Лосев Алексей Фёдорович

1893 год
-
1988 год

Россия (СССР)

«Лучше страдание со смыслом, чем счастье без смысла».

А.Ф. Лосев.

 

 

Русский философ и филолог.

Мать с детства приучила Алексея Лосева к религиозности.

В 16 лет подписывает свои письма к подружке так: «Будущий доктор философии А. Лосев».

 

«… стремление к всеединству началось ещё в старших классах гимназии с увлечения книгами французского астронома и романтика К. Фламмариона, герои которого были живыми символами единства человека со Вселенной. Сочинения Вл. Соловьёва, полученные в награду при переходе в восьмой класс гимназии, укрепили это ощущение мирового всеединства, наставили его в диалектике, в идее синтеза конечного и бесконечного. Уже в первый свой университетский год он стремится познать «основные принципы всех гуманитарных наук», а они, в свою очередь, необходимы для философии, которая бессильна «также и без естественных наук». Отсюда изучение предметов, которые требовал профессор Г. И. Челпанов, - высшая математика, механика, статистика, биология, физика, физиология. Недаром молодой Лосев пишет в университете сочинение: «Высший синтез как счастье и ведение», в котором доказывает необходимость примирения в научном мировоззрении всех областей психической жизни человека, науки, религии, философии, искусства и нравственности. Отсюда - стремление студента Лосева охватить всё и вместе с тем специализироваться, почему и возникает в университете единство философии и филологии, а в дальнейшем увлечение Вяч. Ивановым  и Скрябиным, поэзия и музыка которых прекрасно демонстрируют единство космического бытия, пронизанного философской мыслью, и личности человека, героя».

Тахо-Годи А.А., Алексей Фёдорович Лосев, в Сб.: Личное мнение. Сборник писательской публицистики, М., «Советский писатель», 1990 г., с. 211.

 

Алексей Лосев с юности отрицательно относился к эмпиризму / материализму и т.п.: «Говорили: идите к нам, у нас - полный реализм, живая жизнь; вместо ваших фантазий и мечтаний откроем живые глаза и будем телесно ощущать всё окружающее, весь подлинный реальный мир. И что же? Вот мы пришли, бросили «фантазии» и «мечтания», открыли глаза. Оказывается - полный обман и подлог. Оказывается: на горизонт не смотри, это - наша фантазия; на небо не смотри - никакого неба нет; границы мира не ищи - никакой границы тоже нет; глазам не верь, ушам не верь, осязанию не верь... Батюшки мои, да куда же это мы попали? Какая нелёгкая занесла нас в этот бедлам, где чудятся только одни пустые дыры и мёртвые точки? Нет, дяденька, не обманешь. Ты, дяденька, хотел с меня шкуру спустить, а не реалистом меня сделать. Ты, дяденька, вор и разбойник».

Тахо-Годи А.А., Тахо-Годи Е.А., Троицкий В.П., А.Ф. Лосев- философ и писатель: к 100-летию со дня рождения, М., «Наука», 2003 г., с. 66.
 

В 1929 году вместе с первой женой тайно постригся в монахи.

 

А.Ф. Лосев не любил эпоху Возрождения.

 

Ученик П.А. Флоренского.

 

«Он не попал на тот «философский пароход», который в 1922 г. вывез из России ряд крупных философов, со многими из которых Лосев был лично знаком. В 1922 г. Лосев ещё не казался достойным высылки. Он занимается педагогической деятельностью, получив уже в 1921 г. звание профессора. Но вот с 1927 по 1930 г. появляется 8 (восемь!) книг, которые возвестили о существовании выдающегося мыслителя: «Античный  космос и современная наука», «Философия имени», «Диалектика художественной формы», «Музыка как предмет логики», «Диалектика числа у Плотина», «Критика платонизма у Аристотеля», «Очерки античного символизма и мифологии», «Диалектика мифа». На обложке этих книг было написано: «Издание автора». На самом деле, эти книги выходили в Госиздате (Государственном издательстве). Но в те времена для того, чтобы издательство не отвечало за содержание книг, ставилась пометка: «Издание автора». […]

Лосев своими работами 20-х гг. «вызвал огонь на себя». Дело не только в том, что молодой философ не проявил никакого желания и намерения приспособиться к господствующей тогда идеологии, откровенно следуя принципам философского идеализма. Он вступил в, казалось, донкихотскую схватку с этой идеологией, особенно в «Диалектике мифа». Там Лосев прямо характеризует марксистскую идеологию как «коммунистическую мифологию», выявляет её противоречия. Неудивительно поэтому, что в апреле 1930 г. Лосев был арестован; на XVI съезде партии, в газете «Правда» и Институте красной профессуры его называют «идеалистом-реакционером», «философом-мракобесом», «наглейшим нашим классовым врагом» и т. п. Лишь инвалидность Лосева и заступничество первой жены М. Горького Е.П. Пешковой, а также сестры Ленина М.И. Ульяновой помогли освобождению Лосева в 1933 г.

