Кутузов Михаил Илларионович

1745 год
-
1813 год

Россия (СССР)

Русский дворянин, полководец, генерал-фельдмаршал, дипломат, первый в истории  полный Георгиевский кавалер.

В 1759 году окончил с отличием Дворянскую артиллерийскую школу в Санкт-Петербурге.

Участвовал в русско-турецких войнах под руководством П.А. Румянцева и А.В. Суворова.

В 1805 году Император Александр I и австрийский Император Франц II не послушали советов
М.И. Кутузова и дали Наполеону сражение при Аустерлице, закончившееся разгромом русско-австрийской армии…

В 1812 году, после нашествия НаполеонаМ.И. Кутузов был назначен главнокомандующим российской армией, вместо М.Б. Барклая-де-Толли, что вызвало патриотический подъём в армии и народе.

«Кутузов понимал, что военный гений Наполеона превзойти нельзя - это все равно что юниору садится играть с чемпионом мира по шахматам. А тогда самым великим военным гроссмейстером мира был Наполеон. Обыграть его без огромной форы нечего было и думать. Напротив, он сам часто фору давал - и всё равно обыгрывал. Собственно, об этом не только Кутузов и Барклай де Толли знали. Вся Европа знала. Убедилась на горьком опыте. «Побить Наполеона не надеюсь, обхитрить бы, дай Бог», - сказал, отправляясь на войну, одноглазый старичок-паучок своему внуку».

Никонов А. П., Судьба цивилизатора. Теория и практика гибели империй, М., «ЭНАС»; СПб, «Питер», 2008 г., с.143.

Вскоре М.И. Кутузов дал Наполеону генеральное сражение под Бородино, после чего русские войска понесли значительные потери, отступили и сдали Москву без боя. М.И. Кутузов оставил в Москве 20 000 раненых и вывез пожарное оборудование.

 

«Изучив результаты Бородинского сражения, Кутузов пришёл к выводу, что сила французской армии всё ещё значительно превышает силу русской армии. Поэтому он определился с решением: Москву оставляем и продолжаем изматывать противника активной обороной».

Гришин И.А., Емельянов М.Г., Боевое искусство стратегии. Русский стиль. 9 изящных решений, М., «Готовая книга», 2009 г., с. 22.

 

«Кутузов исходил в своих решениях из реальных условий, из сложившейся к сентябрю 1812 года обстановки.
Ещё на знаменитом и столько раз описанном заседании военного совета в Филях, в исторической избе, которую ныне можно увидеть на проспекте, носящем имя прославленного полководца, Кутузов принял на себя всю ответственность за оставление Москвы. Главное он видел в том, чтобы сохранить армию: «Доколе будет существовать армия... до тех пор сохраним надежду благополучно завершить войну». На совете в Филях Кутузов думал не только о завтрашнем дне, но и о послезавтрашнем...
Его величие как полководца, как государственного деятеля в наибольшей мере сказалось в эти критические вечерние часы 13 сентября, когда, не спросив согласия государя, предвидя обвинения и нападки и царя, и великих князей, и сановных генералов царской свиты, и доморощенных стратегов из петербургских гостиных, и московских господ, покидающих свои особняки, и Ростопчина, ищущего, на кого переложить вину, и многих, многих других, он решился произнести эти два полновесных слова: «Приказываю отступать». […]
Падение Москвы громовым эхом прокатилось по всей России, по всему миру. Оно было воспринято первоначально как крупнейшая, едва ли не решающая победа наполеоновской армии, как ещё одно доказательство неотразимости военного гения великого полководца».

Манфред А.З., Наполеон Бонапарт, Сухуми, «Алашара», 1989 г., с. 600-601.

 

 

 

Но в итоге войны, М.И. Кутузов заставил войска Наполеона отступать по разорённой ими же Смоленской дороге.

