Лузин Николай Николаевич

1883 год
-
1950 год

Россия (СССР)

Русский математик,  создатель русской математической школы.

Учился в МГУ, слушал в Париже лекции Э. Бореля и А. Пуанкаре.

Впервые в 1914 году, а позже  - в 20-х годах XX века  вокруг Н.Н. Лузина в Московском университете образовался кружок из его учеников.  Участники кружка его называли «Лузитания».

«В середине второго десятилетия прошлого века родилась математическая школа Николая Николаевича Лузина, составившая ядро московской математической школы, а точнее, математической школы Московского университета. Феномен этой школы поражает. В предшествующие её рождению десятилетия в Москве развивалось только одно (причем достаточно узкое) математическое направление в дифференциальной геометрии - изгибание поверхностей (которое начал культивировать Карл Михайлович Петерсон) и ещё некоторые разделы классической механики. В становлении механики в нашей стране огромную роль сыграл Николай Егорович Жуковский. Дифференциальной геометрии принадлежали интересы, безусловно, самого крупного московского математика того времени - Дмитрия Фёдоровича Егорова. В начале 10-х годов прошлого столетия в Московском университете работал лишь один семинар. Это был семинар Д.Ф. Егорова, называвшийся «математический семинарий» (слово «семинар» получило права гражданства в Московском университете только в 20-е годы). В 30-е годы число семинаров исчислялось уже десятками, а в 50-е - перевалило за сотню!».

Тихомиров В.М., Андрей Николаевич Колмогоров, М., «Наука», 2006 г., с. 34.

 

«27 июня 1936 г. в «Известиях» была опубликована небольшая заметка известного советского математика академика Н.Н. Лузина. Заметка эта называлась «Приятное разочарование». Николай Николаевич Лузин делится своими впечатлениями от посещения уроков математики в 16-й школе Дзержинского района Москвы. Он пишет: «Я не мог найти в классе слабых. Державшие испытание отличались друг от друга только тем, что отвечали или более медленно, или более быстро, но всегда очень хорошо. На этот раз я нашел именно то глубокое понимание законов математики, на отсутствие которого мне так часто жаловались». Проходит неделя, и в «Правде» появляется «Ответ академику Н. Лузину» директора 16-й школы Г.И. Шуляпина. «Академик Н. Лузин, - пишет директор, - очевидно, забыл, что пришёл он в советскую школу, к советским педагогам, то есть к людям, желающим товарищеской критики своей работы, ищущим в этой критике помощь! Нам не нужно неискренних восторгов - они ничему не учат, ничем не помогают. Больше того, они вызывают чувство недоверия к автору заметки «Приятное разочарование». А действительно ли вы были «приятно» разочарованы, академик Н. Лузин? Не было ли вашей целью замазать наши недостатки и этим самым нанести нашей школе вред?..»

Так началась кампания шельмования одного из самых крупных советских математиков, основателя большой научной школы. Причём кампания эта была заранее подготовлена, поскольку уже на следующий день появляется редакционная статья с весьма красноречивым заголовком - «О врагах в советской маске».

Вот несколько отрывков из этой статьи, которые говорят сами за себя:

«Ближайшее рассмотрение деятельности этого академика за все последние годы показывает, что нарочитые восторги, источаемые Н. Лузиным по адресу наших школьников, далеко не случайны. Они являют собой лишь одно звено длинной цепи искусной и весьма поучительной по своим методам маскировки врага. Мы хорошо знаем, что Н. Лузин - антисоветский человек. [...] Академик Лузин мог бы стать честным советским учёным, каких из старого поколения много. Он не захотел этого; он, Лузин, остался врагом, рассчитывая на силу социальной мимикрии, на непроницаемость маски, им на себя напяленной. Не выйдет, господин Лузин!..»

Три письма из личного архива П.Л. Капицы, в Сб.:  Есть у отечества пророки, Петрозаводск, «Карелия», 1989 г., с. 88-89.

В защиту Н.Н. Лузина выступил П.Л. Капица.

 


Ученики Н.Н. Лузина: П.С. Александров, Л.В. Келдыш,  А.Н. Колмогоров, М.А. Лаврентьев, А.А. Ляпунов, П.С. Новиков, Л.С. ПонтрягинВ.А. Садовничий и многие другие.

Новости
Случайная цитата
  • Профессия депутата Госдумы по А.Г. Невзорову
    «Будем откровенны. Он был сер. Он и так был невыносимо сер, наш депутатский корпус, но сейчас так называемый парламентаризм в России входит в прекрасную стадию полного, абсолютного осерения.Поначалу было забавно.Было заметно, что есть одна лишь профессия, которая не требует ни особого призвания, ни даже простой к себе склонности. Будем откровенны (тут я и сам зарделся), это - профессия депутата. Какое-то время иллюзию жизни в парламенте создавали накладные груди Марычева, лысина Шандыбина и редк...