Глушко Валентин Петрович

1908 год
-
1989 год

Россия (СССР)

Отечественный конструктор жидкостных реактивных двигателей.

«В.П. Глушко родился 2 сентября 1908 г. в Одессе на Ольгиевской улице в доме № 10, около которого теперь стоит его бронзовый бюст. Любознательность проявилась в нём рано, и она весьма поощрялась отцом, особенно его увлечение астрономией. Валентин часто посещал Одесскую народную астрономическую обсерваторию. Во время противостояния Марса Глушко часами просиживал у телескопа, делая зарисовки. Своему увлечению астрономией Глушко не изменял в течение всей жизни.

Как-то в Одессу приехал талантливый популяризатор астрономических проблем Василий Иосифович Прянишников, читать лекции по межпланетным путешествиям. К нему юный Глушко обратился с просьбой помочь получить образование в этой области, которой он уже тогда решил посвятить свою жизнь. Прянишников рассказал о встрече бывшему народовольцу Николаю Александровичу Морозову, ведавшему тогда в Ленинграде вопросами науки, и Глушко получил путёвку на физико-математический факультет Ленинградского государственного университета...

Ещё в 1923 году Константин Эдуардович Циолковский получил письмо от одного из юных энтузиастов реактивного движения - а это был Глушко, - которого зажгла энтузиазмом одна из книг учёного о межпланетных перелетах. Автор письма внимательно изучил книгу, сидя в читальном зале, но больше нигде найти её не мог. Освоение космоса его очень интересовало, и он просил, если есть такая возможность, помочь в приобретении книги. Константин Эдуардович отослал по обратному адресу целую стопку книг и подробно ответил на все полученные вопросы. Так началась переписка основоположника советской космонавтики К.Э. Циолковского и В.П. Глушко - человека, который обратит в явь мечты и расчёты великого мыслителя.

Эта переписка еще продолжалась, когда Валентина Глушко попросили прийти в Военно-научно-издательский комитет при Реввоенсовете СССР. Проект электрического ракетного двигателя В.П. Глушко получил столь высокую оценку специалистов, что автору предложили прервать учебу в университете и возглавить лабораторию. В.П. Глушко всё же завершил своё образование в Ленинградском университете и в 1929 году поступил на работу в газодинамическую лабораторию».

Помогайбо А.А., Оружие победы и НКВД. Советские конструкторы в тисках репрессий, М., «Вече», 2004 г., с. 114-115.


С 1929 года В.П. Глушко работал в Газодинамической лаборатории в Ленинграде.

Он был арестован и в 1937-1944 годах и работал в особом конструкторском бюро НКВД по созданию жидкостного ракетного двигателя.

«За период до 1944 года под его руководством было создано целое семейство вспомогательных авиационных жидкостно-реактивных двигателей с тягой от 300 до 900 кг у земли. Эти двигатели прошли испытания на самолётах Пе-2Р, Ла-7Р, Ла-120Р, Як-3, Су-6 и Су-7».

Помогайбо А.А., Оружие победы и НКВД. Советские конструкторы в тисках репрессий, М., «Вече», 2004 г., с. 117.

 

«Королёв наконец-то сравнялся с Глушко по должности - оба они теперь главные конструкторы, руководители и безраздельные хозяева своих собственных мощнейших фирм с многотысячными коллективами талантливых учёных и инженеров. В 1956 году Сергей Королёв и Валентин Глушко одновременно удостаиваются звания Героев Соцтруда за создание первой межконтинентальной баллистической ракеты, а в 1958 году они одновременно становятся секретными действительными членами Академии наук СССР.

Это были очень разные внешне люди. Валентин Глушко - интеллектуал с аристократическими манерами, знаток и ценитель музыки и живописи, всегда безукоризненно и элегантно одетый. Он подчас бывал высокомерным, но никогда - непристойно грубым или некорректным. Сергей Королёв не обладал и долей глушковской интеллигентности и аристократизма. В отношениях с людьми он часто допускал грубость и откровенное хамство, но в нем были артистизм и полководческий талант, которых не хватало Глушко.

Их многое связывало, они прошли вместе огонь, воду и ... - а вот с медными трубами возникли осложнения.

Конфликт начался в конце 1957 года, когда медные трубы победно взревели в честь триумфального запуска первого искусственного спутника Земли.

