Герасимов Михаил Михайлович

1907 год
-
1970 год

Россия (СССР)

Русский антрополог, археолог и скульптор, автор методики восстановления внешнего облика человека на основе его скелетных остатков.

С 13 лет работал в анатомическом музее при медицинском факультете Иркутского университета. В 18 лет он опубликовал свою первую научную статью о раскопках палеолитической стоянки под нынешним Иркутском.

Выполнил скульптурные портреты-реконструкции более 200 исторических личностей:  Ярослава Мудрого, Ивана Грозного, Тамерлана, Улугбека, адмирала Ф.Ф. Ушакова, Фридриха Шиллера и других, в также древних людей и их предков: австралопитека, питекантропа, синантропа, неандертальца, кроманьонца.

«В 1931-1932 годах учился в Ленинграде в Государственной академии материальной культуры, в 1937 году заведовал реставрационной мастерской Эрмитажа. А начинал археологом в Иркутском краеведческом музее. Ну, конечно, участвовал в раскопках, исследовал древние погребения. Тогда-то, видимо, и зародилась мысль о реконструкции облика по черепу, ведь Михаил Михайлович хорошо знал, что ещё в прошлом веке Жорж Кювье показал, как много могут сказать наблюдательному учёному костные останки вымерших животных.
Как и его предшественники в этой области, Герасимов начал с накопления фактического материала, начал не с человека, а с животных - диплодока и птеродактиля, с саблезубого тигра, мастодонта, мамонта. Потом - голова шимпанзе, первая его работа по обезьянам, она экспонирована в Myзее антропологии и этнографии в Петербурге. Он доказал, что существует определённая корреляция между костной частью черепа и мягкими тканями. На основе этого можно было воссоздавать мышечные ткани по черепу; так Волькер когда-то создал профиль Рафаэля по его черепу, и был решён вопрос о подлинности захоронения великого художника эпохи Высокого Возрождения. Нет в мире двух одинаковых черепов, как нет и двух одинаковых лиц. Одна из первых контрольных работ Герасимова производилась в Ленинграде, в Музее этнографии Миклухо-Маклая: ему дали череп, чей, не сказали, и он по своей методике создал портрет.
Позже выяснилось, что существует, оказывается, прижизненная фотография этого человека - папуаса, которого Миклухо-Маклай в своё время вывез в Россию; папуас заболел и умер в Петербурге, а его фотографическое изображение сохранилось. Дав Герасимову череп папуаса, скептики хотели показать несовершенство его методики. Они были уверены, что получат скульптуру европейца, но получили - папуаса. Так была сделана одна из проверок искусства Герасимова». […]
Процесс восстановления невероятен по кропотливости. Ну вот хотя бы одна деталь: глазные впадины и грушевидное отверстие на месте носа. А кто знает, какой тут был нос? Ведь носовые косточки кончаются высоко, потом идёт хрящ. Казалось бы, можно вообразить любой нос: и вздёрнутый, и крючковатый - какой угодно. Путём огромного количества опытов Герасимов установил, что если через последнюю треть носовых косточек провести касательную линию, а от подносового шипа тоже провести прямую линию, как бы его продолжающую, то точка пересечения во всех ста процентах обозначит кончик носа. А форма носа, его ширина зависят от ширины грушевидного отверстия... Самое сложное, признавался Герасимов, для него - это ухо. Ухо, как он говорил, он так до конца и не освоил».

Раушенбах Б.В. , Пристрастие, М., «Аграф», 2000 г., с. 28 и 30-31.

 

