Солженицын Александр Исаевич

1918 год
-
2008 год

Россия (СССР)

«Непробудная, уютная дрёма советских учёных - 
делать своё научное дело, а за это - жить в избытке, 
а за это - не мыслить выше пробирки»

А.И. Солженицын

 

Русский писатель и диссидент, лауреат Нобелевской премии по литературе 1970 года.

В 1945 году был арестован в армии за антисоветские письма другу и записи.  Был освобождён из лагеря в 1953 году.

«Если бы я не попал в тюрьму, - вспоминал Солженицын через сорок лет после войны, - я тоже стал бы каким-то писателем в Советском Союзе, но я не оценил бы ни истинных задач своих, ни истинной обстановки в стране, и я не получил бы той закалки, тех особенных способностей к твёрдому стоянию и к конспирации, которые именно лагерная и тюремная жизнь вырабатывает. Так что меня писателем, тем, которым Вы меня видите, именно сделали тюрьма и лагерь».

Солженицын А.И., Телеинтервью на литературные темы с Н.А. Струве, Париж, март 1976 / Публицистика в 3-х томах, Том 2, Ярославль, «Верхне-Волжское книжное издательство», 1995-1997 годы, с. 443-444.

 

«Скажем, появление таких замечательных писателей, как Аксёнов, Войнович и Гладилин, было естественным и мотивировалось какими-то историческими обстоятельствами, оттепелью, например, а, скажем, появление Солженицына было не только неестественно, но даже противоестественно, если вспомнить, что он, капитан артиллерии, потом заключенный, потом раковый больной в захолустье, потом рязанский учитель, и внезапно вот такое огромное, несвоевременное дарование. Солженицын свой талант выращивал в заключении, в больнице, долгие годы, потом написал 4000 гениальных страниц, а Ерофеев двадцать лет пьянствовал, потом написал 65 страниц замечательной прозы «Москва-Петушки» и, говорят, сейчас опять пьянствует. И тот и другой являются замечательными писателями, хотя по-разному сложилась их жизнь и образ этой жизни».

Довлатов С.Д., Блеск и нищета русской литературы: филологическая проза, СПб, «Азбука-классика», 2010 г., с. 74.

 

Вспоминает бывший ученик школы, где одно время - после освобождения из лагеря -  учительствовал А.И. Солженицын: «Несомненное педагогическое дарование и живущее в нём творческое начало позволяли ему сделать урок увлекательным, исподволь прививая нам любовь к физике, одному из труднейших школьных предметов. Помню, он читал сочинённый им «Рассказ незадачливого фантаста», а мы должны были отмечать содержащиеся в нём ошибки, относящиеся к изучаемой теме. Чем больше неточностей обнаружишь у «фантаста», тем выше получишь оценку».

Гродзенский С., Александр Исаевич Солженицын: каким я его помню в Сб.: Путь Солженицына в контексте Большого времени / Сост. Л.И. Сараскина, М., «Русский путь», 2009 г., с. 421.

 

А.И. Солженицын имел сознательную цель противостояния советской власти. В 1965 году КГБ сделал аудио-запись его планов: «...Если они возьмут меня по-серьёзному или вызовут по-серьёзному объяснить, скажут. «Мы с вами то-то сделаем», я им скажу: «Господа! Вам это обойдётся дороже. Предупреждаю вас, что пока что, как видите, я не печатался за границей. Но если только вы меня возьмете, начнут появляться такие вещи, перед которыми «Иван Денисович» померкнет»... (эта повесть была опубликована по личному разрешению Н.С. Хрущёва в журнале «Новый мир» в 1963 году и имела значительный общественный резонанс – Прим. И.Л. Викентьева) А я сейчас пока должен выиграть время, чтобы написать «Архипелаг». [...] Я сейчас бешено пишу, запоем, решил сейчас  пожертвовать всем остальным... Я обрушу целую лавину... Я ведь назначил время, примерно, от 72 до 75 года. Наступит время, я дам одновременный и страшнущий залп».

Жорес Медведев, Рой Медведев, Солженицын и Сахаров. Два пророка, М., «Время», 2005 г., с.  88-89.

 

«При этом мне запрещаются и всякие другие контакты с читателями: публичное чтение отрывков (в ноябре 1966 г. из таких уже договоренных 11 выступлений было в последний момент запрещено 9) или чтение по радио. […]
Так моя работа окончательно заглушена, замкнута и оболгана.
При таком грубом нарушении моих авторских и «других» прав – возьмётся или не возьмётся IV Всесоюзный съезд защитить меня? Мне кажется, этот выбор немаловажен и для литературного будущего кое-кого из делегатов.
Я спокоен, конечно, что свою писательскую задачу я выполню при всех обстоятельствах, а из могилы - ещё успешнее и неоспоримее, чем живой. Никому не перегородить путей правды, и за движение её я готов принять и смерть. Но, может быть, многие уроки научат нас наконец не останавливать пера писателя при жизни?Это ещё ни разу не украсило нашей истории».

Солженицын А.И.,  Письмо IV съезду союза советских писателей / Публицистика в 3-х томах, Том 2, Общественные заявления, письма, интервью, Ярославль, «Верхне-Волжское книжное издательство», 1996 г., с. 32-33.

 

В 1969 году за свои политические взгляды и литературные произведения он был исключён из Союза писателей. В 1974 году А.И. Солженицын был арестован КГБ и выслан из Советского Союза в Западную Германию. Сразу после ареста писателя, жена распространила в «самиздате» его статью:  «Жить не по лжи» – призыв к соотечественникам никак не участвовать в распространении государственной лжи…

В 1994 году писатель возвращается в Россию, проехав её от Владивостока до Москвы на поезде. Права на показ были куплены английской компанией «Би-Би-Си».

 

А.И. Солженицын «… не стал в 1994-1995 годах духовным вождём общества, он не смог объединить вокруг себя российских граждан, но, напротив, встретил во всех слоях и группах населения страны весьма жёсткую критику. И через год, и через два года после своего возвращения в Россию он оставался в полном одиночестве и как общественный деятель, и как идеолог. Отвергнув все реальные общественные движения в стране, он не сумел создать своего общественного или нравственного течения. Солженицын оказался без своего места в реальном идеологическом пространстве страны. Трудно было даже определить сущность его проповедей».

Жорес Медведев, Рой Медведев, Солженицын и Сахаров. Два пророка, М., «Время»,  2005 г., с. 185-186.

 

Полное собрание сочинений А.И. Солженицына насчитывает 30 томов.

Новости
Случайная цитата
  • Преодоление своей доминанты личностью по А.А. Ухтомскому
    «Проблема Двойника поставлена Достоевским, а мостом к её  пониманию послужила для меня доминанта. В одном собрании посмертных бумаг Достоевского я в своё время с удивлением прочёл, что, по собственному убеждению этого писателя, его раннее и столь, казалось бы незначительное произведение «Двойник» было попыткою разработать и высказать самое важное, что когда-либо его мучило. Неоднократно и потом, после ссылки, он возвращался к этой теме, и всё без удовлетворения. Для читателей «Двойник» остаётся...