Новиков Николай Иванович

1744 год
-
1818 год

Россия (СССР)

Русский книгоиздатель и просветитель.

Крупнейший русский книгоиздатель XVIII века, выпустивший 892 книг и ряд журналов.

«Именно новиковские остроумные и серьёзные нападки на крепостничество заставили Екатерину запретить все сатирические журналы. Тогда Новиков перенёс свою деятельность в другую сферу. Он основал издательское дело, которое вел с высоким гражданским одушевлением, стремясь не к прибылям, а к распространению просвещения. С 1775 по 1789 гг. типография Новикова издала больше книг, чем было издано в России с начала книгопечатания. О нём можно сказать, что он сформировал русскую читающую публику. Примерно в это же время Новиков стал франкмасоном - и притом одним из самых выдающихся и уважаемых».

Святополк-Мирский Д.П., История русской литературы с древнейших времён по 1925 год, Новосибирск, «Свиньин и сыновья», 2007 г., с.109.

 

«…его журналы Трутень, Живописец и Кошелёк по смелости и меткости своей сатиры стали решительно впереди всей фаланги сатирических изданий тех годов. От журналов Новикова всего больнее досталось и заражённому французским влиянием модному русскому свету; Кошелёк даже выступил специальным партизаном против этого влияния. В журналах Новикова встречаем едва ли не самые яркие изображения типических продуктов галломании, именно русской галломании, львов и львиц тогдашнего большого света, щёголей и щёголих или столь памятных петиметров и кокеток с их кукольною выделкой и невероятным нравственным одичанием, с ходульными каблучками, буклями в виде крылышек горлицы и до облаков взбитыми причёсками, с разученно нежною вскидкой взглядов, с вечными разговорами о любви и с ненавистью к наукам, к книгам, кроме тех, в которых они находили, говоря их языком, «слог расстёганный и мысли прыгающие» и которые они «фелитировали без всякой дистракции».

Ключевский В.О., Исторические портреты. Деятели исторической мысли, М., «Правда», 1990 г., с. 372.

 

Вот якобы настоящее объявление из журнала «Трутень» Н.И. Новикова:

«Недавно пожалованный воевода отъезжает в порученное ему место и для облегчения в пути продаёт свою совесть; желающие купить могут его сыскать в здешнем городе».

 

«Учреждая школу, издавая журнал, арендуя типографию, Новиков никогда не действовал один, а сейчас же собирал около себя кружок сочувствующих делу лиц, которых заражали его энергия и предприимчивость. Вследствие такой соединенной деятельности влияние его трудов становилось шире и значительнее.
А так как лучшие люди того времени окружали Новикова, то его предприятия быстро разрастались и усиливались: при нём число подписчиков на «Московские ведомости», издание которых он взял на себя, увеличилось всемеро (с 600 до 4000); вместо двух существовавших в Москве книжных лавок с оборотом в 10 000 рублей под влиянием Новикова возникло до 20 лавок, и книг ежегодно стали продавать на 200 000 рублей, Новиков стремился развить любовь к книге и охоту к чтению, сделать чтение ежедневной потребностью грамотного человека, и при Новикове не только Европейская Россия, но и Сибирь начали читать. Новиков издавал массу самых разнообразных книг, он был истинным просветителем общества, действовавшим ради общества и силами общества. […]

В Петербурге Новиковым и его товарищами по изданию журнала «Утренний свет» были основаны два училища для бедных и сиротствующих детей - екатерининское (1777) и александровское (1778). К этим училищам Новиков привлекает внимание общества и довольно значительные пожертвования, так что число учащихся в них дошло до 100 человек.
При училище были устроены общежития, вследствие чего значительная часть детей пользовалась полным содержанием. В числе питомцев школ встречались дети дворян, капрала, прапорщика, конюха, канцелярских чиновников, духовных лиц, казацкого полковника и т. п.
Начальство училищ не разделяло детей по общественному-положению их родителей, бедность и сиротство детей уравновешивали их в глазах заведующих школами».

Каптерев П.Ф., История русской педагогики, СПб, «Алетейя», 2004 г., с.232-233.

 

Новости
Случайная цитата
  • Божественность фараона в Древнем Египте
    «Одной из особенностей египетской жизни, хорошо заметной в письмах Хеканахте, было то, что один человек мог совмещать, казалось бы, несовместимые работы. С одной стороны, Хеканахте выполнял функции жреца «Ка» усопшего везира и делал подношения душе усопшего в дни, обусловленные посмертным контрактом. С другой стороны, по письмам Хеканахте мы видим, что он тратит бездну времени, распоряжаясь землями ушедшего в мир иной везира для того, чтобы материально обеспечить эти подношения...