«Я был знаком с Михаилом Михайловичем. Мы с ним время от времени гуляли, он рассказывал о своих работах над обликами Ярослава Мудрого, Ивана Грозного, Шиллера, Тимура.
С последним была связана целая история. Существовало поверье, что кто потревожит прах Тимура, тот вызовет дух войны. Герасимову разрешили вскрыть гробницу Тимура. Было это, кажется, в Самарканде.
Только он взял в руки череп Тимура, как в мавзолей вбежали с криком «война!». Произошло это 22 июня 1941 года. Его чуть не растерзали. Мы с ним как-то вышли на тему о старце Фёдоре Кузьмиче. Согласно легенде, Александр I не умер в Таганроге, а скрылся и стал отмаливать свои грехи под именем старца Фёдора Кузьмича. И прожив так инкогнито, спустя столько-то лет умер и был похоронен (положен тайком в императорский саркофаг) в Петропавловской крепости.
М. М. Герасимов уверен был, что эту давнюю загадочную версию можно легко прояснить, если ему позволят вскрыть царскую гробницу в Петропавловском соборе. Воодушевил он меня, и, ничтоже сумняшеся, я обратился в обком, к секретарю по пропаганде Кругловой. Заинтриговал её легендой, дал книгу о Фёдоре Кузьмиче. Она вроде бы заразилась от меня этой идеей, но сказала, что надо посоветоваться в Москве, в ЦК. Зачем? А потому что «цари - не наша номенклатура, они в ведении ЦК».
Через две недели вызывает меня, увы, не позволили, объяснили - если Герасимов определит, что череп императора - череп человека, умершего не в 1825 году, а много позже, в год смерти старца, то церковь сделает его святым, что же получится - с подачи ЦК Коммунистической партии? Нет, невозможно. Так прикончили наш с М. Герасимовым проект.
Благодаря ЦК КПСС сохранена тайна старца Фёдора Кузьмича и, соответственно, тайна императора Александра I».

Гранин Д.А., Причуды моей памяти, М., «Центрполиграф», 2010 г., с. 312.

 

«В каждой науке бывает свой какой-нибудь выдающийся  человек, может быть, гений. Это - Герасимов. Он, когда проводил раскопки, замечал даже пепел: кто-то курил много лет назад, когда грабил могилу. На Алтае, где почва вечной мерзлоты, он находил такие вещи, которые другие археологи даже не видели при всём их желании. Характерно, что учёные его вначале не признавали, его признал Угрозыск, первый, кто ему и официальные заказы давал, и пользовался его результатами. Естественно, он всегда немного побаивался этого мира, и эти работы его не афишировались не потому, что были секретны, а чтобы его не «достали». К такого рода работе Михаил Михайлович относился как к необходимости, никогда мы не слышали, чтобы он получал за это какие-то особые деньги. Угрозыск ведь был государственной организацией, он обращался в другое государственное учреждение, в институт, где работал Герасимов, и тот за свою зарплату делал им невероятной сложности реконструкции. Был в этом и свой плюс: Угрозыск не собьёшь с толку скептической теоретической болтовней, поэтому все первоначальные разговоры о том, что работы Герасимова - шарлатанство, опровергались практикой Угрозыска. И это убеждало - если на базе герасимовских реконструкций раскрываются преступления, значит, всё правда. Сейчас работы, начатые Герасимовым, продолжаются его учениками и учениками его учеников не только в Москве. Эти работы инициировали аналогичные исследования и создание портретных реконструкций и в других странах. Однако реконструкции Михаила Михайловича, возможно, продолжают оставаться в некотором роде вершинами мастерства. Ведь хотя разработанная им методика позволяет, как он сам утверждал, любому подготовленному специалисту создать портретную реконструкцию, в его работах эта общая методика дополнялась его фантастической наблюдательностью: работая с черепом, он видел в нём многое, чего рядовой специалист просто не в состоянии заметить, но что уточняло эту реконструкцию. В профессиональных разговорах со скульпторами, когда те утверждали, что его работы не скульптура, не художественное произведение, он отвечал: правильно, не художественное, это документ. А вы сделаете по нему художественное. То есть он всегда считал, что занимается «документом», а не высоким искусством. А был, между прочим, очень художественно одарённым человеком. У скульптора главная задача - передать духовное состояние персонажа через его внешность, как и у художника. А у Герасимова - добиться портретного сходства, причём самого близкого. Он создавал портрет по состоянию человека на день его смерти, а не вообще».

Раушенбах Б.В., Пристрастие, М., «Аграф», 2000 г., с. 36-37.

 

См. также: Антропологические реконструкции М.М.Герасимова и его учеников.

Новости
Случайная цитата
  • Факторы, искажающие внутреннюю валидность психологического эксперимента по Дональду Кэмпбеллу
    Дональд Кэмпбелл описал ряд факторов, которые могут внести погрешность при проведении  проведении психологических экспериментов. При этом под внутренней валидностью (надёжностью) он понимал ответ на вопрос: действительно ли экспериментальное воздействие Х привело  к результату эксперимента У? «Далее будут представлены восемь различных классов внешних переменных, относящихся к внутренней валидности. Если эти переменные не контролируются в экспериментальном плане, то они могут да...