Цинь Ши Хуанди (Цинь Шихуанди)

259 до н.э.
-
210 до н.э.

Древний Китай

«Все колесницы с осью единой длины, 
все иероглифы - стандартного написания»

Лозунг, приписываемый реформам Цинь Ши Хуанди

Первый китайский император династии Цинь, правивший с  221 до своей смерти  в 210 году  до нашей эры.

«Цинь Шихуанди» означает - император-основоположник династии Цинь.

Цинь Ши Хуанди завоевал 6 китайских царств; ввёл в них единую систему иероглифов, мер и весов, денежную единицу; построил сеть дорог с 3-мя полосами (центральная полоса - для колесницы Императора); отремонтировал отдельные части Великой Китайской стены, соединив их воедино и заранее начал строить свою гробницу.

По его приказу и для его гробницы были изготовлены - дошедшие до нашего времени -  более 7000 фигур воинов в натуральную величину. Характерно -  у солдат не было двух одинаковых лиц.

Цинь Ши Хуанди был противником моральных идей Конфуция и по его указу от 213 года до нашей эры, были сожжены старинные хроники и книги, содержащие конфуцианские идеи, а также казнены только в столице 460 конфунцианцев, а другие были отправлены на строительство дорог. Но китайцам разрешалось иметь военные, медицинские, гадательные и сельскохозяйственные трактаты.

По рекомендации советника Цинь Ши Хуанди не назначал родственников и приближённых князьями завоёванных земель.

Основной идеологией в Цинь, было учение легизма, изложенное в трактате «Хань Фэй-цзы».

Легисты считали, что процветание государства зависит не от добродетелей Императора, а от строгого и неуклонного исполнения законов. При этом,  всякое отступление от закона - в том числе,  по мотивам доброты и/или гуманности - считалось недозволенной слабостью…

«… Цинь Шихуанди был правильный гуманист. Если враг не сдавался, он его уничтожал; если сдавался - тоже уничтожал. Правда, слова «гуманизм» - по-китайски это звучит «жэнь» - Цинь Шихуанди не любил, и книги, в которых толковалось про «жэнь», велел сжечь, а заодно и все другие книги, кроме трудов по сельскому хозяйству, военных и гадательных книг.
И книгочеев-интеллигентов, толковавших насчёт «жэнь», собрали и потопили в нужниках или подвергли другим позорным казням. Всех таких интеллигентов оказалось четыреста человек; прослойка ещё не успела разрастись, и задача Цинь Шихуанди оказалась сравнительно простой.
Очистив страну от неправильного гуманизма, Цинь Шихуанди объединил Китай и основал единое Китайское государство на твёрдых принципах: за недоносительство - казнь, за донос - повышение по службе или другое поощрение.
Были построены великие сооружения, в том числе Великая стена, которая стоит и поныне (её достраивали и перестраивали, но основа заложена Цинь Шихуанди).
Это великолепное государство обладало только одним недостатком: жить в нём было нельзя. Даже Цинь Шихуанди, создатель системы, не выдержал её. Он заболел профессиональной болезнью прогрессивных деятелей такого типа - манией преследования.
Народ тоже не выдержал. Едва Цинь Шихуанди умер, китайцы вышли из состояния столбняка, в который их поверг циньский прогресс, и Эр Шихуанди (сын Цинь Шихуанди) был свергнут с престола. После нескольких лет смуты воцарилась династия Хань, реабилитировавшая интеллигенцию и интеллигентность.
С тех пор китайцы называют себя ханьцами, а китайские императоры в течение 2100 лет стеснялись надевать военный мундир.
Только недавно снова вернулась мода на полувоенные куртки.
Цинь Шихуанди вовсе не был безграмотным самодуром.
Он действовал на основе строго разработанной научной теории. Истоки этой теории восходят, по-видимому, к Мо Ди, выдвинувшему принцип «всё для народа» (на этом основании модисты отвергали искусство и науку как непонятные народу).
Шан Ян придал теории более строгий характер, заменив расплывчатый термин «народ» более точным - государство. Во имя государства предполагалось разрушить все другие архаические институции, например, семью, чтобы семейные связи не препятствовали верности государю.
Хань Фэй написал блестящий трактат, в котором человек в руках правительства приравнивался к куску дерева в руках ремесленника.
Этот трактат сохранился, переведен на английский и французский языки в серии «Классики Востока» ЮНЕСКО, отрывки можно прочесть в любой хрестоматии.
Хань Фэй не сравнивал человека с машиной только потому, что тогда ещё не было машин. По существу его можно считать предшественником кибернетики».

Померанц Г.С., Нравственный облик исторической личности, в Сб.: Вегетарианская эпоха / Под ред. Е. Ямбурга, М., «Пик», 2003 г., с. 421-422

«Многие древние цари - как император Цинь, объединивший Китай около 200 г. до н.э., - отправляли громадные флотилии на поиски Фонтана юности, но успеха не добились. (По легенде, император Цинь не велел своей флотилии возвращаться без тайны бессмертия. Моряки не смогли отыскать Фонтан юности, но побоялись вернуться с известием о неудаче и вместо этого основали Японию)».

Митио Каку, Физика будущего, М., «Альпина нонфикшн», 2012 г., с. 222.

«Он воздвиг Великую китайскую стену, поскольку стены служат защитой; он сжёг книги, поскольку к ним взывала оппозиция, превознося предшествующих императоров. […] Огородить поле, огородить сад - дело обычное; и совсем иное дело - оградить империю. Заставить самый традиционный из народов отречься от памяти о прошлом - неважно, мифическом или подлинном - задача не тривиальная. Когда Ши Хуанди распорядился, чтобы история начиналась с него, Китай уже насчитывал трёхтысячелетнюю историю и знал и Жёлтого Императора, и Чжуан Цзы, и Конфуция, и Лao-Цзы. Свою мать за разврат Ши Хуанди отправил в изгнание; ортодоксы сочли столь суровую кару безжалостной. Но что если Ши Хуанди решил разом избавиться от прошлого только ради того, чтобы стереть память о материнском бесчестье? (Точно так же поступил правитель Иудеи, приказавший истребить всех младенцев мужского пола - ради того, чтобы умертвить одного-единственного.) Такое предположение приемлемо, однако оно никак не объясняет нам другую составляющую мифа - Китайскую стену. Историки утверждают, что Ши Хуанди запретил упоминать о смерти; в поисках эликсира бессмертия он уединился в своём аллегорическом дворце, где было столько же комнат, сколько дней в году. Это наводит на мысль, что постройка стены в пространстве и уничтожение книг во времени - две магические преграды, призванные остановить смерть».

Хорхе Луис Борхес, Стена и книги / От некто к никто: рассказы, эссе. М., «Олма-Пресс», 2000 г., с. 222-223.

Мастеровые, строившие могилу Императора, были в ней замурованы.

Современная китайская письменность восходит иероглифам времён правления Цинь Ши Хуанди.

Новости
Случайная цитата
  • Жванецкий М.М.: Страна талантов
    «Талантов масса, работать некому.Идеи у нас воруют все. Больше воровать нечего.Они у нас - идеи, мы у них - изделия.Иногда всей страной произведём в одном экземпляре. Оно, конечно, летает, но без удобств. Шесть врачей кладут военного летчика в тёплую воду, чтоб мог справить нужду после полёта. По шестнадцать часов летает. Сорок тонн возит, а писать некуда. Всюду ракеты. Есть у меня, конечно, идея, как по крупному сделать, а потом по мелкому смыть. Не высказываю, чтоб не спёрли.По нашим идеям рак...