Савонарола Джироламо

1452 год
-
1498 год

Италия

Монах-доминиканец и религиозный проповедник, стремившийся к аскетическим идеалам первохристианства.

В 1490 году по приглашению Лоренцо Медичи, которому это порекомендовал сделать Джованни Пико делла Мирандола, Джироламо Савонарола прибыл во Флоренцию.

В 1491 году Джироламо Савонарола избран настоятелем монастыря Святого Марка, где установил строгое соблюдение монашеских обетов и уставов: продал роскошное церковное имущество, изгнал всякую роскошь из монастыря, обязал всех монахов работой.

«Когда он не постился, он ел столько, сколько необходимо было для поддержания сил. Ложем ему служил плетёный из прутьев матрас с мешком, набитым соломой, и холщовая простыня. Одежда его была самая грубая, но чистота во всём была образцовая.
Его скромность, смирение, послушание были выше всяких сравнений.
Молитва его была так усердна, что вызывала всеобщее удивление.
Братия утверждала, что в эти моменты он погружался в состояние какого-то экстаза. Казалось, что стены монастыря, отделив его от мира, возвратили ему душевный покой». 

Пасквале Виллари, Джироламо Савонарола и его время в 2-х томах, Том 1, СПб, 1913 г., с.17.


Его проповеди становились всё более и более популярными. В своих проповедях Джироламо Савонарола часто смешивал собственные мысли с текстами Библии, оправдываясь, что: «слова эти недавно сошли с небес».

Судя по его сочинениям, он сам был убеждён в своём божественном призвании и поэтому критиковал: священников, князей, купцов, крестьян и солдат и даже Папу Римского, укоряя их в отступлении от правил истинной христианской жизни. Он также регулярно выступал против тирании клана Медичи во Флоренции.

 

После изгнания клана Медичи из города, Джироламо Савонарола мыслил Флоренцию как град Божий, главой которого он провозгласил Иисуса Христа. Он фанатически принялся за исправление нравов: женщины перестали носить богатые одежды, на улицах вместо песен звучали псалмы, читали только Библию, проповеди назначались на часы проведения балов и маскарадов.

«… Савонарола организовал отряд мальчиков и наделил их особыми функциями - сделал узаконенными надсмотрщиками. Эти мальчики врывались в дома знати и устраивали настоящий террор, якобы следя за исполнением аристократами 10 христианских заповедей. У музыкантов они вырывали инструменты и разбивали их, светские книги небожественного содержания выбрасывали из окон на улицы. Потом всё это складировалось на площади и торжественно сжигалось. Савонарола дошёл до того, что стал доказывать вред науки вообще, посчитал её абсолютно излишней».

Истина Н.А., Сто великих мятежников и бунтарей, М., «Вече», 2006 г., с. 73.


«В те же годы гениальный художник Сандро Боттичелли поддался проповедям Савонаролы и собственными руками бросил несколько своих картин в так называемые «костры покаяния». Савонарола заставлял людей бросать в огонь произведения искусства и драгоценности. Он страшно воздействовал на молодёжь».

Басовская Н.И., Человек в зеркале истории. Красавицы. Злодеи. Мудрецы, М., «Олимп»; «Астрель», 2009 г., с. 276.

 

К 1497 году Флоренция раскололась на сторонников Савонаролы («piagnoni» - плаксы) и его противников («arrabbiatti» - беснующиеся). Вскоре Римский папа Александр VI отлучил его от церкви. В ответ Джироламо Савонарола выступил с призывом созвать Вселенский церковный собор для низложения действующего папы,  но был арестован.
«Беснующиеся», которые были в курсе всех этих событий, торжествовали, пробил их час. Они выступили с требованием: если Савонарола такой святой, если он такой божественный и непогрешимый, то пусть покажет в деле свою святость, пусть пройдёт испытание огнём. Вот это и будет настоящий суд Божий. И от слов они перешли к делу. Это был вызов, и очень серьёзный.
7 апреля на центральной городской площади были зажжены несколько костров. Они располагались на небольшом удалении друг от друга, и любой проходивший между ними не смог бы уберечь себя от пламени. На предстоящее зрелище собралась огромная толпа. Причём пришли не только противники Савонаролы, но и его сторонники, «плаксы».
Они вмиг забыли о том, что это испытание опасно для жизни их проповедника и предводителя, они слились с толпой и ждали, когда их властелин и повелитель докажет свою святость. Они были уверены, что он пройдёт невредимым среди огней.
Но Савонарола не появился. Не вышли и его близкие сторонники.
Толпа ждала, пламя бушевало, и страсти стали накаляться. Раздались крики: «Подать сюда проповедника!», «Почему он не выходит к своим верующим?» Кое-кто стал обвинять Савонаролу в трусости. «Где он?», «Пусть придет к нам!»
И тут разнёсся шёпот: Савонарола боится, он прячется в монастыре. Толпа была недовольна. И сторонники Савонаролы и его враги объединились в едином порыве, стали называть своего вчерашнего кумира трусом. Толпа требовала мщения. Она хотела выплеснуть свои эмоции.
Всё свершилось на следующий день. С утра и «беснующиеся» и вчерашние «плаксы» пришли к монастырю Сан-Марко с требованием выдать им Савонаролу. Монастырь был подожжён, вооруженные горожане лезли на стены. Никакие уговоры на них не действовали. Толпа была слишком разочарована своим кумиром.
И доминиканцы выдали им своего настоятеля».

Истина Н.А., Сто великих мятежников и бунтарей, М., «Вече», 2006 г., с. 75.

 

«Это была эпоха религиозного экстаза и экзальтации. В церквях гремели проповеди Савонаролы, все флорентийки носили под платьями вериги, а на площадях города пылали костры, где монахи сжигали еретиков. Макиавелли отличался независимым в суждениях нравом и считал Савонаролу не пророком, а шарлатаном. И действительно, вскоре Савонарола сам взошёл на костёр, а его прах был развеян по реке Арно…»

Табачкова Е.В., Философы, М., «Рипол классик», 2002 г., с. 253.

Новости
Случайная цитата
  • Настоящие математики и физики по Эренфриду фон Чирнгаузу
    «Многое находятся как на латинском, так и на французском и других языках писатели, которые старались понятию человеческому дать градусы или степени и оное разделили на классы: но в том наиболыне себя отменил Чирнгауз. Он когда своего разума остроту употребил в то, чтоб разыскать, в чем состоит философская истина или, по его словам, философской истины болезнь: то нетрудно было многим узнать, что прежние философские знания или пустыми словами были наполнены, или знание в философии было только исто...