Флобер Густав

1821 год
-
1880 год

Франция

«Если женщина любит хама, то он непременно 
непризнанный гений, избранная душа и т.п., 
так что из-за этой своей природной склонности
к косоглазию они не видят ни истинного,
когда его встречают,  ни прекрасного там, где оно есть. 
Общая их болезнь - требовать от яблони апельсинов»

Гюстав Флобер

 

 

Французский писатель, один из создателей «конструкции» современного психологического романа, характеризующегося отсутствием положительного героя, явной авторской позиции, прямых обращений к читателю (как это случалось у Оноре Бальзака); сведением к минимуму внешних описаний при подробнейшем рассказе о чувствах и мыслях героев...  Позже аналогичными приёмами воспользуется А.П. Чехов и многие другие.


В 1856 году был опубликован в литературном журнале «Ревю де Пари» один из самых знаменитых романов писателя: Госпожа Бовари / Madame Bovary. Одна из сюжетных линий произведения изображает, как героиня - Эмма Бовари явно перечитала плохих бульварных (сейчас сказали бы – «гламурных»)  романов и стала мыслить их готовыми формулами… В романе всё это закончилось крахом героини.

 

В 1863 году, в своём письме к знакомой писатель написал:

«Действительность всегда оказывается искажённой, когда пытаются вывести из неё умозаключения, которые под стать лишь господу богу. И потом, разве истину можно открыть с помощью вымысла? История, история и естественная история! Вот две музы нынешнего века. Они введут нас в новые миры. Не будем возвращаться к средним векам. Будем наблюдать - вся суть в этом. А после многовековых наблюдении кому-нибудь, возможно, и удастся осуществить синтез. Неистовое стремление к выводам - одна из самых печальных и самых бесплодных маний,  свойственных человечеству. Каждая религия и каждая философия утверждала, будто бог принадлежит именно ей, будто она измерила бесконечность и нашла рецепт счастья. Какая заносчивость и какое ничтожество! Я же, напротив того, вижу, что величайшие гении и величайшие творения никогда не делали выводов. Гомер, Шекспир, Гёте, все эти старшие сыны божии (как говорит Мишле) только изображали, остерегаясь делать что-либо ещё. Мы хотим взобраться на небо, ну что ж! Только сперва давайте обогатим свой ум и свое сердце! Все мы, с нашим устремлением в небеса, по уши увязли в земной грязи. Средневековое варварство по-прежнему держит нас в своих тисках сотнями предрассудков и обычаев. Высшее общество Парижа всё еще продолжает глазеть на фокусы - теперь это называется столоверчением. Говорите после итого о прогрессе!».

Гюстав Флобер, О литературе, искусстве, писательском труде: письма, статьи. В 2-х томах. Том 2, М., «Художественная литература», 1984 г., с. 26.

 

«Флобер был славный, честный человек, и это - основное качество его натуры. Присущий ему дар комизма также требует особого изучения. Человеческая глупость влекла его любопытство с какой-то странной, привораживающей силой. Когда он обнаруживал документ, свидетельствующий о какой-нибудь из ряда вон выходящей глупости, это вызывало в нем взрыв веселья и он мог говорить о своей находке целыми неделями. Помню, он достал как-то сборник стихотворений, сочиненных врачами. Он заставлял нас выслушивать целые отрывки, декламируя их громовым голосом, и удивлялся, что они не вызывают в нас гомерического хохота. Однажды он с грустью сказал: «Странно, что я один смеюсь над тем, над чем уже никто не смеётся». В Круассе у него хранились в папках любопытные коллекция документов - акты, составленные полевыми стражниками, протоколы курьёзных процессов, по-детски смешные и глупые картинки, - словом, документы человеческого скудоумия, какие только ему удалось собрать. Следует заметить, что интерес Флобера к человеческой глупости проявлялся на протяжении всего его творчества, что писатель никогда не переставал изучать этот предмет - даже в великолепных видениях святого Антония он отдал дань этому увлечению».

Эмиль Золя, Гюстав Флобер. Писатель / Собрание сочинений в 26-ти томах, 25 Том, М., «Художественная литература», 1966 г., с. 497.

 

В 1872 году писатель более детально обратился к «штампам мышления» в Лексиконе прописных истин / Dictionnaire des Idées Reçues, которые были впервые опубликованны после смерти Г. Флобера в 1910 году.


Густав Флобер писал мучительно, добиваясь точного выражения своих мыслей: иногда результатом рабочего дня становилась единственная фраза… О своём предшественнике, плодовитом Оноре Бальзаке, он отзывался:  «Каким он мог бы быть писателем, если бы умел писать!»

 

Поиск совершенства литературной формы Гюставом Флобером – наблюдения Эмиля Золя.

Новости
Случайная цитата
  • Привлечение внимания матери в детстве – случай Ингмара Бергмана
    «Появляется на свет моя сестра, мне четыре года, и положение радикально меняется: главную роль вдруг начинает играть эта жирная уродина. Меня изгоняют из материнской постели, отец сияет от радости, склоняясь над орущим свёртком. Демон ревности рвёт когтями моё сердце, я неистовствую, рыдаю, делаю кучи на пол и вымазываюсь с ног до головы. Я и мой старший брат, с которым мы обычно смертельно враждовали, заключаем мир и придумываем разные способы, как извести эту отвратительную тварь. Брат почему...