Фокин Михаил Михайлович

1880 год
-
1942 год

Россия (СССР)

Русский танцовщик, балетмейстер и балетный педагог. Поставил около 70 балетов.

В юности, помимо занятия балетом, М.М. Фокин брал частные уроки рисования; много времени проводил в Эрмитаже и в музее Александра III, копируя известные картины; играл на балалайке в оркестре народных инструментов В.В. Андреева.

М.М. Фокин работал в Мариинском театре и в Театральном училище в Санкт-Петербурге.

 

«Старые балетоманы укоряли его в подражании Дункан, в ненавистном им «дунканизме», а молодёжь, напротив, восторженно откликалась на эту новую струю, оживлявшую незыблемые устои классического танца, которые Фокин и не думал разрушать. Я очень горжусь тем, что с самого начала была на стороне Фокина, считая его гениальным в своих начинаниях, а гений всегда покоряет и увлекает. Фокина я приветствовала с самого начала и осталась ему верна до конца. Я участвовала в первом представлении «Евники» 10 декабря 1906 года, исполняя заглавную роль. […] М.М. Фокин дал много нового балету, но остался верен классике. Он никогда не пользовался акробатическими движениями и не заставлял артистов валяться по сцене или прыгать друг другу на спину. В его произведениях выдержан был благородный стиль классики. Некоторые его балеты и отдельные танцы не могут быть восстановлены без него и потому не сохранятся».

Кшесинская М.Ф., Воспоминания, М., «Артист. Режиссёр. Театр», 1992 г., с. 107 и 253.

 

М.М. Фокин женился: «Должен упомянуть ещё об умиротворяющем влиянии жены на мой бурный темперамент. Сколько раз, взбешенный противодействиями, интригами, экономическими затруднениями или просто полным непониманием моих целей теми, кто в балете держал бразды правления, я готов был бросить любимую работу, бежать из дела! В эти моменты защитницей моих врагов выступала моя Вераша (в девичестве: Вера Антонова – Прим. И.Л. Викентьева).

Она принимала на себя всю тяжесть «авангардного сражения», я примирялся с неизбежными условиями работы, «входил в положение» тех, кто моё дело портил, и заканчивал постановку балета. Конечно, всё это принадлежит последующему нашему сотрудничеству. Но и сейчас же после женитьбы благие результаты не замедлили появиться. Во-первых, я сконцентрировал все свои интересы на балете.

Живопись я на много лет оставил. Музыкой продолжал заниматься, увлекался роялем, но прекратил участие во всяких музыкальных кружках и оркестрах. Путешествия мои продолжались каждое лето, но они совершенно утратили спортивный характер. Я не прыгал уже через пропасти глетчера, не карабкался по горным карнизам. Совместно с женой я изучал искусство во всех странах, много понаблюдал народных танцев и сам этому искусству поучился. Во-вторых, как только женился, я сразу перешёл на балетмейстерскую работу. В-третьих, моё денежное благополучие изменилось немедленно. Я стал ставить балеты, спектакли, танцы на разных балах и вечерах, вошёл в моду и очень хорошо зарабатывал».

Фокин М.М., Против течения. Воспоминания балетмейстера, Л., «Искусство», 1981 г., с. 87.

 

Позже М.М. Фокин был балетмейстером Русских сезонов С.П. Дягилева в Париже. Именно в его балетах впервые раскрылся Вацлав Нижинский, перевернув представление о значимости мужского танца - до этого танцовщика балет считался по большей части женским ремеслом…

 

М.М. Фокин стремился создавать балеты, не как отдельные номера, вызывающие аплодисменты публики любимым танцовщиками, а как цельное произведение, где балетная техника – не цель, а лишь одно из средств  для раскрытия художественного замысла.

«Балет должен быть непрерывным, целым художественным произведением, а не серией отдельных номеров. В целях сохранения сценической иллюзии действие не должно прерываться аплодисментами и поклонами артистов».

Фокин М.М., Против течения. Воспоминания балетмейстера, Л., «Искусство», 1981 г., с. 79.

 

С 1921 года М.М. Фокин начал работать в Нью-Йорке, открыв там балетную школу.

 

Вспоминает искусствовед В. М. Гаевский: «Фокин неколебимо верил в своё избранничество, в свой особенный путь. Он считал себя человеком, призванным реформировать балетный театр. В своих мемуарах, статьях, интервью он нередко говорит о себе в третьем лице («фокинский балет», «фокинские реформы», «Фокин» - в различных падежах), - черта, присущая многим претендентам на историческую роль, убеждённым в том, что они её осуществили».

Гаевский В.М., Дивертисмент. Судьбы классического балета, М., «Искусство», 1981 г., с. 121.

Новости
Случайная цитата
  • О репетициях пьесы в провинциальном театре по воспоминаниям Б.В. Зона
    «Нужно только представить себе весь путь создания роли актёром провинциального театра. Я испытал его на себе и полностью отвечаю за свои слова. Накануне первой репетиции вам вручается роль, переписанная, разумеется, от руки. С пьесой большею частью вы совсем не знакомы. А уложить её содержание на первой репетиции можете с большим трудом, пристально следя за невнятно бормочущими актёрами, которых только что не за руку, как и вас в том числе, разводит по сцене режиссёр среди случайных вещей - ст...