Крупская Надежда Константиновна

1869 год
-
1939 год

Россия (СССР)

«У нас подчас Дворцы пионеров превращаются
в  привилегированные детские учреждения, которые
занимаются только с одарёнными и отличниками. 
Нельзя держать курс на отличников, нельзя
отгораживаться от общей массы».

Н.К. Крупская, 1939 г.

 

Советский партийный и общественный деятель. Жена и многолетний помощник В.И. Ленина.

После установления Советской власти была членом Коллегии Наркомпроса РСФСР, а с ноября 1920 года - председателем Главполитпросвета при Наркомпросе. В сферу её деятельности входили вопросы эстетического воспитания и искусства.

«Уже в 1920 г. Главполитпросвет Наркомпроса по инициативе Крупской разослал на места инструкцию о пересмотре каталогов и изъятии из общественных библиотек «идеологически вредной и устаревшей» литературы. Как признавала сама Крупская, «в некоторых губерниях потребовалось вмешательство ГПУ, чтобы работа по изъятию началась».
Именно Крупская составляла первые «чёрные списки» книг, подлежащих запрету и изъятию из библиотек в советской России.
В 1924 г. она включила в эти списки Платона, Канта, Шопенгауэра, Лескова и др. крупнейших авторов, что шокировало даже «буревестника революции» Горького. Особенно сильно пострадали детские библиотеки. По приказу Крупской из них были изъяты даже народные сказки и «Аленький цветочек» Аксакова.
Всего её инструкция содержала 97 имён детских писателей, в том числе Чуковского, чьи стихи она называла «буржуазной мутью». «Содержание детской книги должно быть коммунистическое», - требовала Крупская в статье «Детская книга - могущественное орудие социалистического воспитания» (1931). Сказки в 1930-е годы были «реабилитированы», но множество книг так и остались недоступными для читателя. Циркуляр, подписанный Крупской, запрещал выдавать читателям Библию и любую другую религиозную литературу».

Чёрная книга имен, которым не место на карте России. / Сост. С.В. Волков, М., «Посев», 2008 г., с. 55.

 

«Надежда Крупская разгромила в «Правде» стихотворные сказки Корнея Чуковского, ставшие любимым чтением нескольких поколений советских детей. Цензура и раньше находила в его сказках намёки на трагическую судьбу расстрелянной царской семьи, теперь вдова Владимира Ильича обнаружила в Крокодиле, положительном герое одной из сказок, сходство с Чемберленом... «Крокодил, - с возмущением продолжала она, - целует ноги у царя-Гиппопотама! Перед царём он открывает свою душу! [...] Он смеет сказать: «Вашему народу я даю свободу! [...] Что вся эта чепуха означает? Какой политический смысл имеет ? [...] Это буржуазная муть».

Дочь Корнея - двадцатилетняя Лидия Чуковская - написала Горькому: «Я с детства привыкла знать, что если с писателем случается несчастье - нужно просить защиты у Горького [...] Как бороться с [...] травлей, я [...] не знаю. Я обращаюсь за помощью к Вам и крепко надеюсь на то, что Вы поможете восстановить справедливость».

Горькому подвернулся счастливый случай показать свою независимость и опровергнуть слухи об уже состоявшемся его переходе в ряды конформистов. К тому же он хорошо знал, сколь далека Крупская (заместитель наркома просвещения!) от подлинной культуры, от литературного вкуса, от всего, что зовут  образованностью. Он написал статью в защиту Чуковского, и «Правда» сразу же её опубликовала. «Очень странная и очень несправедливая рецензия», - так квалифицировал он критический выпад Крупской».

Ваксберг А. И., Гибель Буревестника. М. Горький: последние двадцать лет, М.,  «Терра-Спорт», 1999 г., с. 209.

