Ключевский Василий Осипович

1841 год
-
1911 год

Россия (СССР)

«Легче притвориться великим, чем быть им»

В.О. Ключевский

 

Русский историк.

Наиболее известное произведение: Курс русской истории в 5-ти частях, над которым автор трудился более 30 лет и начал публиковать в начале XX века.

Об обломовщине: «Обломовское настроение или жизнепонимание, личное или массовое, характеризуется тремя господствующими особенностями: это 1) наклонность вносить в область нравственных отношений элемент эстетический, подменять идею долга тенденцией наслаждения, заповедь правды разменять на институтские мечты о кисейном счастье; 2) праздное убивание времени на ленивое и беспечное придумывание общественных теорий, оторванных от всякой действительности, от наличных условий, какого-либо исторически состоявшегося и разумно-мыслимого общежития и 3) как заслуженная кара за обе эти греховные особенности, утрата охоты, а потом и способности понимать какую-либо исторически состоявшуюся или рационально допустимую действительность с полным обессилием воли и с неврастеническим обращением к труду, деятельности, но с сохранением оберегаемой бездельем и безводьем чистоты сердца и благородства духа».

Ключевский В.О., Мысли о русских писателях: И. А. Гончаров / Неопубликованные произведения, М., «Наука», 1983 г.,  с. 319.

 

«Русский мыслящий человек мыслит, как русский царь правит; последний при каждом столкновении с неприятным законом говорит: «Я выше закона» - и отвергает старый закон, не улаживая столкновения. Русский мыслящий человек при встрече с вопросом, не поддающимся его привычным воззрениям, но возбуждаемый логикой, здравым смыслом, говорит: «Я выше логики» - и отвергает самый вопрос, не разрешая его. Произволу власти соответствует произвол мысли».

Ключевский В.О., Из записных книжек / Тетрадь с афоризмами, М., «ЭКСМО-Пресс»; Харьков, «Око», 2001 г., с. 226-227.

 

«В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много».

Ключевский В.О., Тетрадь с афоризмами, М., «ЭКСМО-Пресс»; Харьков, «Око», 2001 г., с. 200-201.

 

 

«Родословную российской интеллигенции В.О. Ключевский тянул издали, полагая, что проблески такого гражданского понимания возникали с половины XV века, и связывал её существование с двумя исстари противоборствующими национальными типами: «книжника», «побиравшегося под окнами европейских храмов мудрости», и - «самонадеянного грамотея-мастера, уверенного в том, что можно всё понимать, ничего не зная»; поначалу между ними наблюдались разногласия без воинственного разлада, но постепенно картина осложнилась.

В.О. Ключевский обращал внимание на то, что слово «интеллигенция» неточно по смыслу, означая и «собственно человека разумного, понимающего», и того, кто «обладает научно-литературным образованием», а это категории разные, хотя и не противоположные. И посему - пользоваться этим словом, изобретённым наспех, следует осмотрительно, тем паче состав современной интеллигенции (конца XIX века) неоднороден, идейно пёстр, и на поверхности общественного процесса нельзя не различить три мельтешащие группы: «людей с лоскутным миросозерцанием, сшитым из обрезков газетных и журнальных»; «сектантов с затверженными заповедями, но без образа мыслей и даже без способности к мышлению»; «щепок, плывущих по течению, оппортунистов либеральных или консервативных, и без верований, и без мыслей, с одними словами и аппетитами».

Кузьмичёв И.С., А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника, СПб, «Журнал «Звезда»», 2000 г., с. 65.

Новости
Случайная цитата
  • Гарин И.И.: Недопустимо применять научные теории к гениям
    «Говоря о личности выдающегося человека, многие биографы впадают в крайности или примитивизацию, пытаясь «обузить» характер некими наукообразными моделями, психоаналитическими схемами или диалектическими вывертами. Личность предстает «объектом», своеобразной «лягушечьей лапкой», дёргающейся в полном соответствии с «практикумом» экспериментатора.Лишённый великодушия и милосердия биограф даже не замечает, что присваивает себе роль вивисектора или прокурора, выносящего приговор похлеще судейского,...