Дягилев Сергей Павлович

1872 год
-
1929 год

Россия (СССР)

Русский юрист (по образованию), антрепренёр, много сделавший, чтобы познакомить Европу и Америку с достижениями отечественного искусства… Известен и как создатель многих русских «звёзд» в области искусства.

С.П. Дягилев учился и в Петербургской консерватории у Н.А. Римского-Корсакова.

В студенческие годы он подружился с А.Н. Бенуа и Л.С. Бакстом, с которым они организовали неформальный кружок: «Общество саморазвития», посвящённый изучению искусства…

В конце 1890-х С.П. Дягилев совместно с А.Н. Бенуа создал художественное объединение: «Мир искусства» и одноимённый литературно-художественный журнал, который редактировал до 1904 года. В журнале публиковались: новейшие произведения иностранных писателей  и художников, давались отчёты о выставках, о новых течениях в театре и музыке,  изобразительном искусстве… Параллельно с журналом он издавал книги по истории русского  искусства.

Кроме этого, С.П. Дягилев организовывал в Санкт-Петербурге выставки европейских и русских художников, позже – выставку русского искусства в Осеннем салоне в Париже.

«Дягилев являл собой активную силу группы [«Мир искусства»], её буржуазное начало. Он постоянно цементировал готовый развалиться кружок. Он настойчиво требует статей от Бенуа, систематической работы от декоратора Бакста. Его письма к мачехе Е. В. Дягилевой отражают его предпринимательские, прожектёрские тенденции. Приступая к оборудованию и эксплуатации электрозавода, он даёт себе краткую, но выразительную характеристику в своём письме 1895 года: «Я, во-первых, большой шарлатан, хотя и с блеском, во-вторых, большой шармер, в-третьих, нахал, в-четвёртых, человек с большим количеством логики и малым количеством принципов и,  в-пятых, кажется, бездарность; впрочем, я, кажется, нашел моё настоящее назначение - меценатство. Все данные, кроме денег, - mais са viendra» (французское выражение – «Но это придёт» - Прим. И.Л. Викентьева)».

Фокин М.М., Против течения. Воспоминания балетмейстера, Л., «Искусство», 1981 г., с. 201.

«Единственный среди группы художников, он сам ничего не творил художественного, он даже совершенно оставил своё композиторство и своё пение, но это не мешало нам, художникам, считать его вполне за своего. Он не писал картин, он не создавал постановок, он не сочинял балетов и опер, он даже очень редко выступал как критик по художественным вопросам, но Дягилев с таким же вдохновением, с такой же пламенностью, какие мы, профессиональные художники, обнаруживали в своих произведениях, организовывал всё, с чем наша группа выступала, издавал книги, редактировал журнал, а впоследствии ведал трудным, часто удручающим делом «театральной антрепризы», требовавшим контакта со всевозможными элементами. Наиболее  же далёкой нас областью была реклама, publicite,  всё дело пропаганды, а как раз в этом Дягилев был удивительным, как бы от природы одарённым мастером».

Бенуа А.Н., Мои воспоминания, Том 2, М., «Наука», 1990 г., с. 226.

 

«Если художника, критика, историка искусств Александра Бенуа называли «душой» объединения, то Сергея Дягилева можно по праву считать «лицом эпохи», своеобразной символической фигурой нового типа российского деятеля. Дягилев - личность необыкновенного масштаба. Он не был ни профессиональным художником, ни музыкантом, ни литератором. Возможно, Дягилев не был так талантлив, как люди, которые его окружали. Но он умел объединить, даже воспламенить новаторской творческой идеей единомышленников. Художник М. Нестеров считал, что Дягилев - «явление чисто русское», ему вторит И. Стравинский: «он умел распознавать всё, что свежо и ново». Дягилев «пробивал» косную академическую среду, деспотично шёл «против течения» и добился многого. Сегодня о нём говорят не только как о ловком антрепренёре начала века, а серьезно изучают «феномен Дягилева». Более двух десятилетий каким-то исключительным чутьём и тонким вкусом Дягилев чувствовал новые веяния в искусстве, увлекался, прикладывал колоссальные усилия и сумел реализовать не одну идею, витавшую в воздухе нового века. Свои замыслы Дягилев вместе с мирискусниками осуществлял с фантастической настойчивостью, умел найти денежные средства у меценатов и вложить их в невиданные культурные проекты. С.П. Дягилева часто сравнивали с Петром Великим, и почва для этого сравнения действительно имелась. Как Петр производил свои государственные реформы в России, так Дягилев пытался реформировать отечественное искусство. В частности, ему удалось почти в полном объёме явить миру новое русское искусство (заметим, что именем Дягилева названа парижская площадь около Гранд Опера, а в Монте-Карло ему поставлен памятник)».

