Ламберт Иоганн Генрих

1728 год
-
1777 год

Немецкий астроном, математик, физик и философ.

В 1764 году Николя Ламберт издал философское сочинение: Новый органон или Мысли об исследовании и обозначении истинного и его различении от заблуждения и видимости / Neues Organon oder Gedanken uber die Erforschung und Berechnung des Wahren, где впервые ввёл понятие «феноменология»; изложил основы учения о «видимости» - то есть о таких представлениях, которые, помимо свойств самих предметов, определяются и состояниями познающего субъекта.

«Хорошо знакомое сегодня многим понятие феноменологии, обозначающее ныне специфическое философское направление, имеет немалую историю и возникло задолго до XX века. Сегодняшний уровень знакомства с первоисточниками позволяет говорить о двух мыслителях, введших в оборот данный философский термин, - теософе, алхимике и пиетисте Фридрихе Кристофе Ётингере (1702-1782) и философе, логике и математике Иоганне Генрихе Ламберте (1728-1777). Ещё в 1736 году в дневнике, написанном в Халле, Ётингер дважды употребил понятие феноменологии. В печатной же форме это понятие впервые встречается у него в 2-томной работе 1762 г. «Философия древних...». Однако если учесть, что Ётингер даже в XVIII веке был мало известен, а слава Ламберта была в то время европейской, то можно предположить, что на дальнейшую судьбу термина главное влияние оказал именно Ламберт. Впервые он использовал понятие феноменологии в датируемом всё тем же 1762 г. наброске, представленном на конкурс Берлинской академии наук по проблеме очевидности в метафизике: ««Феноменология, или Трансцендентальная оптика» есть учение о видимости». Однако этот набросок Ламберта впервые был опубликован лишь в 1918 году. Тем не менее основные идеи, изложенные в нём, содержатся и в главных произведениях Ламберта - «Новом Органоне, или Мыслях об исследовании и обозначении истинного и его различении от заблуждения и видимости» (1764) и «Архитектонике, или Теории самого простого и первого в философском и математическом познании» (1771). Оба произведения были очень известны во второй половине XVIII в. и оказали немалое влияние на философов того времени - например на Иммануила Канта или Иоганна Николауса Тетенса. Ныне же Ламберт, равно как и его работы оказались незаслуженно забытыми, что и приводит, в частности, к распространению представлений о том, будто феноменологию как дисциплину создал Эдмунд Гуссерль или же Георг Вильгельм Фридрих Гегель.

Основной работой Ламберта по феноменологии является его «Новый Органон», состоящий из четырёх частей: «Дианологии, или Учения о законах мышления», «Алетологии, или Учения об истине», «Семиотики, или Учения об обозначении мыслей и вещей» и «Феноменологии, или Учения о видимости». В свою очередь, феноменология распадается у Ламберта на шесть разделов: «О видах видимости», «О чувственной видимости», «О психологической видимости», «О моральной видимости», «О вероятности» и «Об обозначении видимости». Таким образом, главный предмет рассмотрения феноменологии - это видимость в её различных проявлениях, а также пути её преодоления. Среди разновидностей видимости Ламберт различает органическую (патологическую), физическую, идеалистическую, психологическую и моральную видимость. В этом списке отсутствует центральный для Канта вариант видимости - трансцендентальная видимость. Её введение, а также приписывание подобной видимости рассудку и разуму - высшим познавательным способностям, которые Ламберт считал свободными от видимости, - привели Канта к некоторым центральным тезисам его критической философии».

Круглое А.Н., О понятии феноменологии, в Сб.: Историко-философский ежегодник-2006, М., Институт философии РАН; «Наука», 1986 г., с.101-102.

 

Философские взгляды Иоганна Ламберта сложились под воздействием идей Джона Локка, Николя Мальбранша и Христиана Вольфа

Новости
Случайная цитата
  • Неформализованные знания и крестьянские приметы по наблюдениям К.С. Петрова-Водкина
    «С детства меня удивляла способность мужиков ощущать до любых делений участки суточного времени и соразмерение их с пространством и собственным движением. Это ощущение менялось с временами года и оставалось безошибочным. - Вставай, - будит меня Родион Антоныч, - самый раз: как выберемся на Любкин изволок, и солнце покажется. И я знал, что с изволока, на востоке, за Волгой в расщелину степей и неба покажется краешек солнца. Или, проснувшись ночью, скажет дед: - Опоздал наш дурень. Ему бы в са...