Птолемей Клавдий

90 год
-
168 год

Древняя Греция

Древнегреческий географ, геометр и астроном.

Примерно в тридцатилетнем возрасте Птолемей переехал в Александрию, где и работал до самой смерти в Александрийской библиотеке.

Его наиболее известный трактат был в 13-ти книгах: «Великое построение», который стал известен в Европе под арабизированным названием «Альмагест». Птолемей – на основе наблюдений – считал, что Земля неподвижна, а небо совершает суточное вращение вокруг небесной оси. Он обосновал геоцентрическую модель мира, которая использовалась при астрономических расчётах примерно 1400 лет до 1543 года ( и даже позже), когда Николай Коперник предложил новую - гелиоцентрическую модель.

 

Птолемей писал: «Действительно, если предположить, что движение светил совершается по прямым линиям в бесконечность, как думали некоторые, то какой можно было бы выдумать способ, который позволил бы наблюдать каждое из этих светил ежедневно движущимся из одной и той же начальной точки? Каким образом смогли бы возвращаться назад устремляющиеся в бесконечность светила? И каким образом мы могли бы не заметить их возвращения? И как они могли бы исчезать, не уменьшая понемножку своей величины? В действительности мы видим противоположное: что они при исчезновении загораживаются, как бы обрезаемые поверхностью Земли. Точно так же совсем нелепо было бы думать, что светила зажигаются, выходя из Земли, а затем гаснут, погружаясь в неё. Разве можно допустить, чтобы стройный порядок в величинах и количествах светил, в их расстояниях, положениях и временах движения соблюдался совершенно случайно и что такая-то часть Земли имеет зажигательную природу, а такая-то гасительную? Более того, чтобы одно и то же светило для одних зажигалось, а для других гасилось или что одни и те же светила для одних уже оказываются зажжёнными или погаснувшими, а для других ещё нет? Наконец, говорю я, если бы кто-нибудь и согласился со всем этим, каким бы смешным оно ни казалось, то что мы должны были бы сказать о вечно видимых светилах, которые не восходят и не заходят? И по какой причине зажигающиеся и гаснущие светила везде и всегда восходят и заходят, а не претерпевающие этого везде и всегда находятся над Землей? Ведь не могут же одни и те же светила для одних людей всегда зажигаться и гаснуть, а для других никогда не испытывать ничего подобного, поскольку совершенно очевидно установлено, что одни и те же светила для одних восходят и заходят, а для других не совершают ни того, ни другого».

 Птолемей, Альмагест / Перевод с древнегреческого и примечания И.Н. Веселовского, М., «Наука», 1998 г., с. 5.

 

 

 «… Птолемей отчётливо сознавал (и это необходимо особо отметить, имея в виду нашу главную тему - поиск истин), что его теория представляет собой не более чем удобное математическое описание, согласующееся с наблюдениями, и не обязательно должна отражать истинный механизм движения планет. При описании движений некоторых планет Птолемею приходилось рассматривать несколько альтернативных схем, и он отдавал предпочтение той, которая была проще с точки зрения математики. В XIII книге «Альмагеста» Птолемей утверждает, что астрономия должна стремиться к возможно более простой математической модели. Но христианский мир принял математическую модель Птолемея за абсолютную истину. Теория Птолемея дала первое полное, в разумных пределах, подтверждение постоянства и неизменности природы и была воспринята как окончательное решение поставленной Платоном проблемы объяснения видимых движений небесных тел. Никакой другой из полученных в греческую эпоху результатов не может соперничать с «Альмагестом» но глубине влияния на представления о Вселенной, и ни одно сочинение, за исключением «Начал» Евклида, не обрело столь беспрекословного авторитета».

Моррис Клайн, Математика. Утрата определённости, М., «Мир», 1984 г., с. 36.

 

«Величайшим географом во времена Римской империи был грекоязычный египтянин Птолемей из Александрии. Его главный вклад в развитие картографии заключался в создании более совершенной, чем у Марина, техники проектирования. Шесть книг из его 8-томного труда «География» занимали таблицы долготы и широты конкретных мест в пределах 1/20 градуса. Если в определении широты он обычно точен, то долгота в значительной степени лишь догадка, однако эта проблема мучила каждого картографа до XVIII века, пока не были изобретены современные навигационные приборы.

Птолемей допустил несколько грубых ошибок. Он не знал фактов, приведённых Геродотом, и соединил Северную Африку с Восточной Азией полоской земли, названной Terra Incognita. Самое худшее, что он серьёзно недооценил размеры Земли. В конце III в. до н. э. греческий математик Эратосфен уже вычислил её окружность, которая оказалась равной 24 700 милям. Однако Птолемей оперировал цифрой 17 800 миль. В действительности окружность Земли равна 24 902 милям. Эратосфен, допустив погрешность только в один процент, в сущности был прав. Птолемей же был далёк от правильной оценки.

Ошибка Птолемея означает, что известная ему территория от западного побережья Испании до Индии заняла слишком большой процент поверхности земного шара. Это имело далеко идущие последствия. Христофор Колумб ошибся в вычислении окружности Земли, отсюда, прибыв в Америку, он был убеждён в том, что в действительности находится в Индии. Таким образом, «Вест-Индия» обязана своим названием ошибке Птолемея».

Питер Джеймс, Ник Торп, Древние изобретения, Минск, «Поппури», 1997 г., с. 90-91.

 

 

Птолемей использовал множество астрономических данных своего предшественника -  Гиппарха.

Новости
Случайная цитата
  • Системный подход в психологии по М.И. Веллеру
    Возможна модель человека как системы иерархических уровней:«- Самый общий уровень - материально-энергетический. И он есть всегда. На этом уровне человек существует всегда. Материальные частицы, из которых он состоит, были до него, будут и после. А в нём они были собраны вот в такую комбинацию. В такую систему сложнейшую. И эта система преобразовывала огромное, по сравнению со своим собственным составом, количество энергии.- Следующий уровень - биологический. И он тоже функционирует всегда. Пока...