Бетховен Людвиг (Людвиг ван Бетховен)

1770 год
-
1827 год

Германия

«Нет правила, которого нельзя было
бы нарушить ради более прекрасного»

Из письма Людвига ван Бетховена.

 

«О человек, помоги себе сам!»
Людвиг ван Бетховен на работе  (клавире) ученика.

 

«Не надо отдыха – только труд. Судьбу должно хватать за горло!»

Больной Людвиг ван Бетховен в конце жизни.

 

 

 

Немецкий композитор, дирижёр и пианист.

Родственники композитора происходили из Голландии – отсюда приставка «ван».

Отец - алкоголик. Видел игру юного Моцарта. Желая иметь доходы от сына-музыканта, заставлял его играть точно по нотам и бил за ошибки.

«Рано распознав в старшем сыне незаурядные музыкальные способности, Иоганн ван Бетховен возмечтал сделать из него «второго Моцарта», дабы таким путём поправить свои сильно пошатнувшиеся из-за пьянства финансовые дела. С этой целью он сам, а также привлечённые им друзья по капелле начали буквально муштровать маленького Людвига, стремясь превратить его в «чудо-ребёнка», способного своей игрой поразить и заставить расщедриться вельмож-меломанов. Наверняка именно из «коммерческих» соображений на афише, извещавшей о первом публичном выступлении Людвига ван Бетховена 26 марта 1778 года, было указано, что ему лишь шесть лет (тогда как в действительности шёл уже восьмой год)».

Бэлза С.И., Радость через страдание – предисловие к книге: Антонин Згорж, Антонин Згорж, Один против судьбы. Письма Бетховена, М., «Правда», 1987 г., с. 5-8.

 

Людвиг ван Бетховен «Сначала он завоевал Вену как пианист. Венцев поражали бурные импровизации молодого музыканта, богатство его фантазии. Клавесин, с его звонким, но быстро затухающим звуком, уже не удовлетворял Бетховена. Он начал играть на новом тогда ещё инструменте - фортепиано. Изобретённый в начале XVIII столетия итальянцем Кристофори, новый ударно-клавишный инструмент начал вытеснять в эти годы своего скромного предшественника. Только фортепиано, способное издавать громкие, яркие и певучие звуки, смогло выразить грандиозные замыслы музыки Бетховена, передать необычайный характер его исполнения. Молодой виртуоз, в совершенстве овладевший техникой своего искусства, покорил слушателей, оставив далеко позади себя всех современных ему пианистов.

Не менее поразительными для Вены, привыкшей к ясной и жизнерадостной музыке Гайдна, к изящной и заразительной музыке Моцарта, были произведения Бетховена. Бурная, стремительная и порывистая музыка «Патетической» и «Лунной» сонат, грандиозная сила и мощь «Героической симфонии» говорили о каких-то новых чувствах, новых замыслах, порою остававшихся ещё непонятными, но потрясавшими и покорявшими слушателей. Имя Бетховена ставят в один ряд с венскими классиками Гайдном и Моцартом.

Да и сам Бетховен как человек, его внешний облик, его отношение к людям ломали все установившиеся представления и правила. Без парика, с гривой густых чёрных волос, с упрямо сдвинутыми бровями и плотно сжатыми губами, он был к тому же слишком небрежно и просто, по понятиям того времени, одет. Всё это резко выделяло его среди постоянных посетителей богатых гостиных, отличавшихся галантными, изысканно-вежливыми манерами. Нередко Бетховен был резок в обращении с богатыми вельможами. Он не переносил их высокомерного или снисходительно-покровительственного отношения к музыке, за которым зачастую скрывались невежество и ограниченность ума. В одном из писем Бетховена есть такие слова: «Князей существует и будет существовать тысячи. Бетховен же один».

С детства привыкший к труду, композитор был твёрдо уверен, что ум и трудолюбие выше знатности и богатства. Однажды, находясь на курорте возле Вены, он стремительно прошел мимо императрицы, едва прикоснувшись к шляпе. Придворное общество принуждено было расступиться и уступить ему дорогу. А в это время Гёте, знаменитый немецкий поэт, автор «Фауста», стоял на краю дороги без шляпы, с низко склонённой головой. Эту встречу запечатлел на своей картине немецкий художник Ромлинг».

Прохорова И.А., Музыкальная литература зарубежных стран, М., «Музыка», 1977 г., с. 68-70.

 

 


«Ход творческого замысла Бетховена можно мыслить так: от данного музыкального тезиса (зерно, звукоидея) родится движение, оно развивается обычно в нескольких направлениях, пока не встречает сопротивления в вырастающем антитезисе. Зародившаяся борьба ставит данные темы во всевозможные соотношения и сплетения, показывает их в контрастирующих состояниях света и тени, силы и увядания, порывов и падений. Непрерывность и напряжённость тока музыки распределяется по степеням силы звучания от одного нервного узла или точки опоры до другого. Так, в непрерывной смене сочетаний, блесков, взлётов, изломов, зигзагов, линий на массивном гармоническом фоне среди пышной орнаментики происходит мощное противоборство звучаний, пока воля, вызвавшая к жизни все эти образы, не остановит их и не замкнет их движения. Властность, с которой Бетховен сочетает, разлагает и вновь комбинирует звукоидеи, не удивляет, когда мы знаем, с какой силой он подавлял свои жизненные испытания. И обратно, его жизнеповедение становится нам понятнее, если мы вникнем в смысл его сочинений. В музыке укреплялось и воспитывалось его гордое самосознанние, в ней он закалял свою волю, опираясь на которую он всё-таки справился с жизнью и направил свой путь так, как хотел. Но в музыке его не менее ценны и те страницы, где не борьба, а созерцание и размышление выступают на первый план. Они ценны прежде всего чистотой и кристальностью разлитого в них чувства высшей человечности: ни тени пассивности, подчинённости, робости, ноющих жалоб и экспрессивнейших воплей».

Асафьев Б.В., Бетховен (1827-1927), в Сб.: Из истории советской Бетховианы, М., «Советский композитор», 1972 г., с.51-52.

 

 

«Бетховен смотрел на свою гениальность как на обязанность, а не как на право».

Станиславский К.С., Моё гражданское служение России. Воспоминания. Статьи. Очерки. Речи. Беседы. Из записных книжек, М., «Правда», 1990 г., с. 568.

 

Новости
Случайная цитата
  • Искусство рассуждений по Готфриду Лейбницу
    «Мудрость - это совершенное знание принципов всех наук и искусство их применения. Принципами я называю все фундаментальные истины, достаточные для того, чтобы в случае необходимости получить из них все заключения, после того как мы с ними немного поупражнялись и некоторое время их применяли. Словом, всё то, что служит руководством для духа в его стремлении контролировать нравы, достойно существовать всюду (даже если ты находишься среди варваров), сохранять здоровье, совершенствоваться во всех не...