Потемкин Григорий Александрович

1739 год
-
1791 год

Россия (СССР)

Русский государственный и военный деятель, создатель Черноморского военного флота, один из фаворитов Екатерины II.

В 1756 году Григорий  Потёмкин  поступил в Московский университет и вскоре был награждён золотой медалью и в числе 12 лучших учеников по приглашению И.И. Шувалова был представлен в Санкт-Петербурге императрице Елизавете Петровне. Но уже в 1760 году отчислен из университета  «за леность и нехождение в классы».

В 1761 году Григорий  Потёмкин начал военную службу в Конной гвардии.

1774 был Григорий  Потёмкин стал фаворитом Екатерины II и в течение 17-и лет являлся главным советником императрицы.

В 1775 году Григорий  Потёмкин военными мерами добился упразднения Запорожской Сечи и позже стал  управителем всех русских земель от Чёрного до Каспийского моря, включая Крым.

 

«Смесь противоположных качеств в характере Потёмкина очень ярко очерчена в любопытном портрете князя, набросанном принцем де Линем, который хорошо знал Таврического, долго живя при нём в армии во вторую турецкую войну. Приведём некоторые черты из этого наброска.

«Трусливый за других, - пишет де Линь о князе, - он сам очень храбр; он останавливается под выстрелами и спокойно отдаёт приказания... Он очень озабочен в ожидании опасности, но веселится среди неё и скучает среди удовольствий. То глубокий философ, искусный министр, великий политик, то десятилетний ребёнок. Он вовсе не мстителен, но извиняется в причинённом горе, старается исправить несправедливость. Одной рукой он подаёт условные знаки женщинам, которые ему нравятся, а другой - набожно крестится. С генералами он говорит о богословии, с архиереями - о войне. Он то гордый сатрап Востока, то любезнейший из придворных Людовика XIV. Под личиной грубости он скрывает очень нежное сердце; он не знает часов, причудлив в пирах, в отдыхе и во вкусах; как ребёнок, всего желает и, как взрослый, умеет от всего отказаться... Легко переносит жару, вечно толкуя о прохладительных ваннах, и любит морозы, вечно кутаясь в шубы...»

«Присоединение Крыма с Таманью, округление южных границ России, оживление и заселение пустынной Новороссии, постройки целого ряда городов на юге - основание прочного владычества России на Чёрном море, постройка обширного флота - вот главные государственные заслуги князя. Реорганизация войск и облегчение тяжестей солдатской амуниции и одежды тоже должны быть записаны в «актив» Потёмкину».

Огарков В.В., Г. А. Потёмкин, в Сб.: Иоанн Грозный, Хмельницкий. Потёмкин, Суворов. Скобелев. Биографическая библиотека Ф.Ф. Павленкова, СПб, «ЛИО Редактор», 1998 г., с. 256.

 

В 1784 году, став фельдмаршалом, Григорий  Потёмкин  изгнал из армии пудру, косички и букли, ввёл легкие сапоги.

 

«Крупные дела делали для Потёмкина его талантливые полководцы: Суворов, князь Репнин, Ушаков и другие, а сам светлейший провел часть кампании 1789 и почти всего 1790 года вдали от военных действий. Он жил в Дубоссарах, а затем в Яссах и Бендерах. Ставка его была необычайно великолепна, вокруг нее был посажен полковником Бауэром сад в английском вкусе. На полях битв лилась кровь, раздавались стоны и свирепые крики, а у князя царила невиданная роскошь и веселье. Сарти с двумя хорами музыки ежедневно забавлял публику. Около Потёмкина вился рой красавиц, ставились балеты, происходили балы, праздники, театральные представления. Сарти положил на музыку победную песнь «Тебя, Бога, хвалим», и к ней была прилажена батарея из десяти пушек, которая по знакам стреляла в такт, а когда пели «Свят, Свят», тогда из орудий производилась скорострельная пальба. Музыка во вкусе «светлейшего»!»

Огарков В.В., Г. А. Потёмкин, в Сб.: Иоанн Грозный, Хмельницкий. Потёмкин, Суворов. Скобелев. Биографическая библиотека Ф.Ф. Павленкова, СПб, «ЛИО Редактор», 1998 г., с. 295.

 

Григорий Александрович Потёмкин основал ряд городов на юге Российской империи: Днепропетровск (современное название, до этого - Екатеринослав), Херсон, Севастополь, Николаев.

 

«Потёмкин оставил после себя огромный край, присоединённый к России. Да ведь и не это главное, поскольку в этом присоединении ценными были не земли (которые тоже были хороши), а окончание многовековых набегов татар на Россию. Главным было установление границ России не по «засечной линии», ненадёжной и требовавшей огромных затрат на своё содержание, а на удобных берегах Чёрного моря. […] ... было подсчитано, что в среднем Потёмкин ежедневно писал свыше 20 деловых писем и приказов. А ведь надо было эти письма и приказы обдумать, принять по всем вопросам решения и потом обдумать, как эти решения внедрить в жизнь».

Мухин Ю.И., Чужие и свои. Русская власть от Екатерины II до Сталина, М., «Родина», 2018 г., с. 18-19.

 

«Многие, знавшие князя, рассказывают о его, сохранившейся на всю жизнь, страсти к наукам отвлечённым и чтению классиков. Во время своей силы «светлейший», вместе с гаремом красавиц, арапами и челядью, держал у себя учёных раввинов, раскольников и начётчиков. Он любил, после разъезда своих гостей, собирать эту часть штата, стравливал спорщиков друг с другом, сам принимал участие в прениях и изощрял таким образом ещё более свои знания».

Огарков В.В., Г. А. Потёмкин, в Сб.: Иоанн Грозный, Хмельницкий. Потёмкин, Суворов. Скобелев. Биографическая библиотека Ф.Ф. Павленкова, СПб, «ЛИО Редактор», 1998 г., с. 228.

Новости
Случайная цитата
  • Авантюристы в науке по оценке Норберта Винера
    «Почти во все предыдущие эпохи в науку шли только те, кого не пугала суровость труда и скудость результатов... Честолюбивые люди, относящиеся к обществу недостаточно лояльно, или, выражаясь более изящно, не склонные терзаться из-за того, что тратятся чужие деньги, когда-то боялись научной карьеры как чумы. А со времён войны такого рода авантюристы, становившиеся раньше биржевыми маклерами или светочами страхового бизнеса, буквально наводнили науку». Норберт Винер, Я – математик, М., 1964 г.,  «Н...