Дюма Александр

1802 год
-
1870 год

Франция

Французский драматург, журналист и писатель, автор приключенческих романов, которые стали одними из самых читаемых в мире.

Его бабушка - негритянка…


«В 18 лет юноше довелось совершенно случайно увидеть и Суассоне в исполнении учеников консерватории шекспировского «Гамлет». Так он одновременно открыл для себя Шекспира и театр. Теперь Александр не мог думать ни о чём, кроме театра, но театры были только в Париже. И он решился. В 20 лет покинул родной город и отравился завоевывать Париж, не имея ни профессии, ни богатых покровителей. По рекомендации генерала Фуа, старого друга отца, ему всё же удалось получить место писца в канцелярии герцога Орлеанского, будущего короля Луи-Филиппа. Помогли два обстоятельства - великолепный почерк и то, что сам герцог находился в оппозиции к королевскому правительству. Один из сотрудников канцелярии, заметив невежество молодого Дюма, не без иронии посоветовал ему прочесть книги, которые, по его мнению, должен знать каждый образованный человек. Александр воспринял совет всерьёз и с этих пор он на сон выделял лишь четыре часа в сутки, остальное время, свободное от работы, посвящал чтению. Так он получил серьёзное книжное образование и уверенно решил, что теперь он завоюет Париж, Францию и весь мир своим пером. После нескольких бесплодных попыток написать пьесу для театра наконец к нему пришёл успех: на сцене была поставлена первая драма Дюма «Генрих III и его двор». Герцог Орлеанский лично способствовал успеху премьеры, чтобы привлечь на свою сторону романтически настроенную молодёжь».

500 знаменитых людей планеты / Автор-составитель В. Скляренко, Харьков, «Фолио», 2005 г., с. 278-279.

 

«Дюма очень талантливый человек; он написал 1200 томов не только потому, что он их собирал из готовых блоков - его романы изобилуют повторениями».

Шкловский В.Б., Эйзенштейн, М., «Искусство», 1972 г., с. 112.

 

«Александр Дюма печатал главы своих «Трёх мушкетеров» в газете Le Siecle. Ему платили построчно, и Дюма изобрел Гримо - слугу Атоса, который всегда отвечал односложно - «да» или «нет». Когда Дюма стал писать «Двадцать лет спустя», издатели решили платить пословно, и Гримо стал более разговорчивым».

Чернышев Д.А., Как люди думают?, М., «Манн, Иванов и Фербер», 2013 г., с. 149.


«В 1840-1850-е годы его слава достигла зенита. Дюма без преувеличения знала вся читающая Франция, а также читатели на всех континентах. Когда он отправлялся в путешествия по миру, ему оказывали королевские почести - для поездки в Алжир правительство снарядило военный корвет, в Мадриде Дюма встречал почётный караул гвардейцев, а в Тунисе дали в его честь салют из пушек. Как писал один журналист «Обе Америки высылают целые флотилии пароходов с единственной целью - побыстрее доставить из Европы тиражи новых романов Дюма. Имя его сегодня известно от Сибири до Кейптауна и от Англии до Австралии».

Гаков В., Александр Дюма. Двести лет спустя, / в Сб.: Соловьёв А., Знаковые люди, М., «Питер»; «Коммерсантъ», 2007 г., с. 97.

 

Александр Дюма побывал и в России, о чём написал книгу, где есть такие слова: «… так всё и делается в России: никогда начатое дело не доводится до конца, не простирается за пределы абсолютной необходимости конкретного момента. Когда же нужда миновала, начатое дело бросается на полпути, на произвол судьбы - вместо того, чтобы поддержать, довести до конца, пополнить, продолжить, завершить... Нельзя понять - тем более при современном уровне цивилизации и культуры - эту одновременную и равную потребность в захвате чужого и беспечность в сохранении и улучшении собственного».

