Катаев Валентин Петрович

1897 год
-
1986 год

Россия (СССР)

Отечественный писатель.

Его младший брат – писатель, журналист Евгений Петрович Катаев, выбравший себе литературный псевдоним Евгений Петров, соавтор Ильи Ильфа.

 

«По соотношению количества существительных с количеством глаголов можно судить о качестве прозы. В хорошей прозе изобразительное и повествовательное уравновешено. Боюсь, что я злоупотребляю существительными и прилагательными. Существительное, впрочем, включает в себя часто и эпитет. К слову «бриллиант», например, не надо придавать слово «сверкающий». Оно уже заключено в самом существительном. Излишества изображений - болезнь века, мовизм. Почти всегда в хорошей современной прозе изобразительное превышает повествовательное.
Нас окружает больше предметов, чем это необходимо для существования.
Писатели восемнадцатого века - да и семнадцатого - были в основном повествователи.
Девятнадцатый век украсил голые ветки повествования цветными изображениями.
Наш век - победа изображения над повествованием. Изображение присвоили себе таланты и гении, оставив повествование остальным.
Метафора стала богом, которому мы поклоняемся. В этом есть что-то языческое. Мы стали язычниками. Наш бог - материя... Вещество...
Но не пора ли вернуться к повествованию, сделав его носителем великих идей? Несколько раз я пытался это сделать. Увы! Я слишком заражён прекрасным недугом мною же выдуманного мовизма. Ведь даже Библия сплошь повествовательна. Она ничего не изображает. Библейские изображения появляются в воображении читателя из голых ветвей повествования. Повествование каким-то необъяснимым образом вызывает картину, портрет. В Библии не описана внешность Каина. Но я его вижу как живого».

Катаев В.П.,  Алмазный мой венец / Трава забвенья, М., «Вагриус», 1999 г., с. 26.

 

«Я думаю, у всех нас, малых гениев, в истоках нашей горькой поэзии была мало кому известная любовная драма - чаще всего измена любимой, крушение первой любви, - рана, которая уже почти никогда не заживала, кровоточила всю жизнь».

Катаев В.П.,  Алмазный мой венец / Трава забвенья, М., «Вагриус», 1999 г., с. 55.

 

«Показательна и эволюция Валентина Катаева, начинавшего свой творческий путь как последователь Дюма-отца, автор авантюрных романов «Остров Эрендорф» и «Повелитель железа» и превратившегося к 1940-м гг. в «законченного беллетриста». 

Прекрасно освоив найденные им ранее приёмы, окончательно отработав соединение психологии и идеологии, освоив способы незаметного упрощения проблематики, он их уверенно эксплуатирует. Например, повесть «Поездка на юг» (1951) повторяет схему написанных раньше «Растратчиков» (1926).

Бесконфликтность, свойственная скорее эстетике соцреализма, нежели беллетристическому канону, была заложена в самом типе построения сюжета: семья на машине путешествует из Москвы в Крым, наблюдая, как быстро восстанавливается после войны страна. М. Литовская сравнивает интонацию, с которой изображена В. Катаевым действительность послевоенного времени, с интонациями книги «О вкусной и здоровой пище»».

Черняк М.А., Массовая литература XX века, М., «Флинта»; «Наука», 2009 г., с.148-149.

 

Валентин Катаев «… перед Зощенко стоял на коленях, вымаливая прощение, потому что когда-то поучаствовал в его травле. […] И журнал «Юность» как-никак создал он, и Аксёнова открыл он, и Гладилину помогал он, и Евтушенко печатался у него. То есть он в общих чертах оказался человеком вовсе не пропащим, больше того, весь его конформизм совершенно растворился в блеске его слога».

Быков Д.Л., Время изоляции, 1951-2000 годы, М., «Эксмо»,  2018 г., с. 271.

 

По собственному признанию В.П. Катаева, его Учителем в литературе был И.А. Бунин.

Новости
Случайная цитата
  • Взгляд «с птичьего полёта» на произведение в целом по Г.Г. Нейгаузу
    «Я знал в моей жизни прекрасных пианистов-виртуозов, обладавших чудесными руками, но не обладавших тем, что мы называем чувством целого, и поэтому не умевших сыграть ни одной крупной вещи (сонаты Бетховена или Шопена, ни одного концерта) удовлетворительно с точки зрения формы. Любая крупная вещь распадалась на ряд более или менее очаровательных моментов, тогда как мелочи, например вальсы, этюды, прелюды, ноктюрны (особенно же мелочи композиторов не первого ранга, как Сен-Санс или Мошковский и т....