Булгаков Михаил Афанасьевич

1891 год
-
1940 год

Россия (СССР)

Русский писатель, по образованию – врач.

 

«Ещё в годы учебы в университете Святого Владимира в Киеве Булгаков увлёкся учением Фридриха Ницше, порвал с Богом, уверовал в свою исключительность и великое (как вскоре он для себя выяснил) предназначение. Эгоизм Булгакова, как считала его сестра Надежда, питался необузданной «сатанинской гордостью»: людьми для него, как и для его любимого Воланда, были лишь те, кто с ним, точнее - за ним безоглядно; он бросал друзей, портил отношения с родными, даже жен менял как раз в тот момент, когда это было нужно его ego. «У Миши, - говорила его сестра, - терпимости не было».

Романовский С.И., От каждого по таланту, каждому – по судьбе, СПб, Изд-ву СПбГУ, 2003 г., с. 282.

 

 

«Оппозиционизм М. Булгакова по отношению к Советской власти очевиден. Ему не обязательно даже рядиться в одежды «эзопова языка». Повести 1920-х годов - «Дьяволиада», «Роковые яйца» - в открытой сатирической манере пародируют социальный эксперимент, начатый большевиками. «Я не люблю пролетариата», - признаётся герой романа «Собачье сердце» профессор Филипп Филиппович Преображенский. Он, профессор, - также экспериментатор. В 1920-е годы строились самые смелые проекты в области генетики и евгеники. Профессор Преображенский пытался «улучшить» человеческую природу, соединив тело собаки с «пролетарским» гипофизом. Эксперимент привёл к удручающему результату: гибрид человека и собаки Шариков оказался не представителем новой человеческой расы, а дегенератом, изобретателем знаменитого лозунга: «Взять всё да и поделить». «Собачье сердце» - один из первых в литературе романов-антиутопий, где идет речь об ответственности не только политиков, но и ученых за последствия своих экспериментов».

Великие писатели XX века / Составление, общая редакция, предисловие, послесловие П. В. Васюченко, М., «Мартин», 2002 г., с.76.

 

«И создаются «Дни Турбиных» (у Максудова - «Чёрный снег») - жутковатая пьеса про сквозняк, ветер, ураган революции, про гибель прелестного, честного, милого старого мира, про неизвестность впереди. Во второй половине 20-х написаны и прошли и «Зойкина квартира», и «Багровый остров». Хорошо, что Булгаков был сатириком: сражения автора с цензурой он подаёт с юмором. Герой «Багрового острова» ужасается, отстаивает своё детище, но с правками соглашается: он тоже не герой, важно, чтоб пьеса пошла. И всё было так, как он нам показал: Независимый театр, или МХАТ, серебряный венок, основоположники и молодёжь, Иван Васильевич и Аристарх Платонович, золотой конь на сцене. Поликсена Торопецкая в красном джемпере за машинкой и Августа Межераки с бриллиантовым крестиком. Однако в литературной среде всё изменилось. Начинающих Бунина, Лермонтова, Достоевского, Чехова и Л. Толстого пестовали и лелеяли, радовались каждому их успеху. Мэтры подавали руку, помогали идти, организовывали публикации. Советская власть внесла новшества: писатель писателю стал волк. Подсиживали, клеветали, доносили. «Рапповцы», футуристы, «комсомольские поэты» и прочая бездарная рвань от литературы просто бесились, видя успех Булгакова. Пошли термины: «булгаковщина», «подбулгачник». Только что не «пилатчина». Булгакова перестали печатать. Политбюро и правительство разбирали «его вопрос». ГПУ тоже приложило руку: обыски и даже допросы. Но в окно подвала ночью не постучали: Сталин стоял за дирижерским пультом. Он хотел, чтоб Булгаков попросил пощады, заступничества и тем самым признал его не гонителем, а меценатом. Они, сатрапы, это любят. И Булгаков начинает объяснять ГПУ, что он не любит деревню, что она более кулацкая, чем принято думать; что он не знает рабочий быт, что может он писать только об интеллигенции, «слабом, но важном слое» «в советской стране». И наступил «год катастрофы»: 1929-й. Сняли с репертуара «Дни Турбиных», «Багровый остров», «Зойкину квартиру», запрещены репетиции «Бега» и «Кабалы святош» всё в том же МХАТе».