 

«… на Дюма работал целый штат анонимных соавторов. И вот в 1845 году памфлетист Эжен де Мирекур, настоящее имя которого Жан Батист Жако, опубликовал брошюру «Фабрика романов «Торговый дом Александра Дюма и К°». Брошюра имела немалый успех, потому что автор свои разоблачения сопровождал достоверными сведениями, которыми с ним поделились обиженные на Дюма его соавторы. Драму за драмой, роман за романом он с тщанием криминалиста разобрал все произведения Дюма и обнародовал имена тех, кого называл «подлинными авторами»: Адольфа де Левена, Анисе-Буржуа, Гайярде. Жерара де Нерваля, Теофиля Готье, Поля Мериса и прежде всего - Огюста Маке. Эти нападки, возможно, и достигли бы цели, потому что в них было немало правды, если бы Мирекур ограничился лишь критикой методов работы прославленного писателя над романами. Но в придачу он вылил немалый ушат грязи не только на самого Дюма, но и на его любовниц. Даже Бальзак, который никогда не входил в число приверженцев Дюма, писал: «Мне показали памфлет «Торговый дом Александра Дюма и К°». Это до омерзения глупо, хотя, к сожалению, верно... Но так как во Франции больше верят остроумной клевете, чем скучной правде, памфлет этот не слишком повредит Дюма». Бальзак словно глядел в воду. Мало того, что памфлет не поколебал отношения читателей к Дюма, как к любимому автору. Писатель ещё и одержал над Мирекуром победу в суде, добившись, чтобы клеветника приговорили к двухнедельному тюремному заключению и обязали опубликовать официальное извещение об этом приговоре в газетах».

Загадки и странности великих / Авт.-сост, А. С. Бернацкий, М., «Аст»; «Зебра Е», 2008 г., с.130-131.

 

 

«У этого вечного карнавала была, однако, изнанка. Волшебный замок «Монте-Кристо» был для Дюма великолепной рекламой, создавал ему огромный кредит и гипнотизировал воображение издателей. Он давно уже работал не один, а со многими «помощниками», которым он давал лишь план произведения и проходился редакторским карандашом по готовому роману. Издатели, зная его манеру работать, не принимали от него рукописей, где видели руку переписчика, - ведь тогда не существовало машинисток, - и великолепный «Монте-Кристо» содержал в своём штате специального переписчика, почерк которого не отличался от почерка самого Дюма. […]  Дюма, несмотря на гомерические излишества своих героев, был очень воздержанным человеком. Он не курил, не пил ни вина, ни кофе и весь свой темперамент расходовал на литературную деятельность. Но он не так ценил свою писательскую репутацию, как славу великого кулинара. С видом жреца он изготовлял сложные блюда по собственным рецептам: пламенные яичницы, изысканные майонезы и странные восточные кушанья, вызывающие, по его собственным словам, «головокружение желудка»».

Андреев К.К., Три жизни Жюля Верна, М., «Молодая гвардия», 1960 г., с. 46-48.

 

Александр Дюма предпочитал писать романы на бумаге голубого цвета, стихи - на жёлтой бумаге, а статьи для журналов - на розовой. При этом романы и статьи он писал сидя за столом, а пьесы -  лёжа на диване… Кроме этого, писатель стремился лично побывать в местах, где происходило действие его романов или пьес.

 

В 2002 году прах Александра Дюма был перенесён в Пантеон великих людей в Париже.

Новости
Случайная цитата
  • Коллажи из вырезок в детстве Энди Уорхола
    Детство Энди Уорхола пришлось на «… период Великой американской депрессии - самое тяжёлое время в новейшей американской истории. Всеобщая нищета и безработица, подавленный страх и тоска - вот та обстановка, в которой рос юный Вархола. Он был тщедушным и болезненным, некрасивым, очень эмоциональным, впечатлительным и нервным. Мать старалась не отпускать его от себя, и половину своего детства Андрей провел либо рядом с матерью, либо в постели - от перевозбуждения у него случались припадки. Школа...