Даль Владимир Иванович

1801 год
-
1872 год

Россия (СССР)

«Язык есть вековой труд целого поколения...»

В.И. Даль

 

Русский морской офицер и врач (по образованию), чиновник, лексикограф.

Владимир Даль - датчанин по отцу и полунемец-полуфранцуз по матери, говорил: «Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит.Я думаю по-русски».

Получил домашнее образование. Начинал в литературе как поэт и прозаик.

В 1819 году, по окончании Морского кадетского корпуса, по собственному признанию, «бессознательно» начал записывать неизвестные ему слова… Он записывал новые слова и  в военных походах.

«Солдаты полюбили лекаря. Узнав его страсть записывать слова и пословицы, то сказочника ему приводили, то песенника. Были среди них и сибиряки, и костромичи, и волжане, и новгородцы - жители всей земли Русской. Даль научился отличать по говору выходцев из разных губерний. Собранные записи незнакомых, впервые им услышанных слов разговорного языка занимали уже большой тюк, который приходилось возить на верблюде. Необычен был отход наших войск из Сливно. Сливяне сдержали слово: собрали пожитки, усадили детей на огромные арбы и, получив разрешение, выступили следом за русской армией, поселившись потом в небольшом бессарабском селе. Не удивительно, что в сумятице этого перехода верблюд, везший бесценный груз - тетради лексикографа, пропал. Весть о пропаже разнеслась по всему полку: врача ведь знают все - кто на перевязке у него был, кто раненый или в лихорадке лежал. Солдаты - народ отзывчивый, охотников отыскать бумаги нашлось немало. Через одиннадцать дней казаки отбили у турок верблюда. Лица у них были такие сияющие, когда они подошли к палатке Даля, что Владимир Иванович понял: для них это тоже радость…»

Бессараб М.Я., Владимир Даль, М., «Современник», 1972 г., с. 57-58.

 

 

«Владимир Даль принёс Пушкину свою первую книгу - опальные «Русские сказки», которую власти запретили публиковать, усмотрев в ней прямое указание на то, что «народ стоном стонет от царских супостатов». А когда Даль в разговоре упомянул, что у него скопилось уже тысяч двадцать слов, Александр Сергеевич долго не раздумывал: «Так сделайте словарь! Нам позарез нужен словарь живого разговорного языка!» И пошло-поехало.

Где бы с тех пор Даль ни работал, он везде собирал и записывал слова. Будучи чиновником особых поручений при военном губернаторе Оренбургского края, он ездил по степям за «местными» словами, а занимая пост секретаря и чиновника особых поручений при министре внутренних дел в Петербурге, так поставил дело, что теперь ему со всех концов империи присылали толстые пакеты с записями слов и их толкований. Подчинённые, разбирая и переписывая слова, говорили тогда, что «самый воздух в канцелярии был насыщен русской филологией».

Даль в своё время считался одним из лучших хирургов-окулистов Санкт-Петербурга, умел молниеносно оперировать, что было жизненно важно, так как о наркозе ещё и слыхом не слыхивали и во время операции просто держали больного покрепче. Завистники говорили: «Ещё бы ему медленно оперировать, когда у него обе руки правые». Даль и в самом деле шустро орудовал скальпелем, держа его то в правой, то в левой руке. Кроме того, он умел строить мосты, о чем даже написал книгу с приложением чертежей и за что получил орден святого Владимира и перстень с бриллиантом. К тому же отлично резал по дереву, мастерил мебель, вполне профессионально переплетал книги, изготавливал тончайшие украшения из стекла, писал учебники по зоологии и ботанике и увлекался статистикой, археологией и историей. Профессор Пирогов, видя такие умения, не раз говаривал: «За что бы ни брался Даль, всё ему удавалось». И на все находилось время. Его труд по составлению словаря не мог не остаться незамеченным, и в русской Академии наук состоялось заседание, на котором один из академиков предложил всем бросить жребий и кому-то покинуть насиженное местечко, освободив его для Даля, так как вакантных мест не предвиделось. «Русская академия без Даля немыслима». Однако желающих испытать судьбу не оказалось, да и все как-то быстро сошлись во мнении: Даль вообще не петербуржец, что противоречит уставу. Так что предложили ему стать лишь почётным членом академии. К тому же некоторые учёные посчитали словарь написанным «не по правилам» и нашли там кучу ошибок. Кстати, автора такое заявление нисколько не опечалило, он подтвердил, что в словаре «пропасть неисправностей», и пожелал, чтобы охотники искали их и правили. «Живое слово дороже мёртвой буквы».

