Рерих Юрий Николаевич

1902 год
-
1960 год

Россия (СССР)

Русский востоковед, лингвист (знал более 30 языков), культуролог, специалист по языку и культуре Тибета. Старший сын Н. К. Рериха и Е.И. Рерих.

В 1923 по 1957 год жил и работал в Индии. Многократно участвовал в научных экспедициях по Азии.

«Он много рассказывал нам о своей жизни на Востоке, полной всяческих приключений и случаев. Так, правитель гималайского княжества Сикким встретил его довольно настороженно. Из разговоров с ним можно было заключить, что стоило подумать - оставаться в Сиккиме или уезжать. Чтобы рассеять сомнения, решили, видимо, его испытать: чогьял (так в Сиккиме называли князя) сказал Ю.Н. Рериху, что во дворе дворца идут приготовления к стрельбе из лука, не хочет ли он присутствовать при этом? Когда спустились во двор, чогьял представил его своей жене и сказал, что она - непревзойдённый стрелок, стреляет очень метко, и не доверится ли он её мастерству? Рерих согласился. На голову ему положили яблоко. Женщина прицелилась, и через мгновение стрела пронзила яблоко, сбив его с головы Юрия Николаевича. После этого испытания ему разрешили заниматься исследованием страны. Такой ценой пришлось добыть доброе к себе отношение и полное доверие!»

Елизаренкова Т., «Жаль, что это продолжалось только три года», в Сб.: Воспоминания о Ю.Н. Рерихе, Новосибирск, «Сибирское Рериховское общество», 2002 г., с. 38.

 

В 1957 году Ю.Н. Рерих вернулся в СССР. Юрий Николаевич выполнял миссию отца.  Отец хотел, чтобы сын вместе с картинами вернулся на Родину и чтобы его искусство знали в СССР... Сам Юрий Николаевич Рерих надеялся возродить отечественную буддологию…

«В Москве, как мы уже говорили, Ю.Н. Рерих занялся восстановлением «Библиотеки Буддики». В это время востоковедом Топоровым был сделан перевод с пали знаменитого трактата «Дхам-мапада». Это один из текстов, который входит в состав буддийского канона, - буддийские максимы - выдающееся литературно-философское произведение. Переводу была предпослана большая вводная статья. Ю.Н. Рерих был редактором этой книги и стремился, чтобы книга вышла как продолжение «Библиотеки Буддики». Ему удалось это сделать в те времена, потому что он был Рерих и потому что к нему хорошо относился Хрущёв. На титуле красовалось: «Bibliotheka Buddhika». И вдруг тираж арестован из-за вводной статьи. Если читать это введение сегодня, то обнаружить там нечто «крамольное» не удастся, но тогда было иное время, а потому даже изложение основных положений учения буддизма, объективная научная статья, могла вызвать неожиданную реакцию. Ю.Н. Рерих тотчас же развивает бурную деятельность. Он каким-то образом заполучил шесть экземпляров книги со склада, один из них был вручён Сарвапалли Радхакришнану (Посол Республики Индия, в дальнейшем Вице-президент и Президент страны), другие - ещё кому-то, и через неделю Бободжану Гафуровичу Гафурову, директору Института востоковедения АН СССР, по дипломатическим каналам из-за границы пришли поздравления по случаю выхода в свет «Дхаммапады». Вскоре Малаласекера устроил приём в своём посольстве в честь возобновления «Библиотеки Буддики» с приглашением прессы Москвы и других стран. В посольство Цейлона был приглашён Б.Г. Гафуров. А спустя некоторое время у Гафурова лежали на столе газеты из разных стран мира с фотографиями этого приёма и соответствующими поздравлениями по поводу публикации книги. Книга всё-таки вышла в мир. Но Ростислав Александрович Ульяновский (он был тогда заместителем директора Института) вызвал к себе Ю.Н. Рериха и задал ему такой вопрос: «Зачем Вы сюда приехали?» ...Ю.Н. Рерих скоропостижно скончался через несколько дней. Умер он от разрыва сердца. Рерих был потрясён, он считал свой приезд миссией, служением по заданию отца. Он считал, что служит русской науке, способствует её подъёму...»

Елизаренкова Т., «Жаль, что это продолжалось только три года», в Сб.: Воспоминания о Ю.Н. Рерихе, Новосибирск, «Сибирское Рериховское общество», 2002 г., с. 38-39.

 

«Юрий Николаевич был исключительно великодушным человеком. Он никого не осуждал, а внимательно оценивал. Так, когда Гаральд Феликсович яро стал нападать на личность Наполеона, учёный остановил его, говоря, что Кутузов хорошо отзывался о Бонапарте и какому-то офицеру выразил упрёк: «Кто вам дал право его осуждать?» Отец добавил, что когда он был в Париже, в Пантеоне Наполеона, он чувствовал, что все французы его очень уважают. В другой раз моя сестра Гунта пожаловалась на экскурсовода, который рассказывал нелепые вещи о картинах Николая Константиновича, на что Юрий Николаевич лишь улыбнулся и в ответ упомянул анекдот из царских времён, когда на выставке какой-то генерал совсем не понял и уничтожающе отозвался о какой-то картине Николая Константиновича, но когда узнал, что Рерих является директором школы Императорского общества поощрения художеств, извинился и полностью изменил своё мнение…»

Рудзите И.Р., Пример жизни Юрия Николаевича Рериха как Агни Йога, в Сб.: Воспоминания о Ю.Н. Рерихе, Новосибирск, «Сибирское Рериховское общество», 2002 г., с. 20.

Новости
Случайная цитата
  • Микроскопический метод по Антони ван Лёвенгуку
    В течение двадцати лет Антони ван Лёвенгук ходил «…к оптикам и обучался у них искусству обтачивать и шлифовать стекла. Он посещал алхимиков и аптекарей, совал свой нос в лаборатории, где они выплавляли металлы из руд, и понемногу научился обращаться с золотом и серебром. Это был чрезвычайно упорный и настойчивый человек; он не довольствовался тем, что его линзы были так же хороши, как у лучших мастеров Голландии, - им следовало быть лучше самых лучших! И, добившись этого, он всё ещё сидел и вози...