 

«Ленин был день и ночь окружён заботами жены и сестры. Две женщины бодрствовали над больным, как раньше над здоровым: жена Ленина Н.К. Крупская, верная подруга и неутомимая участница всей его работы с молодости до старости, и Мария Ульянова, младшая сестра. Никогда не знавшая собственной семьи, Ульянова все ресурсы своей души перенесла на брата.
В её характере были некоторые черты, общие ей с братом: верность, настойчивость, непримиримость; однако при умственной ограниченности эти черты получали нередко карикатурный характер. Ульянова ревновала Ленина к Крупской и доставляла последней немало горьких часов.
Пока Ленин был жив, он в качестве высшего авторитета для обеих выравнивал, как мог, их отношения.
После его смерти положение изменилось. Ни одна из двух женщин не могла быть, разумеется, истолковательницей воли Ленина. Но каждая до известной степени стремилась ею стать. Крупская, политически гораздо больше была связана с Лениным, чем его сестра Мария.

Все секретные бумаги Ленин доверил жене, с которой политически был связан несравненно более тесно, чем с сестрой. Крупская одна была в курсе планов Ленина относительно Сталина.

В её руках оказалось политическое «завещание» Ленина, которое она передала в Центральный Комитет и требовала затем - разумеется тщетно - его оглашения на Двенадцатом съезде (1923). К голосу Крупской прислушивались, её боялись. Ульянова сразу оказалась отодвинута на задний план и из-за оппозиции к Крупской оказалась в лагере СталинаОбе женщины жили вместе на старой квартире, и Ульянова отравляла существование Крупской изо дня в день. В лице Крупской Сталин мстил Ленину за завещание, как и за его превосходство вообще».

Троцкий Л.Д., Сталин, Том 2, М., «Терра-Terra», 1990 г., с. 254-255.

 

После смерти В.И. Ленина, Н. К. Крупская начала писать о нём воспоминания… «Пока Крупская писала сочинение, Сталин точил на неё зуб. Он выдумал совершено вурдалацкий способ пошатать ей нервную систему. После мумификации и помещёния саркофага с телом Ленина в мавзолей Сталин отдал приказ установить для Крупской обязательные часы посещёния священного праха. Возле стеклянного гроба поставили трон для вдовы, которая отныне и, видимо, навеки обречена была проводить наедине с покойником около часа в день. Чтобы замершая в трауре советская страна наблюдала траур вдовы и уважала её регулярное горе. Крупской ещё повезло, что в те времена не изобрели трансляцию, а то страдать бы пришлось в телеэфире. Очевидцы вспоминали, что бедная женщина определённо впадала в неадекват от посиделок у гроба. То она молчала, упёршись отёкшими глазами в лицо мумии, то принималась что-то шептать и плакала, разговаривала с покойным, то вдруг начинала хохотать. Было в этом что-то по-настоящему демоническое - загробный смех из дверей мавзолея раскатывался по булыжнику Красной площади, его доносило до ушей горожан... Почётный караул ёжился. Было полное ощущение, что бедняжка сходит с ума. Воспользовавшись этими явными признаками пошатнувшегося здоровья, Сталин подослал к Надежде Константиновне толпу врачей, которых она, поддавшись какой-то сиюминутной слабости, всё-таки приняла у себя. И это, видимо, оказалось для неё роковой ошибкой…»

Филатова О., Красная шляпка революции, журнал «Story», 2011 г., № 6,  с. 97.

 

В юные годы Н.К. Крупская была последовательницей идей Л.Н. Толстого; позже –
В.И. Ленина.

Новости
Случайная цитата
  • Интеллектуализация России по С. Е. Кургиняну
    «И тут настало постиндустриальное время. При котором - хочешь, не хочешь - а интеллектуализироваться, чтобы управлять, надо! Надо менять качество управляющего класса для того, чтобы выживать в новой исторической ситуации. Надо подыматься самим с уровня А на уровень Б. Но учиться - претит, инкорпорировать в себя чужих - тоже.В этом смысле у меня есть твёрдое представление, что такое были по отношению к советской власти Сахаров и Солженицын. Это были «две руки» манипуляции. Один должен был увести...