Максим Грек

1470 год
-
1556 год

Россия (СССР)

Греческий переводчик, богослов, просветитель, работавший на Руси. Он оставил около 150 своих сочинений и 350 переводов.

Родился в знатной греческой семье.

Учился в Италии, где слушал проповеди Джироламо Савонаролы. Около 10 лет жил в монастыре на Афоне, откуда в 1518 году по приглашению Великого князя Василия III Ивановича прибывает в Москву.

Здесь Максим Грек переводит: Толковую Псалтирь, Толкования Иоанна Златоуста, творения отцов Церкви, жития и т.п.

«Крупнейшим мыслителем высокого Средневековья в России был Максим Грек. Он принёс искусство филологического анализа, философского диалога, богословской герменевтики. Вместе с нестяжателями отстаивал принципы «духовного делания»; но победили иосифляне, предлагавшие симфонию государства и церкви. […]
Издавна Русь более привлекала линия Платона и неоплатоников в христианизированном её виде, где любви, эросу, сердцу уделено повышенное внимание, где процесс познания понимается не как холодный, рассудочный, отстранённый от субъекта акт, но как страстное стремление к истине, глубоко личностное, интимное, тёплое, окрашенное гаммой эмоций, взволнованное состояние души.
Достаточно вспомнить диалог «Пир» («Симпозион»), где описывается высшее наслаждение души в процессе приобщения к истине во время возвышенной духовной трапезы. В подражание ему, в частности, Максим Грек написал диалог «Беседует ум к душе своей», утверждая состязательную форму философствования в русской культуре».

Громов  М.Н., Типология русской философии, в Сб.: История философии, М., «Феноменология-герменевтика», 2011 г., с. 13 и 24.

 

За нестяжательские взгляды и несогласие с автокефалией Русской Церкви осуждается на двух церковных соборах в 1525 и 1531 годах. Фактически находится в заключении в монастырях.

Канонизирован Русской церковью в лике преподобных.

 

Специалист по древнерусским текстам Д.С. Лихачёв называл Максима Грека «первым интеллигентом на Руси».

 

Новости
Случайная цитата
  • О сущности поэзии по Н.С. Гумилёву
    «Крестьянин пашет, каменщик строит, священник молится, и судит судья. Что же делает поэт? Почему легко запоминаемыми стихами не изложит он условий произрастания различных злаков, почему отказывается сочинить новую «Дубинушку» или обсахаривать горькое лекарство религиозных тезисов? Почему только с МИНУТЫ малодушия соглашается признать, что чувства добрые он лирой пробуждал? Разве нет места у поэта, всё равно, в обществе ли буржуазном, социал-демократическом или общине религиозной? Пусть замолчит...