Королёв Сергей Павлович

1907 год
-
1966 год

Россия (СССР)

Отечественный конструктор, учёный, основоположник практической космонавтики.

В 1923 году начал заниматься планеризмом, позже построил планер и небольшой самолёт собственной конструкции.

В начале 1930-х годов он стал одним из инициаторов создания «Группы изучения реактивного движения» (ГИРД), которая разработала и запустила в 1933 году ракету «ГИРД-09». 1936 году удалось довести до испытаний крылатые ракеты: зенитную с пороховым двигателем и дальнобойную с жидкостным ракетным двигателем.

Но в 1938 году С.П. Королёв был осуждён на 10 лет заключения по обвинению во вредительстве и отправлен на Колыму. Из лагерей его спас А.Н.Туполев, также находившийся в заключении и возглавлявший закрытое конструкторское бюро, проектировавшее бомбардировщики. Здесь С.П. Королёв узнал, что в Казани аналогичное бюро уже занимается ракетными ускорителями для бомбардировщика Пе-2 под руководством его знакомого В.П. Глушко и добился перевода в Казань…

После окончания войны, в 1945 году С.П. Королёв в числе других специалистов был командирован в Германию для изучения немецких ракет V-2 (Фау-2), обладавших дальностью полёта до 300 км при стартовой массе в 13 тонн.

«Следует учесть, какие препятствия пришлось преодолевать С.П. Королёву, от которого руководители правительства требовали, чтобы первая его ракета Р-1 была точной копией немецкой Фау-2. Они не доверяли С.П. Королёву, бывшему заключённому, человеку с «сомнительной», по их понятиям, биографией, пытались застраховаться немецкими специалистами. Между тем, как только С.П. Королёв получил возможность совершенствовать ракету Фау-2, он немедленно внёс существенные изменения в её конструкцию».

Бердичевский Б.Е., Траектория жизни: люди, самолёты, ракеты, М., «Аграф», 2005 г., с. 102.

 

В 1957 году был выведен на орбиту первый искусственный спутник Земли, главным конструктором которого был С.П. Королёв

 

«В июле 1958 года Королёв вместе с Тихонравовым составляет записку в правительство о перспективных работах. Она начинается фразой, тон которой резко контрастирует с документами подобного рода: «Околосолнечное пространство должно быть освоено и в необходимой мере заселено человечеством». В Совмине привыкли к тому, что в рамках ведомства вопрос решить можно. С трудом - в рамках страны, но в масштабах планеты и даже всего околосолнечного пространства - это уж чересчур! В записке прямые требования: «Должны проводиться широкие исследования и разработки по обеспечению нормальных условий существования человека на всех этапах космического полёта».

Голованов Я.К., Королёв: факты и мифы, Том 2, М., «Русские витязи», 2007 г., с.393.

 

«Напомним, что говорил по этому поводу в 1961 году, вскоре после полёта Юрия Гагарина, академик Сергей Павлович Королёв: «Космос в будущем - это, во-первых, транспорт. Сейчас до Австралии 12 часов лету. А через космос - тридцать минут. Ну пусть не тридцать минут, а час: учтем взлет и торможение без особых перегрузок...»

Штернфельд А. А. и др., В космос - ради будущего, в Сб.: Диалоги: полемические статьи о возможных последствиях развития современной науки / Под ред. Б.М., Кедрова, М., «Политиздат», 1979 г., с. 374.

 

«Королёвская фирма в те годы делала боевые ракеты, это считалось главным направлением, а космические запуски - второстепенным. Нагрузки, будущие спутники - всё казалось второстепенным для начальства, но не для Королёва. Начальству было совершенно неинтересно - полетели собаки, ну и чёрт с ними, с собаками, важно, чтобы получилась боевая ракета. А для Королёва это было важнее, поскольку он понимал, что это открывало дорогу для человека в космос. Поэтому он делал так: получая заказ на какую-то боевую ракету, всегда просил - и ему это всегда разрешали - какой-то их процент сделать в варианте «академический». Такому варианту присваивалась буква «А». Предположим, строится что-то военное, не оружие, а спутник-разведчик, что-то в этом духе, и делается его научный вариант. Так вот этот вариант шёл под тем же названием, что и военный, но с прибавлением буквы «А»: скажем условно, какой-нибудь К-65-А, это я наобум говорю, таких названий в природе не было».

