Блейк Уильям

1757 год
-
1827 год

Великобритания

«Вы имеете такую же интуицию, как и я,
только Вы не доверяете или не развиваете её...»

Уильям Блейк

 

Английский гравёр, поэт и художник.

Уильям Блейк на рубеже XVIII-XIX веков «... открывший в истории английской литературы новую страницу, связанную с романтизмом. Творчество Блейка восприняло народно-песенную традицию Бёрнса и внесло её в XIX век, подготовив бунтарско-демократический характер английского революционного романтизма, глашатаем которого стал Байрон.
Блейк родился в семье продавца галантерейных товаров, воспитывался на «пророческих» книгах, которые пробуждали в его живом воображении «видения».
До конца жизни у него сохранилась вера в их реальность. Своей образованностью он был обязан только чтению: его любимыми авторами стали Шекспир, Мильтон, Вергилий, Овидий, Данте, Ариосто.
Он увлекался творчеством великих художников Возрождения - Дюрера и Микеланджело.
Сам он иллюстрировал эклоги Вергилия, «Книгу Иова» и «Божественную комедию» Данте.
Чуждый эстетике классицизма, Блейк был не признан Академией как художник.
Отвергался он и издателями как поэт.
Блейк вынужден был устроить выставку своих рисунков и акварелей в лавке своего брата, сопроводив её каталогом, где в поэтической, афористической форме объяснял аллегорический смысл своих картин.
Но тогдашняя пресса обошла молчанием и эту попытку Блейка пробить дорогу в искусство».

Горбунов А.М., Сквозь даль веков. Из сокровищницы зарубежной поэзии, М., «Книга», 1975 г., с. 282.

 

Уильям Блейк писал: «Спрос в Англии не на то, чтобы человек обладал талантом или гением, а на то, чтобы он был пассивным, поэтичным и добродетельным ослом и был послушен мнениям знати об искусстве и науке. Если он таков - он хороший человек; если нет - пусть подыхает с голоду. [...] Англичане, проснитесь от фатального сна, в который вас погрузили книгопродавцы и торговые дельцы под искусно пропагандированным предлогом, что переводы и копии всякого рода делают нации такую же честь, как оригиналы; оскорбляя английский характер известной поговоркой, что англичане совершенствуют то, что другие изобретают. Что это отвратительная ложь, доказывают хотя бы произведения Хогарта. Никто не может улучшить оригинальное создание, так же как оригинальный замысел не может существовать без должного выполнения, организованного, очерченного и расчленённого. [...] Оригинальность и характерность - вот два великих достоинства большого стиля».

Уилльям Блейк, Обращение к обществу, цитируется по: Памятники мировой эстетической мысли в 5-ти томах, Том 3, М., «Искусство», 1967 г., с. 764-765.

 

«Свою концепцию исторического процесса Блэйк изложил в 1793 году в нескольких строках философского сочинения «Брак неба и ада», где предварительный «аргумент» даётся в стихах, а «функция» - в прозе. Вот эта концепция: без противоположностей нет прогресса. Влечение и Отталкивание. Разум и Энергия. Любовь и Ненависть необходимы для человеческого существования. Из этих противоположностей родится то, что религии называют Добром и Злом. Добро есть пассивность, подчиняющаяся Разуму. Зло - это активность, вытекающая из Энергии. Во всех священных книгах ошибочным является разделение человека на душу и тело, причём Энергия, именуемая Злом, считается порождением тела, а Разум, именуемый Добром, якобы происходит только из души (Это идеи Аристотеля – Прим. И.Л. Викентьева), и будто бы бог будет мучить человека в вечности за то, что он следовал своим страстям (энергиям). Но в человеке душа и тело едины, так называемое тело - это часть души, рассечённая пятью чувствами (органами чувств). Энергия - это единственная жизнь, и она исходит из тела, а Разум - это только периферия или внешняя окружность Энергии. Энергия есть вечное Блаженство. […]

Что мысль о положительном значении страстей, веками подавлявшихся церковью, не случайна у Блэйка, доказывает её повторение в «Пословицах ада»: «Дорога эксцессов приводит ко дворцу мудрости», «Вы никогда не узнаете меры, не испытав безмерности». Иначе сказать, лишь через полное развязывание энергий, в борьбе противоположностей достигаются положительные цели и нормы жизни».

Шагинян М.С., Вильям Блэйк / Зарубежные письма, М., «Советский писатель», 1977 г., с. 211.

 

«В одно мгновенье видеть вечность,

Огромный мир - в зерне песка,
В единой горсти – бесконечность
И небо - в чашечке цветка».

 

«Коль не меняешь своих взглядов,
Воде стоячей ты подобен:
Чудовищных ползучих гадов
Твой разум порождать способен».

Уильям Блейк, Сидения Страшного Суда, М., «Эксмо-Пресс», 2002 г., с. 313.

 

 

«Последние годы жизни Блэйка - борьба с большою нуждой, существование на грошовый заработок, на тягостную для его достоинства помощь друзей. Именно в эти годы он пишет огромные свои поэмы «Мильтон» и «Иерусалим», которые в соединении с написанными им ранее (в 90-х годах XVIII века) книгами так называемых «пророчеств» - «Америка», «Европа», «Видение дочери Альбиона» - почти ещё не изучены литературоведами, или, как принято говорить о сложной системе образов Блэйка, ещё не «расшифрованы».

Любопытно, что почти одновременно с Блэйком или немногим позже его таким же приподнято-пророческим стилем о судьбах Европы писал Фурье во Франции.

Смерть пришла к Вильяму Блэйку за несколько месяцев до его семидесятилетия - в воскресенье ночыо 12 августа 1827 года. Он всегда считал смерть естественной вещью. Его любимой собственной гравюрой было изображение полуоткрытой в тёмную комнату двери, куда бесстрашно входит глубокий старик - такой он представлял себе смерть. И, умирая, Блэйк пел свои песни, а жена сидела рядом.

О Блэйке почти не было серьёзных исследований».

Шагинян М.С., Вильям Блэйк / Зарубежные письма, М., «Советский писатель», 1977 г., с. 214.

 

Новости
Случайная цитата
  • Ф.М. Достоевский: Подросток [фрагменты из романа]
    Примечание: изложение идёт от лица подростка - Аркадия Долгорукого, незаконнорождённого сына дворянина А.П. Версилова. Аркадий вынужден носить фамилию дворового М.И. Долгорукого… Его незаконнорождённость – повод для его постоянных унижений.Ключевые моменты выделены жирным шрифтом. Подросток (фрагменты)«Я - кончивший курс гимназист, а теперь мне уже двадцать первый год. Фамилия моя Долгорукий, а юридический отец мой - Макар Иванов Долгорукий, бывший дворовый господ Версиловых. Таким образом, я -...