«… почему мы говорим, что вообще в ту эпоху Наполеон проиграл, а Кутузов победил?
Дело в том, что, не проиграв вчистую ни одной битвы, Наполеон проиграл свою главную войну.
Можно сколько угодно спекулировать на эту тему, но Наполеон потерял не только величайшую (вплоть до Гитлера) всеевропейскую армию, но и дело всей своей жизни, и не по своей глупости, а из-за ума Кутузова.
Ум Кутузова проявился в простом признании очевидного факта: Наполеон - величайший полководец-тактик того времени, и, сразившись с ним, в лучшем случае можно устоять, но победить его, маневрируя на поле боя, атакуя, нельзя. Он делает это лучше!
И сражение с ним, кончившееся вничью, вовсе не гарантия того, что следующее не кончится катастрофой. Отходить, отбиваясь, Кутузов умел, как оказалось, мог и устоять под ударом Наполеона в генеральном сражении. Говорят, что Кутузов считал рискованным в ходе решающей войны учиться побеждать Наполеона на поле боя. Да нет же, дело не в риске. Кутузов совершенно определённо был уверен, что будет неминуемо разбит, если попытается разбить армию Наполеона. […]
Французские генералы с обидой вспоминали, что они раньше Кутузова успели бы к Малоярославцу, если бы тот не посадил своих солдат на подводы
.
Это было не по правилам, но у Кутузова в решающий момент войны оказалось под рукой несколько тысяч телег с упряжными лошадьми, видимо, по чистой случайности. И Великой Армии пришлось идти не по благодатной Украине, а по выжженной Смоленской дороге».

Паршев А.П., Почему Россия не Америка. Книга для тех, кто остается здесь, М., «Крымский мост-9Д»; «Форум», 2002 г., с. 251-254.

 

М.И. Кутузов был против идеи Императора Александра I преследовать Наполеона в Европе…

По легенде, «… Незадолго до смерти к нему приехал Александр I и просил у умирающего прощения за то, что с первого дня своего царствования травил его. «... Я Ваше величество прощаю, но простит ли Россия?» - ответил фельдмаршал».

Степанян В.Н., Жизнь и смерть знаменитых людей, М., «Аст»; «Зебра», 2007 г., с. 415.


М.И. Кутузов похоронен в Казанском соборе в Санкт-Петербурге.

 

«Бывают полководцы с относительно ровной и неизменной умственной работоспособностью; их ум производит впечатление работающего всегда на полной нагрузке. Таковы, например, Пётр Первый или Наполеон, но эта ровность, конечно, - лишь относительная. И у них обострение опасности вызывает повышение умственной деятельности. «Наполеон по мере возрастания опасностей становился все энергичнее», - замечает Тарле.
Другие полководцы характеризуются чертой, которую можно назвать своеобразной экономией психических сил. Они умеют в острые моменты осуществлять максимальную мобилизацию всех своих возможностей, в обычное же время кажутся равнодушными, вялыми и малоактивными. Правда, в это время у них может развёртываться большая подготовительная работа, но она имеет глубоко скрытый, подпочвенный характер.
Таков был М.И. Кутузов, в спокойные минуты производивший впечатление ленивого и беззаботного.
Состоявший при нём дежурный генерал Маевский писал: «Надо было ещё поймать минуту, чтобы заставить его выслушать себя и кое-что подписать. Так он был тяжёл для слушания дел и подписи своего имени в обыкновенных случаях».
Приводя эту цитату, Тарле прибавляет: «Но в том-то и дело, что в необыкновенных случаях Кутузов бывал всегда на своём месте. Суворов нашёл его на своем месте в ночь штурма Измаила; русский народ нашел его на своем месте, когда наступил необыкновенный случай 1812 года».

Теплов Б.М., Избранные труды в 2-х томах, Том I, М., «Педагогика», 1985 г., с. 237-238.

Новости
Случайная цитата
  • Таблица биокибернетики по Г.И. Гуревичу
    Середина материала » Таблица биокибернетики по Г.И. Гуревичу в сокращённом виде: Уровень в природеОрганы управленияКритерий отбора  Люди Кора головного мозга Полезно – вредно Звери МозгПриятно - больноНасекомые Нервные узлы Жизнь - смертьИнфузории и т.п. Жидкости Жизнь - смертьДеревьяСокКлетки Ядро клетки, ДНКЖизнь - смертьКристаллы ЙоныРост - распад  Гуревич Г.И., Лоция будущих открытий: Книга обо всём, М., «Наука», 1989 г., с. 203. Постановка проблемы «В чём смысл жизни?» с помощью понятия  «п...