Наши герои не выдержали испытания медными трубами - уж очень мощно они загремели, нарушая хрупкий баланс между дружбой и соперничеством. Наши герои вдруг поняли, как высока ставка, всем своим существом тревожно ощутили, что речь идет отнюдь не об очередной награде, а о прижизненном вхождении в пантеон бессмертных.

Глушко надеялся, что они с Королёвым разделят бремя неслыханной славы, но Королёв посчитал иначе. Подобно герою великой новеллы О. Генри «Дороги, которые мы выбираем» Сергей Королёв решил, что «Боливару не снести двоих», и выбрал дорогу, которая вела его к неделимой славе, вела его единственного - без сообщника и дележа добычи. Но, как говорил персонаж новеллы О. Генри, «дело не в выборе нами дороги, а в том, что сидит внутри нас и заставляет избирать дорогу». […]

Личный конфликт двух выдающихся руководителей космонавтики быстро вылез наружу. Королёв и Глушко обмениваются резкими посланиями якобы по чисто техническим вопросам, копии которых направляются в Совет Министров, в ЦК КПСС и самому Никите Хрущёву. Они вступают в открытую борьбу друг с другом за власть и славу.

Академик Борис Черток в своих воспоминаниях пишет: «Историки космонавтики, как правило, упоминают очень уклончиво или вообще замалчивают разногласия между Королёвым и Глушко. Истинные причины острого конфликта ... до сих пор до конца так и не разгаданы». […]

Формально спор разгорелся вокруг топлива для ракеты С.П. Королёв настаивал на жидком кислороде и керосине, Глушко - на азотном тетроксиде с несимметричным диметилгидразином (AT с НДМГ). Предоставим, однако, слово специалистам. Профессор Стернин пишет:

«В.П. Глушко учитывал, что высококипящие компоненты (AT с НДМГ) хорошо освоены промышленностью, широко используются для боевых ракет и при строгом соблюдении мер предосторожности вполне могут быть использованы для пилотируемых полетов, тем более, что ракеты на этих компонентах проявляют себя как особо надежные, а это для пилотируемых ракет является самым главным ... Однако убедить С.П. Королёва и поддерживающего его президента АН СССР М.В. Келдыша он не смог».

Не смог и не мог, добавим от себя, потому что Королёв не хотел участия Глушко в лунном проекте, ибо, по словам заместителя генерального конструктора В. Филина, «создание двигателя в 600 тонн подняло бы дальнейший престиж фирмы В.П. Глушко, который предлагал его к установке на носителе «Н1».

Королёв добился отстранения Глушко и передачи заказа Авиамоторному конструкторскому бюро генерала Николая Кузнецова в Куйбышеве. Не страдая излишней деликатностью и, по-видимому, понимая, что Глушко никогда не согласится быть «на подхвате» у Кузнецова, он предложил Глушко делать параллельно запасной вариант двигателей. Глушко, конечно же, отказался, сочтя это предложение оскорбительным. […]

Валентин Глушко
был прав, и история это подтвердила - КБ Николая Кузнецова с треском провалило заказ, что, впрочем, никого не удивило».

Окунев Ю., Письма близким из XX века, СПб, «Искусство России», 2002 г., с. 66, 69, 72 и 74.

 

«Таков глубинный слой правды о причинах провала Советского Союза в лунной гонке - дело не в неудачной конструкции двигателей для лунной ракеты, а в том, что Валентин Глушко - единственный, кто мог их сделать, отказался от этого, потому что не захотел таскать каштаны из огня для Сергея Королёва, который, в свою очередь, не желал делиться славой с Валентином Глушко. Это Вам - не как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем, это фантасмагорический, шекспировского масштаба сюжет о том, как две мятущиеся души человеческие провалили величайший технический проект сверхдержавы, проект века, а вместе с ним последнюю в XX веке серьёзную попытку повернуть вспять историю».

Окунев Ю., Письма близким из XX века, СПб, «Искусство России», 2002 г., с. 75.

Новости
Случайная цитата
  • О сходстве и различии людей по Николаю Кузанскому
    «Если задумаешь приступить со своими предположениями к сходствам и различиям человеческой вселенной, тебе надо будет рассмотреть фигуру универсума, представив человеческий вид стяжённым внутри большего круга.Тогда ты заметишь, что в пределах человеческого вида некоторые более свободные (abstractiores) и созерцательные люди пребывают как начало (всего вида) в том или ином общении с духовными и вечными сущностями, как бы в высшем небе человечности; остановившиеся на созерцании истины, они суть инт...