Нейгауз Генрих Густавович

1888 год
-
1964 год

Россия (СССР)

Отечественный пианист немецкого происхождения; музыкальный педагог, создатель пианистической школы.

В детстве и юности занимался музыкой под руководством отца, а также у различных мастеров фортепианной игры в разных городах Европы. В 1915 году сдал экстерном полный курс Петроградской консерватории.


«Однажды на конкурсе пианистов один из его участников спросил мнение маститого профессора Московской Консерватории Генриха Густавовича Нейгауза о его исполнении. Великий музыкант и педагог ответил: «Вы талантливы, но на Вашей игре написано: «Я играю Шопена», а надо, чтобы слышалось: «Я играю Шопена»».

Петрушин В.И., Психология и педагогика художественного творчества, М., «Гаудеамус», 2008 г., с. 314.


«Я считаю большой ошибкой, серьёзным упущением, наносящим ущерб педагогическому делу вообще, что огромное большинство учителей наших школ и училищ совершенно не работают над собой исполнительски. Я прекрасно знаю, сколько между ними есть способных и талантливых людей, которые, не претендуя вовсе на обширную концертную деятельность, могли бы всё-таки давать своим ученикам хорошие, убедительные образцы исполнения хотя бы тех пьес, которые изучаются в классе. Как хорошо было бы, если бы это моё горячее пожелание стало законом для училищ и школ! Нечего и говорить, насколько повысился бы общий уровень преподавания. А ведь это благородная исполнительская задача, не говоря о пользе для учащихся: законченно сыграть такие произведения, как «Детский альбом» Чайковского, «Альбом для юношества» Шумана, более легкие сонаты Моцарта и Гайдна, сонаты Бетховена, «Времена года» Чайковского и т.д. и т.д., вплоть до нашей советской детской литературы».

Нейгауз Г.Г., Учитель и ученик, в Сб.: Методологическая культура педагога-музыканта /  Под ред. Э. Б. Абдуллина, М., «Академия», 2002 г., с.166.


«Да не заподозрят меня, читая слова «великий», «большой», в карлсилизме («Герой и преклонение перед ним»). Старая теория героя и толпы умерла вместе со многими иллюзорными идеями прошлого; мы слишком хорошо знаем, что так называемый великий человек - такой же продукт своего времени, как и всякий другой, но мы также знаем, что такой «продукт», если он называется Пушкиным или Моцартом, принадлежит к самому драгоценному, что родила наша грешная земля. К тому же, такой «продукт» - самое сложное из всего, что есть на свете, - сложнее строения галактик или атомного ядра. Говоря это, желаю подчеркнуть, как важно внушить любому ученику с самого начала, с каким драгоценным материалом он будет иметь дело в своей жизни, если только действительно отдаст себя служению искусству. Меня никогда не покидает ощущение «чуда», когда я объясняю ученикам гениальные творения великих музыкантов и мы вместе стараемся исследовать по мере сил их глубины, проникнуть в их тайны, понять их закономерности, возвыситься до их высоты. Знаю, что это ощущение «чуда» и связанной с ним радости - радости от его восприятия и осознания - даёт мне весь смысл моей жизни, заставляет меня как педагога работать гораздо больше, чем «полагается по штату», и жертвовать собой без всякого сожаления».

Нейгауз Г.Г., Об искусстве фортепьянной игры, М., «Государственное музыкальное издательство», 1961 г., с.18.

 

«Вспоминаю: возвращался однажды в Ленинград из Москвы. В «Стреле» оказался в одном купе с Нейгаузом. Он был немного навеселе, но в меру. Знал меня он мало (вспоминал «Трио», хвалил). Было это году в пятидесятом или около того. Разговаривали о пианистах. Я спросил его мнение о тогдашних виртуозах. Как сейчас помню, было это в проходе у окна. Он, глядя на меня в упор, с улыбкой сказал: «Это же - торгаши». Слова эти помню точно. Между прочим, речь шла и об его учениках. Хвалил же одного Рихтера. Он под конец жизни совершенно разрушился как личность. Хвалил всё, что угодно, вступил в деловой альянс с откровенными негодяями, позволяя спекулировать своим именем. Думая (о, наивность!), что он заставляет служить их себе, он сам стал слугой грязнейших людей».

Свиридов Г.В., Музыка как судьба, М., «Молодая гвардия», 2002 г., с. 206.

 

Ученики: Э.Г. Гилельс, С.Г. Нейгауз (сын),  С.Т. Рихтер и многие другие.

 

Новости
Случайная цитата
  • Сценарий изменения личности в НКВД по наблюдениям Н.А. Заболоцкого
    «Начался допрос, который продолжался около четырёх суток без перерыва. Вслед за первыми фразами послышались брань, крик, угрозы. Ввиду моего отказа признать за собой какие-либо преступления меня вывели из общей комнаты следователей, и с этого времени допрос вёлся главным образом в кабинете моего следователя Лупандина (Николая Николаевича) и его заместителя Меркурьева. Этот последний был мобилизован в помощь сотрудникам НКВД, которые в то время не справлялись с делами ввиду большого количес...