Фонвизин Денис Иванович

1745 год
-
1792 год

Россия (СССР)

«Наука и ум подчиняются моде столько же, сколько серёжки и пуговки»

Д.И. Фонвизин.

 


Русский писатель - основоположник русской бытовой комедии («Бригадир» и «Недоросль»); переводчик. Происходил из обрусевших ливонских дворян и его фамилии при жизни писалась так: Фон-Визин.

В 1777-1778 годах Д.И. Фонвизин путешествовал по Германии, Франции, где познакомится Жаном Д’Аламбером, Бенджамином Франклином и был свидетелем триумфа, устроенного по случаю приезда в Париж Вольтера.

Д.И. Фонвизин, находясь в Милане, пишет в письме о своих впечатлениях: «Ни в деревнях сельского устройства, ни в городах никакой полиции нет: всяк делает, что хочет, не боясь правления. Удивительно, как всё ещё по сию пору держится и как сами люди друг друга ещё не истребили. Ели б у нас было такое попущение, какое здесь, я уверен, что беспорядок был бы ещё ужаснее. Я думаю, что итальянцы привыкли к неустройству так сильно, что оно жестоких следствий уже не производит и что самовольство само собою от времени угомонилось и силу свою потеряло»…

 

Позже Д.И. Фонвизин написал: «Рассуждение о истребившейся в России совсем всякой форме государственного правления и оттого о зыблемом состоянии как империи, так и самих государей».

«В нём просветитель, драматург, публицист именует своё время как благопоспешное недостойным людям, головы которых заняты одним примышлением средств к обогащению.  Алчное корыстолюбие кругом: кто может - грабит; кто не может - крадёт; правосудие претворилось в торжище и можно бояться потерять без вины своё и надеяться без права взять чужоё. Предметами откупа стала не только торговля вином, солью или взимание податей, а - правосудие, раздача наград, служебных мест и пр. В «Рассуждении...» русский писатель развернул картину тогдашней России, «государства, объемлющего пространство, какового ни одно на всем известном земном шаре не объемлет и которого по мере его обширности нет в свете малолюднее; государство, раздробленное с лишком на тридцать больших областей и состоящее, можно сказать, из двух только городов, из коих в одном живут люди большею частию по нужде, в другом большею частию по прихоти; государство, многочисленным и храбрым своим воинством страшное и которого положение таково, что потерянием одной баталии может иногда бытие его вовсе истребиться; государство, которое силою и славою своею обращает на себя внимание целого света и которое мужик, одним человеческим видом от скота отличающийся и никем не предводимый, может привести, так сказать, в несколько часов на самый край конечного разрушения и гибели; государство, дающее чужим землям царей и которого собственный престол зависит от отворения кабаков для зверской толпы буян, охраняющих безопасность царские особы; государство, движимое вседневными и часто друг другу противоречащими указами, но не имеющее никакого твердого законоположения; государство, где люди составляют собственность людей, где человек одного состояния имеет право быть вместе истцом и судьею над человеком другого состояния, где каждый, следственно, может быть завсегда или тиран, или жертва; государство не монархическое, ибо нет в нем фундаментальных законов; не аристократия, ибо верховное в нём правление есть бездушная машина, движимая произволом государя; на демократию же и походить не может земля, где народ, пресмыкаяся во мраке глубочайшего невежества, носит безгласно бремя жестокого рабства»

Картина воистину беспросветная и безрадостная.

Когда «Рассуждение…» стало известно Екатерине II, Фонвизин был немедленно отставлен от службы, на его литературную деятельность был наложен фактический запрет; до конца его жизни произведения писателя не публиковались.

«Худо мне жить приходится, уж и господин Фонвизин хочет учить меня царствовать!» - с нескрываемым озлоблением высказалась императрица в кругу придворных».

Помпеев Ю.А., История и философия отечественного предпринимательства, СПб, «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств», 2003 г., с. 177-178.

 

«… Денис Иванович попробует создать словарь русских синонимов, и литературные специальности будут представлены в нём таким образом: «Писец, называется тот, кто сочиняет своё или чужое переписывает. Писатель - кто сочиняет прозою. Сочинитель - кто пишет стихами и прозою. Творец - кто написал знаменитое сочинение стихами или прозою». Поэт, пиит сюда даже не угодил. Как и писатель драматический, трагик или комик. Разделение неудачно и невнятно, и это как раз говорит о тогдашнем положении в словесности».

Рассадин С.Б., Умри, Денис, или неугодный собеседник императрицы, М., «Текст», 2008 г., с. 77.

 

«Куда менее «Недоросля» известна его повесть «Каллисфен» - произведение замечательное, писанное в 1786-м, за шесть лет до смерти. Произведение, можно сказать, итоговое. Речь там вот о чём. Аристотель посылает одного из своих учеников, философа Каллисфена, к другому ученику, к Александру Македонскому. Ибо тот, ещё не забывший уроков наставника и сознающий, как власть развращает его, молит о духовной помощи: «Я человек и окружён льстецами; страшусь, чтоб наконец яд лести не проник в душу мою и не отравил добрых моих склонностей». И сперва дело идёт на лад, Каллисфену дважды удается обуздать дурные наклонности Александра. Но... Словом, ясно. Льстецы берут своё, прямодушный философ попадает в опалу, затем и на плаху, которой, впрочем, не дождался. Испустил дух. Повезло...»

Рассадин С.Б., Русские, или из дворян в интеллектуалы, М., «Книжный сад», 1995 г., с. 39.
 


«Человек, бывает низок состоянием, а подл душою. В низком состоянии можно иметь благороднейшую душу, равно как и весьма большой барин может быть весьма подлый человек. Слово низкость принадлежит к состоянию, а подлость к поведению; ибо нет состояния подлого, кроме бездельников. В низкое состояние приходит человек иногда поневоле, а подлым всегда становится добровольно. Презрение знатного подлеца к добрым людям низкого состояния есть зрелище, унижающее человечество».

Фонвизин Д. И., Низкий, подлый / Опыт российского сословника, Собрание сочинений в 2-х томах, Том 1, с. 226-227.

 

 

 

Денис Иванович Фонвизин, утратив способность писать, стал инвалидом в самом буквальном смысле слова - заболел, лишился способности ходить и несколько лет спустя умер. «Разбитого параличом Фонвизина возили в колясочке, - рассказывает М. Зощенко в книге «Возвращённая молодость», - причём он не раз приказывал лакею остановить свою коляску на набережной, около Академии наук, и, когда студенты выходили из университета, Фонвизин махал рукой и кричал им: «Не пишите, молодые люди, не пишите. Вот что сделала со мной литература».

Чхартишвили Г., Писатель и самоубийство, М., «Новое литературное обозрение», 2001 г., с. 410-412.

 

 

Новости
Случайная цитата
  • Капитал: прибыль и преступления не по Карлу Марксу
    Вот высказывание, которое  часто, нарушая принципы добросовестного цитирования,  ошибочно приписывают классикам марксизма (они его цитировали): Томас Джозеф Даннинг - английский публицист XIX века: «Капитал избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличности достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 1...