Мандевиль Бернард де

1670 год
-
1733 год

Великобритания

Английский врач (по образованию), сатирический писатель и экономист.

Наиболее известное произведение Бернарда де Мандевиля было написано в 1705 году: The Grumbling Hive: Or knaves turn’d honest / Ропщущий улей, или Мошенники, ставшие честными.

В 1714 году «Ропщущий улей...» был переиздан под названием: The Fable of the Bees: Or private vices, publick benefits / Басня о пчёлах, или Частные пороки - общественные выгоды.

 

«Это была написанная в стихах басня, оригинальная по сюжету и парадоксальная по своей основной мысли. В басне рассказывалась история богатого пчелиного улья, который славился своими законами и военной мощью, был великим рассадником промышленности и наук, но в котором вся жизнь изобиловала всевозможными пороками, плутнями и мошенничеством.

Ни одно ремесло, ни одна профессия, ни одна должность не обходились здесь без обмана.

Плутовали не только многочисленные аферисты и проходимцы. Ремесленники и торговцы надували заказчиков, покупателей и друг друга. Адвокаты в ненасытной жажде гонораров разжигали споры и умножали число тяжб. Падкие на взятки судьи намеренно откладывали слушание дел. Врачи больше дорожили своими доходами и репутацией, чем здоровьем пациентов. Жрецы под маской благочестия скрывали своё тунеядство, сластолюбие и алчность. Преступные генералы уклонялись от сражений и вступали в сделки с неприятелем. А министры обкрадывали корону, которой сами же служили.

Но вот что было знаменательно: на этом всеобщем плутовстве зиждились процветание и величие всего пчелиного общества, и порок каждого благодаря умелому управлению ульем способствовал счастливой гармонии целого. Ибо скупость, накопляя богатства, создавала условия для расточительства; стремление к роскоши давало работу миллионам бедняков; тщеславие, зависть и алчность возбуждали трудолюбие; а непостоянство моды и вкусов служило двигателем торговли.

И когда обитатели улья, уставшие от беспрерывного обмана и надувательства, взмолились, чтобы боги сделали их наконец честными, и разгневанный Зевс исполнил их просьбу, жизнь улья изменилась до неузнаваемости. Оказались без дела не только адвокаты, судьи, тюремщики и многочисленные чиновники - лишились работы и миллионы тех, кто продавал свой труд, так как с исчезновением богатства и роскоши, с ограничением потребностей и опрощением всей жизни свернулись целые отрасли производства, пришли в упадок ремёсла, искусства и торговля. От прежнего процветания не осталось и следа, улей опустел и зачах и вскоре стал жертвой опустошительного вражеского нашествия.

Заключающая басню «Мораль» гласила: наслаждаться богатством, славой и комфортом и при этом избежать больших пороков - пустая утопия; наши пороки, если они связаны правосудием, приносят обществу выгоды; одна лишь добродетель не может обеспечить народам достаток и процветание».

Субботин А.Л., Бернард Мандевиль, М., «Мысль», 1986 г., с.16-17.

 



«По поводу «Басни о пчёлах» Мандевиля Карл Маркс писал: «Он доказывает, что в современном обществе пороки необходимы и полезны. Это отнюдь не было апологией современного общества».

Мандевиль выступил с резкой критикой тех представителей, согласно которым существует данная природой предрасположенность человека к добру и красоте.

«То, что делает человека общественным животным, - пишет Мандевиль,- заключается не в его общительности, не в добродушии, жалостливости, приветливости, не в других приятных и привлекательных свойствах; самыми необходимыми качествами, делающими человека приспособленным к жизни в самых больших и, по мнению всего света, самых счастливых, самых процветающих обществах, являются его наиболее низменные и отвратительные свойства».

В своей басне Мандевиль говорит, что обман, роскошь и тщеславие должны существовать, поскольку мы от них получаем выгоду. Человек, по его мнению, является исключительно своекорыстным существом, упрямым и хитрым созданием.

Следующее высказывание Мандевиля цитирует Карл Маркс в «Теории прибавочной стоимости»: «То, что мы называем в этом мире злом, как моральным, так и физическим, является тем великим принципом, который делает нас социальными существами, - является прочной основой, животворящей силой и опорой всех профессий и занятий без исключения; здесь должны мы искать истинный источник всех искусств и наук; и в тот самый момент, когда зло перестало бы существовать, общество должно было бы прийти в упадок, если не разрушиться совсем».

Мандевиль всё время старается доказать, что ни благоприятные качества и добрые чувства, данные человеку от природы, ни истинные добродетели, которые он может приобрести при помощи разума и самоотречения, не являются основой общества. По адресу тех, которые хотели бы возродить золотой век, Мандевиль саркастически замечает, что они должны быть готовыми не только стать честными, но и питаться желудями.

Эти рассуждения Мандевиля многими были восприняты как апология порока.

Но сам он во введении к исследованию о моральной добродетели говорит, что люди так мало себя понимают по той простой причине, что большинство авторов предпочитают учить их тому, какими они должны быть, и едва ли дают себе вообще труд задуматься над тем, чтобы сказать людям, какими они являются в действительности.

Маркс высоко ценил стремление Мандевиля раскрыть реальные общества. По словам Маркса, «Мандевиль был, разумеется, бесконечно смелее и честнее проникнутых филистерским духом апологетов буржуазного общества» .

Мандевиль продолжает линию Гоббса и Локка как в трактовке эстетических, так и этических понятий. Добро и красота, по его мнению, являются фикциями. Показав относительность эстетических и этических оценок, Мандевиль делает следующее заключение: «К чему я стремился до сих пор, это доказать, что pulchrum et honestum, превосходство и истинная ценность вещей, чаще всего непостоянны и переменчивы, меняются в зависимости от изменений моды и обычаев; что, следовательно, заключения, выводимые из их определённости, ничего не выражают и что благородные понятия относительно природной доброты человека вредны, поскольку они вводят в заблуждение и являются просто химерическими».

Погоня за «красотой» и «честностью», по мнению Мандевиля, не намного лучше охоты за химерами. Для доказательства своей точки зрения Мандевиль приводит множество примеров из эстетических оценок произведений искусства и природы, из области нравственных суждений, где царит обычно разноголосица, определяемая модой и обычаями.

Собственно эстетические высказывания Мандевиля не многочисленны. Мандевиль правильно охватывает слабые стороны тех английских просветителей, которые идеализировали нравственные отношения буржуазного общества, были слепы к порокам этого общества, оперировали метафизическими, этическими и эстетическими понятиями».

История эстетической мысли в 6-ти томах, Том 2, Средневековый Восток. Европа XV – XVIII веков, М., «Искусство», 1985 г., с. 281-283.

 

 

Через несколько лет после смерти Бернарда де Мандевиля,  но опираясь на его возрения, а также на идеи Джона Локка и Антони ШефтсбериДэвид Юм опубликовал  «Трактат о человеческой природе».


Новости
Случайная цитата
  • Политеистический характер индуизма
    «Для европейского и вообще западного понимания индуизм остаётся чуждым и плохо воспринимается из-за многих своих особенностей, не соответствующих нашим привычным стереотипам, выработанным иудео-христианскими религиями. Глядя на индуизм сквозь призму европейских представлений, мы не увидим в нём ни чётких и ясных религиозных границ, ни представлений об обладании уникальной спасающей истиной, возвещённой человечеству, ни сотворения и конца мира, ни Божьего суда. Нам трудно представить себе, что мо...