Курчатов Игорь Васильевич

1903 год
-
1960 год

Россия (СССР)

«Одним матом не расколешь атом!»

Поговорка, которую любил повторять И.В. Курчатов

Русский физик, один из создателей ядерной физики в СССР.

С 1946 года И.В. Курчатову было поручено организовать работы по созданию атомного реактора и оружия под кураторством Л.П. Берии.

О «Курчатовском стиле» вспоминает его сотрудник:  «Мне лично наиболее яркими чертами стиля его работы представляются следующие:
1. Большая масштабность новых научных проблем, за решение которых он брался.
2. Особо острая целеустремлённость, умение на каждом этапе работы целиком сосредоточиться на решении главной задачи и не распылять силы на рассмотрение побочных мелких вопросов.
3. Чёткий план работы и определение того, что должно быть получено в конце работы.
4. Высокая личная ответственность и интенсивность работы с отдачей делу всех своих сил. 
5. Высокая требовательность к подчинённым, строгий контроль и постоянная осведомлённость об истинном состоянии дел. 
6. Оптимизм. 
7. Очень высокая организованность, обеспечивающая при огромной занятости доступность его людям; большое уважение к людям и исключительная обязательность.
8. Доброжелательность по отношению к людям в сочетании с умением вовремя похвалить и строго немедленно взыскать за необдуманную ошибку или нерадение».

Воспоминания об академике И.В. Курчатове, М., «Наука», 1983 г., с. 70.

В 1949 году была создана первая советская атомная бомба, а в 1953 году -  первая в мире термоядерная бомба.

Позже И.В. Курчатов активно занимался проблемой управляемого термоядерного синтеза, стремился помочь отечественным генетикам в их борьбе с Т.Д. Лысенко:

«Зять Хрущёва А.И. Аджубей в мемуарах, опубликованных в июльском номере «Знамени» за 1988 г., даёт интересные сведения об отношении Хрущёва к Лысенко. Однажды на дачу к Хрущёву приехал И.В. Курчатов, которого он очень ценил. На этот раз их длительная беседа кончилась раздором. После ухода обиженного Курчатова Хрущёв мрачно сказал: «Борода (так называли Курчатова – Прим. И.Л. Викентьева) лезет не в своё дело. Физик, а пришёл ходатайствовать за генетиков. Чертовщина какая-то, нам хлеб нужен, а они мух разводят». Попытки членов семьи поддержать Курчатова после его ухода «вывели Хрущёва из равновесия». Таким образом, Хрущёв безоговорочно уверовал в Лысенко, в то, что предлагаемые им мероприятия в ближайшее время подымут наше больное сельское хозяйство, и никакие доводы не могли его сдвинуть с этой позиции. Он знал, что многие учёные и практики решительно протестуют против лысенковских методов, но всякую критику в адрес Лысенко безоговорочно отметал…».

Александров В.Я., Трудные годы советской биологии: Записки современника, СПб, «Наука», 1993 г.

«В это время Лысенко зажимал генетику. А Игорь Васильевич решил Дубинина защитить - и к Хрущёву. А тот: «Игорь Васильевич! Мы Вас очень ценим и уважаем, а здесь Вы неграмотный, не суйтесь к этому делу!» Я тогда не знал, кто такой Вавилов Николай Иванович. Думал, что это - Сергей Иванович. А это - его брат - генетик. А Лысенко оказывается всякую подлость творил. И вот Игорь Васильевич обратился тогда ко мне: «Давай деньги! Прикажи построить помещение!» Построили помещение и генетиков вырастили втайне от Хрущёва. Только несколько лет тому назад отдали их из Института атомной энергии в Академию наук - целый Институт молекулярной генетики!».

Славский Е.П., Из рассказов старого атомщика, в Сб.: Курчатов в жизни: письма, документы, воспоминания (из личного архива) / Автор-составитель Р.В. Кузнецова, М., «Мосгорархив», 2002 г., с. 489.

«Традиции Курчатовского института своими корнями, конечно же, уходят к традициям Ленинградского физико-технического института, к знаменитой школе А.Ф. Иоффе, откуда вышли практически все наши крупные физики. У хороших традиций всегда две стороны, которые гармонично сочетаются друг с другом. Прежде всего, это опора на хорошую, настоящую науку, которую иногда называют «фундаментальной», то есть ту науку, что построена на принципе любознательности, на желании человека разобраться, как устроен окружающий его мир. А с другой стороны, научная деятельность должна подчиняться какой-то цели, чтобы был, «сухой остаток». […] Есть отдельные личности, которые попадают в «резонанс со временем». Поистине, «счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые». Те, кто создавал современную физику в начале XX века, были в особых условиях, и они стали особыми людьми в истории. Точно также и Игорь Васильевич. То, что он сделал, - это удивительно гармоническое большое творческое дело. Он будто бы заложил в «гены науки» нечто принципиально новое, что и сейчас проявляется, и будет проявляться в дальнейшем. […] В 1946 году вышло Постановление Совета Министров СССР за подписью И.В. Сталина, в котором были подробно расписаны направления мирного использования атомной энергии. И даже названы учёные, ответственные за развитие отдельных отраслей. Это был глубокий и очень интересный документ. Однако вскоре Л.П. Берия распорядился «ничем кроме оружия не заниматься». Ясно, что он «озвучивал» Сталина. У страны не хватало сил на всё, а потому силы были сконцентрированы на главном. Не берусь судить, насколько это было правильным - что было, то было. Но знаю: после завершения первого этапа создания ядерного оружия сразу же начали стремительно развиваться мирные исследования. И инициатором их был, конечно же, Игорь Васильевич Курчатов. […] Как известно, первую в мире АЭС пускал сам Курчатов. С тех пор эта энергетика стремительно развивалась во всем мире. […] Игорь Васильевич был экспериментатором. Он сам осуществил цепную реакцию. Он только знал, что Ферми это сделал и при этом не погиб. Конечно, великое дело знать, но не менее великое - самому сделать такое же! Курчатов первым у нас сел за пульт управления реактором, он держал в руках и уран, и графит, и блочки с плутонием. Он создавал атомную отрасль не умозрительно, не теоретически, а поистине своими руками. И в то же время он понимал, сколь глубоки научные вопросы, на которых основываются эти работы. Естественно, он старался поддерживать и развивать новые направления, и на каждом из них ставился выдающийся физик. К примеру, «быстрыми реакторами» занимался Лейпунский, «тяжёлой водой» - Алиханов и так далее».

Губарев В.С., Академик Евгений Велихов. Наследство Курчатова / Фантастика в чертежах: судьба науки и учёных в России, М., ИКЦ «Академкнига», 2003 г., с. 268-270.

Учитель:  А.Ф. Иоффе.

Новости
Случайная цитата
  • Достоевский Ф.М.: Неточка Незванова [фрагменты из повести-2]
    Начало » «Б. в свою очередь попробовал поделиться советами  со  своим  товарищем, которому так подчинился в самом начале, но только напрасно сердил его. Между ними последовало охлаждение. Вскоре Б. заметил, что товарищем его всё чаще и чаще начинает овладевать апатия, тоска и скука, что  порывы  энтузиазма  его становятся реже и реже и что за  всем  этим  последовало  какое-то  мрачное, дикое  уныние.  Наконец,  Ефимов  начал  оставлять   свою   скрипку  и  не притрагивался иногда к ней по целым...