Роулинг Джоан

1965 год
-
наше время

Великобритания

Английский филолог (по образованию),  писатель - автор серии романов о Гарри Поттере, общий тираж которых составляет более 400 миллионов экземпляров.

Джоан придумывала фантастические рассказы с шести лет и читала их сестре.

В 90-х годах Джоан Роулинг начинает писать книгу о мальчике-сироте, живущем у зловредных дяди и тети и не подозревающем о своих магических способностях до того дня, когда его увозят в школу магии и колдовства…


«Ещё Алексеем Толстым было обнаружено, что замечательный с точки зрения привлечения читательского внимания эффект достигается, если соединять фантастический антураж с коллизиями, заимствованными из остросюжетной - приключенческой или детективной - литературы.
Но именно фантастам удалось раскрыть тот богатейший психологический потенциал, который таится в образе «специальной службы». Образы спецслужб и спецагентов обнажают в каждом взрослом большого ребёнка.
Для доказательства этого стоит обратить внимание на анализ сказочных книг Джоан Роулинг, проведённый Валентином Волчонком (Волчонок В., Гапология, журнал «Если», 2002 г.,№ 11, с. 285).

Анализируя популярность книг о Гарри Поттере, Волчонок говорит, что творчество Дж. Ролинг эксплуатирует пять главных стереотипов детской психологии:

а) детские страхи (перед тёмным лесом и т.д.);
б) детские мечты о том, что придёт кто-то сильный и накажет несправедливых взрослых;
в) детское желание стать волшебником;
г) веру детей в возможность жить в более интересном мире;
д) стремление каждого ребёнка к лидерству.

Задумавшись над этими сформулированными Волчонком пунктами, приходишь к выводу, что все эти детские мечты вполне может выполнять и спецслужба. В фантастическом романе спецслужба связана с областью наших страхов (перед бандитами, вампирами, инопланетянами,наркоторговцами и вообще перед «сумеречной стороной жизни»); спецслужба может быть и мстителем за обиды; она является тем интересным миром, в котором, на зависть живущим в повседневности читателям, обитает герой. И конечно, в образе суперагента есть что-то от лидера и волшебника».

Фрумкин К.Г., Философия и психология фантастики, М., «Едиториал УРСС», 2004 г., с. 203-204.

 

«Каким образом презентация шестой книги «Гарри Поттера» превратилась в мировое событие и какие особенные маркетинговые стратегии позволили так раскрутить несчастного? При ответе на этот вопрос меня просили по возможности избегать литературоведения и сосредоточиться на маркетинге. Мало ли на свете хорошей литературы, но два миллиона экземпляров в первый день продаж остаются для неё недосягаемой мечтой...
Понимаете, дело именно в литературе. И пока в России этого не поймут, старательно и безнадёжно перенося центр тяжести именно на маркетинговые стратегии, - успешных и многолетних (что особенно важно) проектов у нас не будет. Ни в искусстве, ни в политике.

Роулинг - или Ньютон (имеется в виду популярный современный писатель Майкл Ньютон / Michael Newton – Прим. И.Л. Викентьева) - догадались, что в книге должен быть богатый и продуманный антураж.

Попробую обрисовать генезис опасного заблуждения. В девяностые годы, когда обычным людям вроде бывших комсомольцев стали вдруг доступны большие деньги, эти люди стали думать, что за деньги можно всё, и некоторое время так оно и было. С помощью пиаровской кампании стало можно превратить Винни Пуха - в приморского мэра, Абрамовича - в чукчу, Березовского - в черкеса. К сожалению, все эти, а также другие, ещё более известные нам серийные проекты быстро рухнули. […]

История о том, как мать-одиночка Джоан Роулинг в двадцатишестилетнем возрасте придумала, а два года спустя записала историю о сироте, воспитываемом в чужой семье и попадающем в школу волшебства, - тоже хорошо известна; её книгу отвергли два издательства, а третье взяло и не пожалело.

Перелом произошёл где-то между третьей и четвёртой книгами, когда выяснилось, что Роулинг пишет всё лучше и лучше, изобретая для каждого романа новые трюки; с четвёртой началась настоящая поттеромания, а пятая побила все рекорды стартовых тиражей в детской литературе.

Удачным маркетинговым ходом следует счесть сам замысел, тонко сочетающий сериальность, сиквельность,  и сильный сквозной сюжет с непредсказуемым финалом; Роулинг учла опыт Кинга, щедро насытив детский роман мистикой и готикой. Вовремя начался выпуск сопутствующих товаров - резиновых Гарри Поттеров, волшебных палочек, круглых очков, летающих мётел и крылатых шариков для квиддича, именуемых снитчами.

Роулинг - или Ньютон - вовремя догадались о том, что в книге должен быть богатый и тщательно продуманный антураж, чтобы можно было выпускать много игрушек. И антуража в «Поттере» полно: мантия невидимка, дневник с исчезающими чернилами, островерхая магическая шляпа, фирменный хоггвартский плащ с драконом, говорящий учебник и проч. Всем этим игрушечный рынок Европы насыщен уже лет пять - и дети неустанно требуют новых поттер-прибамбасов. Толкиен об этой составляющей не позаботился, кстати. Кроме колец да расчёсок для хоббитских мохнатых лап ничего не наштампуешь. Меч? Щит? Банально!

Наконец, Роулинг и Ньютон прекрасно организуют и дозируют утечки. В Лондоне действовал тотализатор - кого из героев убьют? Роулинг ещё в январе, закончив книгу, сообщила, что в ней погибнет один из главных героев саги. Многие ставили на дядюшку Вернона, кто-то - на Хагрида, но большинство догадались, что Роулинг пожертвует Дамблдором, чтобы оставить Гарри вовсе уж один на один с мировым злом».

Быков Д.Л., Гарри Потер и антитеррор / Думание мира: рецензии, статьи, эссе, СПб, «Лимбус Пресс»; «Издательство К. Тулбина», 2015 г., с. 69 и 72-73.


В 2004 году журнал Forbes назвал Джоан  Роулинг первым писателем, который стал долларовым миллиардером.

Новости
Случайная цитата
  • Творческое безволие: изощрённая форма и пустота содержания по Ромену Роллану
    «Кристоф же полагал, что и понимать тут нечего. Французские симфонии казались ему отвлечённой диалектикой, в которой музыкальные темы противопоставлялись одна другой или следовали друг за другом наподобие арифметических действий, - для обозначения их комбинаций можно было бы с таким же успехом пользоваться цифрами или буквами алфавита.У одних произведение строилось на последовательном развёртывании определённой звуковой формулы, которая, выступая в законченном виде только на последней странице п...