Но заниматься философией ему было запрещено. Оставалась классическая филология.

Поэтому на закате своих дней Лосев сказал одному из своих собеседников: «Я чудом выжил. Классическая филология спасла». Другой спасительницей Лосева стала эстетика, в которой теоретическая деятельность не была столь жестко регламентирована, как в чистой философии, и даже среди марксистов шли споры по важнейшим эстетическим проблемам».

Столович Л.Н., История русской философии. Очерки, М., «Республика», 2005 г., с. 401 и 402.

 

Отрывок из письма А.Ф. Лосева  В.Ф. Асмусу от 28.09.1973 года: «В течение нашей жизни мы с Вами работали каждый за десятерых. И в ответ на нашу работу каждый из нас тоже получал критику за десятерых. Вы, правда, сумели многих и во многом убедить. Я же, кроме небольшой кучки энтузиастов античности и античной философии, ровно никого ни в чём не убедил и покидаю земную жизнь с теми же пустыми руками, с какими и родился. Но ведь все эти дела, вероятно, меньше всего зависят от нас. А то, что зависит от нас, любовь к науке, бескорыстная преданность работе мысли и независимость от текучих настроений толпы, это уже во всяком случае наше с Вами внутреннее дело, о котором не только ни с кем не хочется говорить, но даже и между собою мы в течение десятков лет тоже не считали нужным говорить».

Вспоминая В.Ф. Асмуса… М., «Прогресс-Традиция», 2001 г., с. 279.

 

«Свойство таланта - проявив себя, влиять и пробуждать интерес к своим исканиям. Настойчивая, многолетняя работа […] науки над классикой, творческим наследием прошлого сделала своё. Усилия Лосева и его замечательных единомышленников оказались той освежающей средой, которая разожгла интерес к древности. В баснословно далёких от нас эпохах учёные и писатели выявили близкий и необходимый нам смысл. Всецело подчинив себя и все помыслы служению науки и истине, неостановимому творческому поиску, Лосев, таким образом, прожил множество жизней. В величественном здании истории он чувствует себя так же уютно и вольготно, как в собственном доме. Он там не гость, но полноправный житель».

Ростовцев Ю.А., Марафонец (Слово о Лосеве)- Послесловие к книге: Лосев А.Ф., Дерзание духа, М., «Политиздат», 1988 г., с. 344.

 

В 1970 году А.Ф. Лосев говорил своему литературному секретарю: «У меня тоже целую жизнь горе: голова полна идей, а чтобы осуществить - надо было бороться и драться до крови. При Сталине я замолчал. А сейчас я во многом могу осуществить свои идеи, но в основном - не могу!»

Бибихин В.В., Алексей Фёдорович Лосев. Сергей Сергеевич Аверинцев, М., «Институт философии, теологии и истории св. Фомы», 2004 г., с. 28.

 

А.Ф. Лосев «… в своих поздних работах также был вынужден маскировать свои идеи - часто полубогословские - то под марксизм, то под чисто исторические изыскания, то под лингвистику».

Фрумкин К.Г., Пассионарность: приключения одной идеи, М., Изд-во «ЛКИ». 2008 г., с. 21.

 

Новости
Случайная цитата
  • Теория познания по Эрнсту Маху
    «1 марта 1897 г. Энгельмейер выступил на очередном заседании Психологического общества в Москве с докладом по теории познания Маха. В том же году его доклад был опубликован в журнале «Вопросы философии и психологии». Эту статью Энгельмейер заключает тезисами, дающими общую характеристику теории познания Маха (кроме того, по свидетельству самого Петра Климентьевича, они были напечатаны по-французски в отделе библиографии Revue philosophique в том же 1897 г.).«Этих тезисов нигде у Маха нет, - отме...