Кастро Фидель

1926 год
-
2016 год

Кубинский юрист (по образованию); лидер кубинской революции - команданте.

 

«Когда ему было девять лет, он заинтересовался войной в Эфиопии, которую развязали там итальянцы, позже - войной в Испании. Фиделя очень притягивали личности Наполеона и Александра Македонского. В общем, как и многим мальчишкам, ему нравились удачливые полководцы. Когда Фиделю было 13 лет, он присоединился к небольшому стихийному бунту, который подняли в Биране бедняки. Известный французский публицист и главный редактор журнала «Монд дипломатик» Игнасио Рамонет на основе бесед с Кастро в 2004- 2005 годах написал книгу «Сто часов с Фиделем». Он спросил у команданте: «Выходит, что в своё время вы восстали против отца, так как он был сторонником капиталистических ценностей?» Кастро пояснил: «Я не восставал против отца. Это было трудно сделать, так как мой отец был очень добрым и сердечным человеком. Я восстал против власти». «Вы не выносили власть?» - «Чувство неприязни власти появилось, когда мне было шесть-семь лет», - сказал Фидель. (Cien horas con Fidel, Conversciones con Ignacio Ramonet, p. 76).

Отвечая на вопрос Рамонета, что ещё повлияло на формирование его личности в детстве, Фидель сделал одно весьма важное признание: «Мне повезло, что я был сыном землевладельца, а не его внуком. В противном случае, я бы уже родился в аристократической семье, где бы меня окружала атмосфера сытости, достатка и благополучия. А я вырос в обстановке, когда меня окружали представители бедноты, моими друзьями были дети из малообеспеченных семей, по линии матери все родственники были так же бедными, как и родственники отца, приехавшие к нам из Галисии. Наверное, на меня особенно повлияло то, что народ, окружавший меня в детстве, был беден и обездолен. Я вспоминаю неграмотных и безработных людей, которые стояли в очередях, чтобы устроиться на работу. И никто не предлагал им ни воды, ни еды. ...У многих из них не было даже обуви. Друзья, с которыми я в детстве играл в Биране, в основном были босоногой голытьбой. С ними я всегда делился едой, которую мне давали в доме».

Макарычев М., Фидель Кастро, М., «Аст», 2013 г., с. 50-51.

 

В 1959 году вместе с братом Раулем Кастро и аргентинцем Эрнесто Че Геварой, а также со своими сторонниками, Фидель Кастро совершил революцию на Кубе, сверг режим Ф. Батисты и пришёл к власти.

«Кстати, сержант Батиста вначале был неплохим правителем для Кубы, у него  были в 40-е годы даже прогрессивные устремления. Лишь позднее он позволил  американским гангстерам прибрать остров к рукам. И они охотно разместили на  Кубе два своих традиционных бизнеса: проституцию и игорные дома. Так что,  когда Кастро (с помощью американки, своей любовницы. Она дала ему денег на  покупку шхуны «Гранма» и оружия) высадился на Кубе, американское  правительство смотрело на эту авантюру неоднозначно. Им хотелось развалить  криминальный рай, созданный их соотечественниками на Кубе. А Кастро тогда  ещё не высказывал тех марксистских, а главное, советских симпатий, которые  он высказал впоследствии (вынужденно)».

Лимонов Э.В., Священные монстры», М., «Ad Marginem», 2004 г, с. 198-199.

 

 

 

«… для Фиделя идейным учителем был его соотечественник Хосе Марти, а не европейские теоретики социализма, свидетельствует и тот факт, что на Кубе нет памятников Марксу, Энгельсу, Ленину, и цитат из их произведений в главной кубинской газете «Гранма» не встретишь. Зато в каждом уголке страны есть памятники Хосе Марти, а в самой Гайане стоит памятник его матери».

Макарычев М., Фидель Кастро, М., «Аст», 2013 г., с. 22.

 

 

 

Фидель Кастро вошёл в Книгу рекордов Гиннесса как автор самой продолжительной публичной речи.

2006 году Фидель Кастро передал власть своему младшему брату Раулю Кастро.

Новости
Случайная цитата
  • Патриархальная / традиционная русская семья до реформ Петра I
    «До Петра русская семья жила замкнуто, обособленно от всего остального мира. Каждая семья жила своими семейными интересами, стараясь, чтобы посторонний глаз не проникал в семейную жизнь. Семья была своего рода монастырём или крепостью, обнесенной стеною, и за эту стену не принадлежащий к семье допускался с осторожностью. То был чужак, которого следовало опасаться. Связи семьёй с обществом не было, семьи не знали ещё никаких общественных идеалов, и все старые домострой, предлагая и...