Составил неутомимый Даль и сборник пословиц русского народа (более тридцати тысяч), вокруг которого тоже началась возня. Власти не горели желанием выпускать в свет народные перлы вроде: «Тот-то закон, что судья знаком», «Сегодня в чести, завтра - свиней пасти», «Про харчи нынче молчи» и прочие. Как только Николай I запретил сборник, Даль тут же всем всё объяснил: «Худая харя зеркала не любит». Сборник вышел уже после смерти императора. Вдогонку Даль представил ещё один сборник - русских «заветных» пословиц, где собрал народные высказывания с эротическим налётом разной степени хлёсткости. Конечно, и этот сборник оказался под запретом. «Русское слово у нас в таком загоне, что ему нельзя было показаться в люди без особого предлога или повода».

Садовская И., Толкователь снов, журнал  «Story», декабрь 2009 - январь 2010 г., с. 179.

 

Выйдя в отставку, в 1862 году В.И. Даль издаёт: «Пословицы русского народа», а  в 1861-1866 годах - главный труд своей жизни: «Толковый словарь живого великорусского языка», включающий толкование более 200 000 русских слов.  Из них более 80 000 слов, в основном диалектных, были впервые записаны автором в различных районах России или присланы его корреспондентами.

Наряду с реальными В.И. Даль включал в свой словарь и выдуманные им самим слова, часто предназначенные для замены иностранных заимствований: кокетка - хорошуха; горизонт - овидь; канделябр - свечник; эгоизм - самотность; автомат - живуля и т.п. А слова иностранного происхождения он именовал - чужеслова и т.п. Интересно, что вместо слова «оригинальный» русский лексикограф предлагал использовать подлинный...

«В Словаре Даля действительно имеется немало слов (около 14 000), которые являются его новообразованиями».

Вендина Т.И.,  В.И. Даль взгляд из настоящего, журнал «Вопросы языкознания», 2001 г.,  N 3, с. 17.

 

За неделю до смерти, прикованный болезнью к постели, В. И. Даль поручает  дочери внести в рукопись словаря, второе издание которого он готовил, два (по другим сведениям - четыре) новых слова, услышанных им от сиделки…

 

«Любопытно, как толкуется «приём» в словаре Даля: «ухватка, способ, сноровка». В качестве иллюстративных примеров Даль приводит такие высказывания: «Всякое мастерство требует знания приёмов», «Приём мастера кажет». Совершенно очевидно, что проблема приёма теснейшим образом связана с проблемой одаренности, что художественный талант есть не что иное, как способность человека осуществлять творческие приёмы».

Новиков В., Комментарий к Сборнику: Тынянов Ю.Н., Литературная эволюция: избранные труды, М., «Аграф», 2002 г., с. 482.

 

«Замечательный Владимир Иванович Даль, спасибо, просветил нас, что издавна «руский умъ - задний умъ, запоздалый, а руский Богъ - авось, небось, да какъ нибудь». То, что до сих пор многие из нас живут с тем же умом в голове и Богом в душе, наша личная проблема. Но когда с такими же убеждениями позволяют себе садиться за руль управления государственной машиной - это уже превращается в проблему для десятков и сотен миллионов «ни в чём не повинных граждан».

Петраков Н.Я., Экономическая «Санта-Барбара». Дневник экономиста-рыночника, М., «Экономика», 1998 г., с. 119.

 

 

В.И. Даль много лет дружил с Н.И. Пироговым.

Новости
Случайная цитата
  • Биография великих личностей – это всегда борьба, но это обычно замалчивается – мнение А.Л. Чижевского
    К.Э. Циолковский «Свой талант учёного он ценил недорого, но был твёрдо убежден, что делает большое, хотя и не понятное современникам дело. Слова «ученый» для него не существовало, он был просто человеком!- Какой я учёный, - говорил он. - Я просто неудачник. Редко кому в жизни не везет так, как мне, но я - человек!И в этом Константин Эдуардович был глубоко уверен. Когда я говорил о значении его работ, он отделывался такой репликой:- Да что вы, Александр Леонидович, какое там значение... Меня могл...