Новодворская В.И., Поэты и цари, М., «Аст», 2009 г., с. 165-166.


В 1929 году М.А. Булгаков начинает писать «роман о дьяволе», но потом уничтожает написанный материал.  Позже им была создана первая полная редакция текста, получившая название «Мастер и Маргарита». Эпиграф для романа и имя сатаны Воланд взяты М.А. Булгаковым из «Фауста» Гёте.  Первая публикация романа (в журнальном варианте) состоялась в 1966 году, полный текст опубликован в 1973 году...

 

«Однажды случился примечательный разговор между Булгаковым и Маяковским - идейными противниками. Разговор происходил за игрой в бильярд, и писатели обменивались привычными колкостями, на которые оба были горазды. Неожиданно Булгаков серьёзно сказал: «А ведь нас обоих похоронит ваш Присыпкин» (Присыпкин – символ мещанина, герой комедии В.В. Маяковского «Клоп» - Прим. И.Л. Викентьева) и Маяковский ответил ему: «Совершенно с Вами согласен».
И если два столь разных писателя сошлись на том, что коллективную могилу им роет обыватель, то отчего же не сделать совсем незначительного усилия и не увидеть, что этот обобщённый обыватель к тому времени уже повсеместно вышел историческим гегемоном - и на всех континентах уже торжествовал гражданин (он же господин) Присыпкин».

Кантор М.К., Собеседник прокуратора (М.А. Булгаков), в Сб.: Литературная матрица. Учебник, написанный писателями в 2-х томах, Том 2, СПб-М., «Лимбус Пресс» , 2011 г., с. 528-529.

 

«Единственный писатель, с кем Булгаков вёл многолетнюю переписку, был В.В. Вересаев, симпатичный ему человек и тоже врач в прошлом. Добрые отношения были у Булгакова и с Е. Замятиным, пока тот не уехал из СССР. Можно назвать ещё два-три имени. Зато врагов - три списка. Он вёл их сам с каким-то сатанинским наслаждением».

Романовский С.И., От каждого по таланту, каждому – по судьбе, СПб, Изд-ву СПбГУ, 2003 г., с. 292.

 

 

«В своих воспоминаниях жена писателя, Елена Сергеевна Булгакова, приводит последние слова мужа: «Он дал мне понять, что ему что-то нужно, что он чего-то хочет от меня. Я предлагала ему лекарство, питьё, лимонный сок, но поняла ясно, что не в этом дело. Тогда я догадалась и спрашиваю: «Твои вещи?» Он кивнул с таким видом, что и «да» и «нет». Я сказала: «Мастер и Маргарита?» Он, страшно обрадованный, сделал знак головой, что «да, это». И выдавил из себя два слова: «Чтобы знали, чтобы знали...».

Степанян В.Н., Жизнь и смерть знаменитых людей, М., «Аст»; «Зебра», 2007 г., с. 507.

Новости
Случайная цитата
  • Бюрократизация власти в России по В.В. Налимову
    Судьба России - тема, которая глубоко волновала В.В. Налимова. Не на чужом, а на собственном опыте он испытал извивы российской истории, её иррациональность и жестокость. Тем не менее Василий Васильевич не озлобился, не стал эмигрантом, чётко разделяя демоническую Власть, которая овладела его страной, и саму страну, Россию, о которой всегда болела душа. Важнейшей своей задачей он считал осмысление того, что происходило с Родиной в течение последнего столетия. Потрясения, которые пережила Россия...