, иносказаниям и т. п., изобретал новую, подчас неуклюжую терминологию».

Хамидов А.А., Путь открытий как открытие пути: философские искания Г.С. Батищева, в Сб.: Генрих Степанович Батищев / Под ред. А.А. Лекторского, М., «Росспэн», 2009 г., с.18.

Генрих Батищев «… был, пожалуй, самым глубоким советским философом - из официальных философов профессиональной тусовки. Ученик Ильенкова - он даже его быстро перерос. Маркса он знал по первоисточникам и блестяще. Одним из первых заговорил о деятельности. Но перерос и деятельностный подход. Пришёл к Богу. И оставаясь в русле традиционной советской терминологии разрабатывал, в общем-то, нетривиальную и глубокую философию бытия как сотворчества. Фактически, он через Маркса пришёл к Буберу и Бахтину, но в совдеповской терминологии и системно».

Тульчинский Г.Л., Истории по жизни: опыт персонологической систематизации, СПб, «Алетейя», 2007 г., с. 129.

 

«... у каждого из нас есть свой срок пробуждения и перехода к устремлённому способу быть. Иногда он наступает очень и очень рано, иногда - до горечи поздно. Но если только час пробил, тогда в нас берёт верх сильнейшее чувство неудовлетворённости любой косностью и омертвением: душа исполнена решимости отринуть от себя объятия и скрепы рутинно-повторительного [...] существования. С этого момента человек уже не приемлет неподвижного тождества и самодавления непробуждённой псевдо-жизни - он задыхается и рвётся из неё прочь - чтобы родиться для собственной жизни как непрестанно устремлённого потока, пролагающего для себя новые и обновляемые берега».

Батищев Г.С., Диалектика общения. Гносеологические и мировоззренческие проблемы, М., ИФ АН СССР, 1987 г., с. 103.

 

Генрих Батищев «… считал основополагающей в творчестве общение личности и мира. «Акцент на создание нового не является целью творчества, это некий побочный эффект. Творчество - это межсубъектное отношение (диалог - Библер). Результат творчества всегда личностью направлен, открыт диалогу, поэтому не может быть антигуманным. Не любое создание нового есть творчество, а то, что возникло из общения личности и мира («глубинного общения» и направлено, адресовано другим). […] Сущность человека Батищев рассматривает не только как выбор одной из возможностей, но и как способность создавать принципиально новые возможности для собственного развития: предметный мир человека содержит в себе «ограниченную «сумму» возможностей, между тем. в качестве субъекта человек может существовать, лишь создавая принципиально новые возможности» (Это старая мысль Л. С. Выготского – Прим. И.Л. Викентьева).

Батищев выделяет 3 уровня развития личности: орудийно-полезностный, уровень ценностей и уровень развития. Именно последний связывается с творчеством: «… здесь человек не просто присваивает или осваивает мир, но приемлет его в свою сущность, обретает себя вновь и вновь как творца-субъекта. Человек вбирает в себя смыслообразующие содержания духовной культуры сo всей их живой диалектике и строит себя из них... человек здесь по-настоящему открыт другому человеку... как ставящий себя на место другого во всем, включая - это суть дела! - его авторствование в своей жизни... Каждый есть автор своих поступков, своих мыслей и идеалов, а это и открывает его каждому другому как субъекта, причем вся унаследованная каждым прежняя культура здесь возрождается к новому участию в живой творческой жизни в ансамбле с новыми решениями».

Максимова С.В., Творчество: созидание или деструкция?, М., «Академический Проект», 2006 г., с. 19.

 

«Мне редко приходилось встречать столь глубоко и страстно верующего человека. Он был не просто верующим, он был в полной мере воцерковлённым человеком. Регулярно посещал церковь, еженедельно исповедовался и причащался, строго соблюдал посты. Во время отпуска совершал паломничества в Псково-Печерский монастырь, неукоснительно выполнял наставления своего духовного отца - старца этого монастыря. В последнее посещение монастыря старец напутствовал его готовиться к «третьему рождению», каковым для христианина является смерть. Как мне кажется, Генрих Степанович (при крещении принявший имя Иоанн) не верил в близость смерти. Но за время болезни он исповедовался и причащался дважды в неделю; когда уже не мог вставать, у его постели отслужили молебен, трижды соборовали. Умер он 31 октября 1990 г. Его отпели в церкви, прихожанином которой он был, и похоронили со священником...».

Шердаков В.Н., Г.С. Батищев: в поиске истины пути и жизни, в Сб.: Философия не кончается… Из истории отечественной философии: ХХ век 1960-1980-е годы, в 2-х книгах, Книга 2 / Под ред. В.А. Лекторского,  М., «Росспэн», 1999 г., с. 531.

 

«... Батищев всегда носил с собой фляжку с настоями трав и время от времени прихлёбывал из неё. Провёл с нами основательную беседу о необходимости и пользе лечебного голодания, сам он практиковал голодания не по одной неделе. Пытался я слабенько усомниться в безобидности голодания, ссылаясь на современную загрязнённость фруктов, на соке которых приходится выходить из процесса голодания, восстанавливаться, - ведь изголодавшиеся клетки организма жадно поглощают все химические примеси, которые попали в яблочный сок. Батищев иронично улыбался и выстраивал свою аргументацию. Как-то Рябчиков появился на пороге с батоном, завернутым в газету. Глаза Генриха Степановича выразили ужас от такого невежества: «Газета - это же сплошной свинец! Вы знаете, как её печатают?» Тут же последовал совет, что хлеб вообще следует после магазина помещать в горячую духовку или гриль, чтобы убить всё вредоносное, что попало на него по пути от пекарни к магазину». […]

В отличие от Э.В. Ильенкова, Г.С. Батищев искал отзывчивого читателя. Он рассылал напечатанные на пишущей машинке рукописи в разные города своим знакомым, в том числе и мне. По этим материалам видно, насколько дорожил он точностью каждого предложения, каждого слова. В машинописных текстах множество добавлений в виде вклеек с отгибом, рукописных вставок, исправлений. Таким материалам он придавал форму книжечек, переплетал в твёрдую обложку. Мы невольно входили в лабораторию творчества философа, который, как и Ильенков, много думал о природе творчества.

Посмертно изданная книга Батищева названа «Введение в диалектику творчества» (СПб, 1997)».

Корольков А.А., Забываемые учителя, в Сб.: Вспоминая философский факультет / Сост. Б.В. Марков. А.В. Малинов, СПб, Санкт-Петербургское философское общество, 2015 г., с. 81-82.

 

 

Г.С. Батищев - автор терминов: «другодоминантность» (вероятно, по аналогии с работами А.А. Ухтомского) и «своецентричность».

Новости
Случайная цитата
  • Евгеническая программа и движение по Фрэнсису Гальтону
    Фрэнсис Гальтон выпустил книгу: Исследования о человеческих способностях и их развитии / Inquiries into human faculty and its development, где впервые определил евгенику как науку об улучшении рода.По его мысли новая наука изучает все условия, при которых могут быть произведены люди высокого типа.Galton F., Inquiries into human faculty and its development, London, 1883, р. 44.Евгеническое движение Гальтона состояло из исследовательской программы (целью которой было выяснение относительной роли п...