Ляпунов Алексей Андреевич

1911 год
-
1973 год

Русский математик и кибернетик, организатор первого в стране научно-исследовательского семинара по кибернетике при МГУ, которым руководил около 10 лет.

Не имел высшего образования по математике, но много занимался самостоятельно по программам, составленным для него Н.Н. Лузиным.

«В 1953 году А.А. Ляпунов создаёт операторный метод программирования. «Этот метод, - как отмечает журнал «Кибернетика», - послужил основой многих дальнейших работ по теории программирования, выполненных учениками А.А. Ляпунова […] Операторный метод, по существу, являющийся прообразом алгоритмических языков программирования, как правило, положен в основу всех методических учебных пособий по программированию. Можно сказать, что большая часть работ по программированию, выполненных в Советском Союзе, в той или иной степени использует работы и методы А.А. Ляпунова».

Воронцов Н.Н., А.А. Ляпунов. Очерк жизни и творчества. Окружение и личность, М., «Новый хронограф», 2011 г., с. 140.

 

С 1962 года А.А. Ляпунов работал в Академгородке под Новосибирском.

В 1972 году А.А. Ляпунов выступил одним из инициаторов создания первой в СССР физико-математической школы.

 

«Каким образом узнал Алексей Андреевич о моей работе по шахматной программе - не знаю, скорей всего, от нашего общего друга Н.А. Криницкого. После того как в 1968 году вышла книжка «Алгоритм игры в шахматы», Ляпунов прислал письмо, где настаивал, чтобы я сделал доклад на его семинаре. Это было весьма неожиданно. Большинство математиков относилось к моей работе с вполне обоснованным скепсисом: личность как шахматиста-профессионала, так и «электротехника-любителя» казалась им неподходящей для исследований в области кибернетики, а необычные идеи - более чем сомнительными. Лишь профессор Криницкий занимал чёткую и благожелательную позицию, но сколько часов мы затратили с ним на жаркие споры, прежде чем стали единомышленниками!..
И вот сам Ляпунов приглашает приехать в Новосибирск! Доклад на семинаре был в сентябре 1969 года. К тому времени мне удалось продвинуться вперед - сформулировать понятие «зоны игры», местного сражения на шахматной доске. Нигде ранее о зоне я не рассказывал и беспокоился, не вызовет ли это новые критические замечания. Алексей Андреевич решил проводить семинар в самой большой аудитории университета. Он догадывался, что многие придут для того, чтобы «поглазеть» на бывшего чемпиона мира. Ляпунов, видимо, решил воспользоваться этим в целях кибернетической пропаганды и не ошибся - аудитория была забита до отказа. После доклада выступил Ляпунов, сказал несколько общих фраз, а затем основное внимание уделил... зоне игры! Несомненно, он впервые услышал на  семинаре о зоне и тут же понял, что это самое важное, что содержалось в докладе. Вот это подлинная проницательность.
Впоследствии мне удалось доказать, что зона является основой моделирования шахматной игры как многоступенчатой системы управления и что лишь в этом случае возможно формирование узкого и глубокого дерева перебора, иначе нельзя решить задачу о поиске хорошего хода. Долго я недоумевал, как же это Алексей Андреевич быстро нашёл «хороший ход» и высоко оценил зону игры. Лишь недавно ознакомился я с его работой «Об управляющих системах живой природы и общем понимании жизненных процессов», написанной ещё в 1962 году; уже там Ляпунов рассматривал многоступенчатые системы... Поэтому он и сумел сразу разобраться в положительных чертах нового алгоритма шахматной игры.
После доклада Алексей Андреевич повёл меня к себе домой, и начались за чашкой чая научные дискуссии. Тут я рискнул и заговорил о своих идеях в области машинного перевода. Криницкий строго-настрого запретил поднимать мне этот вопрос; он объяснял, что Ляпунов является тонким специалистом в этой области и он должен высмеять мои наивные идеи, относящиеся к переводу.
Однако Алексей Андреевич с таким вниманием и деликатностью меня выслушал, что душа его стала мне ясна. Ляпунов - передовой учёный нашего времени - был одновременно и добрым, и милым человеком, типичным русским интеллигентом (и по внешности)... Главным его призванием была наука, интересы науки были для него превыше всего; когда Ляпунову казалось, что он находил подходящего коллегу, Алексей Андреевич сиял и был готов на любое доброе дело. С обывательской точки зрения, Ляпунов был излишне принципиален, и, что скрывать, его принципиальность иногда не приносила ему пользы. Как писал Алексей Андреевич, «устойчивость надорганизменных образований существенно выше, чем устойчивость самих организмов (организм рано или поздно погибает)».
Да, организм погибает, но, когда «организм» обладает интеллектом Алексея Андреевича Ляпунова, он ещё долго живёт в том смысле, что оказывает воздействие на тех, кто с ним общался лично или изучал его работы».

Ботвинник М.М., Шах двадцатому веку, М., «Аст»; «Зебра Е», 2010 г., с. 413-415.

Новости
Случайная цитата
  • Классификация коанов по А.С. Майданову
    «Коаны довольно существенно различаются между собой по конкретному назначению, специфическим функциям в процессе их использования. У них может быть разный характер содержания, разная форма текста; т. е. они отличаются друг от друга и тем, как это содержание, этот текст отображает свой предмет - событие, явление, объект, поступок и т. д.В зависимости от этого можно выделить несколько форм коанов.1. Краткое утверждение.Примером такой формы может быть следующий коан: Учитель дзэн Нансэн сказал: «Ум...