Раушенбах Б.В., Постскриптум, М., «Аграф»,  2002 г., с. 100.

 

«… приходилось неоднократно упоминать о похожей роли в создании ракетной техники, которая выпала Королёву (в СССР) и фон Брауну (в Германии и США). Но похожи не только их роли, но и судьбы. Можно отметить почти мистическое соответствие их биографий. Оба они имели счастье начинать свою работу в ракетной технике в контакте с признанными пионерами: Королёв - с Цандером, фон Браун - с Обертом. Оба они в это время увлекались планеризмом. Оба получили образование в высших технических учебных заведениях и получили звания авиационных инженеров. Оба начали практическую работу по ракетной технике в малых, полулюбительских группах: Королёв - в ГИРДе, фон Браун - на берлинском «ракетодроме». Оба перешли на работу по заданиям военных ведомств: Королёв - в Реактивный научно-исследовательский институт, фон Браун - в Куммерсдорф. Оба отличались выдающимися способностями организаторов и стояли у истоков того, что сегодня называют ракетно-космической промышленностью. Оба на начальном этапе вели свои работы в тоталитарных государствах: Королёв - в сталинском, фон Браун - в  гитлеровском. Оба в возрасте 32-х лет были репрессированы по надуманным обвинениям: Королёв - НКВД, фон Браун - гестапо. Обоим были предъявлены одинаковые обвинения: Королёву - во вредительстве, фон Брауну - в саботаже. Обоим удалось вернуться к активным работам по ракетной технике. Королёв запустил первый советский искусственный спутник Земли (он был и первый в мире), фон Браун - первый искусственный спутник в США. Оба были признанными руководителями космических программ своих стран, и оба умерли от одной и той же болезни, проклятья нашего времени, - рака».

Раушенбах Б. В., Пристрастие, М., «Аграф», 2000 г., с. 324-325.

 

«Мне позвонил Юра, сказал, что Сергей Павлович приглашает в гости. Интересно, что к Юре он обращался по имени-отчеству, а меня звал просто Алешей. На дне рождения были друзья Королёва, академики. Когда все разошлись, он попросил нас с Юрой остаться. Это удивительно, ведь генеральный конструктор редко кого к себе подпускал. Когда гости разошлись, мы остались одни. Поставили бутылку коньяка, закуску и проговорили до четырёх утра. Сергей Павлович неожиданно разоткровенничался, рассказал нам с Юрой о своей жизни, об аресте (его арестовали в 1938 году по обвинению во вредительстве), пытках, о ссылке в Магадан, где чуть не умер. Будто чувствовал потребность выговориться.

Через два дня его не стало.

Мы тогда только слушали. Он сказал, что знает, кто на него донёс. Двоих из них, Лангемака и Клейменова, расстреляли, третий - остался в живых.

Королёв рассказал, как у него выбивали показания. Сергея Павловича сломали чудовищным заявлением следователя: «У вас молодая красивая жена, а мы ведь можем ошибиться одной буквой, вместо «Королева» получится «Королёв» - и пошлем её к зэкам на недельку. У вас дочка четырёхлетняя? А у нас отличные детдома. Отдадим, и знать не будете, где она». […]

Удивительный он был человек! Он никогда не был озлоблен... Он никогда не жаловался, никого не проклинал, не ругал. У него на это не было времени. Он понимал, что озлобленность вызывает не творческий порыв, а угнетение».

Леонов А.А., Время первых, Судьба моя – я сам…, М., «Аст», 2017 г., с. 190-192.


Последователь идей К.Э. Циолковского.

С.П. Королёв - уникальная личность / руководитель по оценке Б.В. Раушенбаха.

 
Новости
Случайная цитата
  • Творческие правила выживания по Джулии Кэмерон
    «1. Принятие. «Мне кажется, я хочу стать творческим человеком». Примите и осознайте, что вы уже им стали, и прекратите сомневаться в себе. Просто займитесь делом. 2. Не осуждайте. Сосредоточьтесь на процессе, а не на конечном продукте. 3. Защищайте свой процесс. Рано или поздно вам встретится человек, которому не понравится ваше дело или который захочет, чтобы вы занимались им определённым образом. Посмотрите, кто это говорит. Разве этот человек создаёт ваши произведения? Делайте то, что сами...