Биккулова И.А., Феномен русской культуры Серебряного века, М., «Флинт»; «Наука», 2010 г., с. 149.

 

С 1907 года С.П. Дягилев организовывает ежегодные зарубежные выступления русских  артистов, получившие название «Русские сезоны».

В 1911 году С.П. Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет Дягилева».

 

«Как многие русские люди, Сергей Павлович соединял в себе черты известной распущенности в духе, скажем... Потёмкина, с чертами, скажем... Петра Великого - бывшего общим кумиром нашего кружка (к тому же, по полушутливым уверениям Серёжи, он приходился Петру каким-то далёким потомком - как-то через Румянцевых, что я так и не удосужился проверить). Периоды лени и апатии сменялись в Сергее приступами чрезвычайной деятельности, и только тогда он начинал чувствовать себя в своей настоящей стихии. Тут ему уже мало было преодолевать трудности, естественно возникавшие на пути осуществления задачи; он любил себе такие трудности создавать искусственно - дабы их с удвоенным рвением преодолевать» […] Он был великим мастером создавать атмосферу заразительной работы, и всякая работа под его главенством обладала прелестью известной фантастики и авантюры. Стихия авантюры брала верх, мчала его дальше... Вот почему в целом жизнь этого фантастического человека получала отпечаток несколько озадачивающего безумия».

Бенуа А.Н., Мои воспоминания, Том 2, М., «Наука», 1990 г., с. 225-226.

«В Дягилеве несомненно жила та природная властность, тот проникающий в самую суть вещей ум, часто и без всякого знания этих вещей, то же умение угадывать людские слабости и на них играть, что составляет основной характёр преобразователя России. Дягилев был природным вождём, и не случись так, что жизнь случайно сблизила его с художниками, быть может, он свой дар проявил бы на более широком и значительном поприще, нежели балет и даже нежели вся область искусства».

Бенуа А.Н., Мои воспоминания, Том 2, М., «Наука», 1990 г., с. 543.

 

«Сколько написано о том, как трудно было жить и работать с Дягилевым, как он подчинял, подавлял, проявлял, по словам Бенуа, «необыкновенно ласковый натиск», переходящий в циничную эксплуатацию, каким он был потребителем человеческих талантов, как довел Нижинского до психушки, а Бакста до нервного срыва. Из этого длинного списка человеческих пороков явствует только одно: всякий, столкнувшийся с Дягилевым, получал глобальную встряску. Дягилев открывал человека, организовывал, влюблял, привязывал, возил по Европе, угадывал его затаенные желания, обволакивал и, если удавалось, а удавалось почти всегда, делал из него звезду. Дягилев ездил по Парижу в закрытом экипаже, носил в глазу ненужный ему монокль, держался большим барином, тратил баснословные суммы на постановки балетов и при этом не нажил денег на собственные похороны…» 

Скрябина Т., Ностальгия по будущему, журнал «Story», 2011 г., N 6,  с. 147.

«Сергей Дягилев, потерпевший неудачу как певец, композитор и управляющий Российского Императорского театра, блистательно раскрылся в роли импресарио Русского балета. Он привёз в Париж Нижинского и Павлову, привёл в восторг любителей балета роскошными спектаклями и покорил даже «милых снобов», парижскую элиту, заполнившую концертный зал».

Арианна Стасинопулос-Хаффингтон, Пикассо: творец и разрушитель, М., « Роузбад Интерэктив», 2014 г., с. 141.

 

Воспоминания о Сергее Дягилеве И.Ф. Стравинского.

Новости
Случайная цитата
  • Запойное чтение и формирование Жан-Жака Руссо
    Мать Жан-Жака Руссо умерла при родах и его воспитывал отец. Уже семи лет Жан-Жак зачитывался книгами вместе с отцом:«По профессии часовщик (как большинство женевцев его времени), а порою и танцмейстер, Исаак Руссо был по утрам, до обеда, занят своим ремеслом.В это время сын оставался с тёткой. Послеобеденное время Жан-Жак проводил с отцом. С чувством признательности вспоминает он эти часы. Беспечный, увлекающийся Исаак страстно любил чтение и скоро приучил и маленького шести-семилетнего сына к э...